1070

Докажите, что Covid. Дети умерших медиков на Дону остаются без компенсации

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. "АиФ на Дону" 19/01/2021
Такой запомнили Ирину Гончарову и родные, и коллеги, и пациенты.
Такой запомнили Ирину Гончарову и родные, и коллеги, и пациенты. Из личного архива

С самых высоких трибун говорят о том, как мы благодарны врачам, находящимся на передовой борьбы с коронавирусной инфекцией. Цветы, памятники, заявления. На деле же, чтобы доказать, что медик умер от ковида, заразившись на работе, родственникам нужно одолеть массу бюрократических препятствий и в итоге узнать – обещанная компенсация им не положена.

Предельная нагрузка

Ещё до начала пандемии в Ростовской области проблема кадров в здравоохранении стояла остро, но теперь это стало практически катастрофой. Кто-то из медиков уволился, кто-то и сам оказался на больничном с диагнозом COVID-19.

В конце октября 2020 года тогдашний и.о. министра здравоохранения Ростовской области Александр Крат рассказал, что с начала пандемии заразились 1397 медработников. Особенно тяжёлая ситуация в амбулаторно-поликлинической службе. По словам руководителя регионального здравоохранения, нехватка врачей скорой помощи составляет 350 человек, не достаёт также 500 средних медицинских работников. Врачи в сельских поселениях и районных городах ведут приём с раннего утра до позднего вечера, иногда через их кабинеты проходят 50–70 человек. Из уст вылечившихся звучат слова благодарности в адрес докторов.

А что с обещанными властью выплатам медикам, пострадавшим от короновируса? На деле оказывается, что деньги врачам получить очень сложно. А ещё труднее доказать, что врач умер от коронавируса и заразился им именно на работе! А без этого нечего и думать о получении компенсации.

В одиночку против болезни

Врач высшей категории туберкулёзной больницы г. Морозовска Ирина Гончарова осенью прошлого года приём вела в одиночку. Из положенных 5 врачей остались двое – один в стационаре и один на приёме. С началом второй волны коронавируса количество больных резко выросло, шли с пневмонией, с повышенной температурой и кашлем. Проходили осмотр у доктора Гончаровой и отправлялись на рентген. Обращались и больные из соседних районов, поскольку Морозовск обслуживает два крупных района – Морозовский и Белокалитвинский.

– Как человек очень ответственный и, тем более, врач мама везде носила маску. Кстати, на приёме врачи не из «красной зоны» работают в обычных одноразовых масках, защитные костюмы им не полагаются. С середины октября мама начала чувствовать недомогание, появились признаки простуды. Но она не могла бросить пациентов и доработала до конца недели, с понедельника ушла на больничный. Позже выяснилось, что у мамы тяжёлая форма COVID-19. Лечение результатов не принесло, и 7 ноября мамы не стало, – рассказывает дочь умершего медика Наталья Гончарова.

Бюрократические барьеры

Казалось бы, очевидно, что заразилась доктор на рабочем месте. Но комиссия, выяснявшая обстоятельства заражения врача коронавирусом со смертельным исходом, считает иначе.

Компенсация за смерть врача от коронавируса в случае выполнения всех пунктов – 2,7 млн руб. И для получения денег нужно доказать, что врач принимал заражённого коронавирусом больного в течении 14 дней до момента официального подтверждения ковида у медика. При этом известно, что немало тех, кто болеет бессимптомно или в лёгкой форме, но заразен для окружающих, и такие люди не попадают в официальную статистику. Сколько их пришло на приём к Гончаровой, которая принимала до 70 человек ежедневно?

Да и подводных камней, которые прописаны в официальных регламентах и про которые не рассказывают с экранов телевизоров, оказалось слишком много. Так, не все медучреждения входят в перечень тех, что работают с ковидными больными. Компенсацию за умершего родственника могут получить не все родственники: совершеннолетние дети и внуки в список не входят.

– Что же получается, моя мать, ветеран труда, всю жизнь помогавшая людям, не заслужила компенсации? И дело не в деньгах. А в самом отношении к медикам, – разводит руками Наталья Гончарова.

Кстати, даже дочь не может теперь узнать о том, как протекало обследование и лечение Ирины Владимировны: минздрав не даёт таких данных, ссылаясь на врачебную тайну.

Комментарий власти

Из ответа на обращение дочери умершего врача в министерство здравоохранения РО:

«По информации, предоставленной руководством ГБУ РО «Областной клинический центр физиопульмонологии», с целью расследования страхового случая была проведена служебная проверка. По результатам расследования был сделан вывод об отсутствии причинно-следственной связи факта заболевания И. В. Гончаровой на рабочем месте и непосредственного участия в оказание Вашей мамой медицинской помощи пациентам с новой коронавирусной инфекцией. Результаты проверки были направлены в филиал №6 Ростовского регионального отделения фонда социального страхования Российской Федерации».

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах