aif.ru counter
3338

Донские сёла пустеют

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. "Аргументы и Факты" на Дону 06/11/2013

Поросшие бурьяном дворы, косые заборы, дома с заколоченными окнами - хуторов и сёл с такими грустными пейзажами на Дону, увы, немало. По данным сельхозпереписи, в 2006 году в Ростовской области насчитывалось 36 тысяч брошенных усадеб.

- И с каждым годом их всё больше. В 407 населённых пунктах Ростовской области (18% от общего количества) живут меньше 50 человек. В основном это пенсионеры. Молодёжи там нет. Село деградирует, народ буквально бежит в города. Если не изменится политика областных властей, процесс вымирания деревни будет только набирать обороты, - убеждён президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств, кооперативов и других малых производителей (АККОР) Ростовской области Александр РОДИН.

Где мой хутор?

- Александр Максимович, почему пустеет донская глубинка?

- По сути этот механизм запустили не один десяток лет назад. Административным образованием России область стала в 1776 году, а не в 1937-м, как мы празднуем. В 1913 году по последней дореволюционной переписи сёл и хуторов в области было в два раза больше, чем сейчас. В 30-е годы начались коллективизация в сельском хозяйстве и индустриализация страны, забирающая из села лучших крестьян. Потом народ отправился на великие стройки коммунизма. До определённого момента отток населения компенсировался рождаемостью, ведь издавна на селе жили многодетные семьи. А в 70-е ситуация изменилась в корне: рождаемость стала меньше, чем убыль населения. Такая ситуация была по всей стране. В связи с этим в 82-м году приняли программу индустриализации сельского хозяйства: создавали крупные комплексы, но они не давали прироста поголовья скота, т.к. в малых хуторах поголовье сокращалось и сельское население всё уходило. Примерно то же самое происходит сейчас. Тогда, в 90-х годах, чтобы возродить российскую деревню, землю и основные средства передали людям, и это принесло хорошие плоды: планировалось за 5 лет создать 90 тысяч хозяйств, а за 3 года их появилось 270 тысяч, т. е. в три раза больше. Но потом аграрное лобби крупных хозяйств постепенно переломило ситуацию. И в 2000 году снова начался курс к поддержке крупных агрохолдингов, комплексов. К чему это привело, мы видим сегодня.

Статистика неумолима: если в период с 1989-го по 2002-й число селян сократилось на 30 тысяч человек, то к 2010-му ещё на 75 тысяч. А связано это прежде всего с тем, что все ресурсы сосредоточены на создании больших комплексов.

В развитых странах они тоже есть, но иначе устроены. Допустим, птицефабрика занимается инкубированием и переработкой. Т.е. цыплят отдают мелким фермерам, которые их выращивают и сдают обратно. Это и в санитарном плане безопаснее, и в то же время фермеры при деле. И не встаёт вопрос о стоимости кормов и т. д. Почему бы нам не делать то же самое? Ведь собственник получит доход не меньше, а средства поддержки будут использоваться более эффективно. У нас сейчас крупные комплексы просят большие льготные кредиты, получают субсидии. А фермеры этих денег не видят.

- Но ведь сегодня в развитие сёл государство вкладывает огромные суммы: проводят газ, строят дороги...

- Сегодня в основном развиваются сёла близ крупных городов - Ростова, Аксая, Таганрога, Азова, Волгодонска. А до умирающих хуторов эти деньги не доходят. Позиция федеральных властей звучала неоднократно и совершенно точно: необходимо сохранить все существующие в России населённые пункты. На деле же ситуация просто абсурдная: Президент говорит одно, а на местах творится совершенно другое. Взять хотя бы региональную программу социального развития села на 2014 - 2020 гг.: в ней про фермерство не сказано практически ни слова! Хотя опора страны в возрождении села - это именно фермерство. А те начинающие семейные хозяйства, которые сейчас создаются и вроде как поддерживаются, не решают проблемы, так как они не ориентированы на возрождение села. Почему? Мы говорили об этом не раз: нужно развивать фермерство в исчезающих или уже исчезнувших населённых пунктах, восстанавливать там инфраструктуру. А потому на местах должны поддерживать каждую семью. И делать так, чтобы народ возвращался в село.

Барахтайся как хочешь…

- Кого же сегодня заманишь из города в деревню?

- На самом деле не всем городская жизнь нравится. Мы ведь страна аграрная. И все городские в третьем поколении были крестьянами. Потому и тянет народ к земле зов крови, что называется. Я знаю много людей, которые с удовольствием переехали бы в село, были бы условия. Тем более, что примеры есть. У нас в Чертковском районе в 63-м году исчез хутор. А потом туда приехала одна семья. Сегодня хутор снова живёт: там уже второе поколение фермеров. У одного хозяина двое детей, у другого трое. Молодёжь занята в хозяйстве, в город ехать не хотят! И таких энтузиастов тоже немало.

Я был на ферме у одного ирландца, профессора Дублинского университета, известного в мире математика. Хозяйство ему не приносит дохода, но это его семейное дело. Представьте: человек приезжает домой, снимает пиджак, надевает сапоги и начинает убирать навоз. И государство этот интерес всячески поддерживает, чтобы люди оставались на земле.

- А почему бы, например, государству не выкупать брошенные дома и не продавать желающим по льготной цене? Скажем: мы тебе дешёвую землю, а ты, будь добр, занимайся хозяйством, поднимай село...

- Идея хорошая, но здесь тоже нужно делать по уму. Например, в Орловской области в 80-х годах приняли программу «100 вымирающих хуторов». Там даже за бюджетные деньги настроили новые дома. Народ сперва поехал туда, а потом вдруг разбежался. Представьте: дают дом вроде бы готовый, но до ума не доведённый. Та же история с сельхозпостройками. И всё это в кредит на 40 лет. Любой подумает: на кой чёрт этот хомут? Фактически программа провалилась.

Фермерский труд неблагодарный: то неурожай, то с ценами катавасия. В развитых странах государство оплачивает работу консультантов, которые помогают крестьянам. Кроме того, всё фермерство организовано в ассоциации и кооперативы. Для создания общей собственности - постройки элеватора, покупки накопителя молока или оборудования для сортировки овощей дают субсидии. У нас подобные кооперативы на бумаге числятся, но на деле их нет. И без господдержки, которой у нас тоже фактически нет, они неэффективны…

Кому на земле жить хорошо

От Азова до крошечного села на берегу Таганрогского залива всего порядка 50 км. Но, как сюда попасть, знают только местные фермеры.

На повороте в село нет ни указателей, ни фонарей, ни единой души. А живут в хуторе Ровном ровным счётом две семьи - СИМЕНЬ и ЮРЧЕНКО.

 - Мы приехали в село в девяностые. Тогда здесь действительно не было ни души: дома стояли пустые, - вспоминают супруги Симень. - Но говорят, раньше в Ровном всё было по-другому. Молодёжь работала в совхозе Приморском, ребятишек в школу возили в Семибалки, стоял клуб, были магазины. А потом селяне разъехались кто куда, хаты разобрали по кирпичикам. От шумного посёлка осталось всего два дома, да и те, когда мы въехали, стояли без окон, без дверей.

Вода из колодца, баллоны с газом и связки дров по углам - из коммуникаций у нас в хатах только электричество. Мы здесь всё обустроили сами: сложили печь, раскопали колодец, подвели к нему насос. Газа в месяц по баллону уходит, света на 2 тысячи нагорает. На пенсию сильно не разгуляешься. Благо, дети из Ростова и Семибалок приезжают, помогают.

Жаловаться грех: всё здесь для жизни есть. А в городе как? Чуть какая авария, сразу жизнь останавливается. А мы здесь сами себе хозяева. Всё своё - и вода, и тепло, и еда. Хлеб печём, а мясо - вон по двору бегает. Так и курочка-то без химии.

А посмотрите, природа какая: ну просто сказка! Охотники фазанов и зайцев стреляют. Лисы наших кур тягают. Как-то раз даже из соседнего лесхоза приблудился олень. Разве в городе такое увидишь? Здесь же природа летом ну просто сказка: все родственники приезжают на Павло-Очаковскую косу купаться - до неё рукой подать. Водичка чистая, луга в цвету, воздух свежий, соловьи поют... одним словом, благодать!

«Я покину родимую хату...»

Чертковский район - один из самых проблемных на северо-западе области. За последние десять лет население здесь сократилось более чем на 3000 человек.

Почему это происходит, рассказал местный житель, бывший фермер Андрей ВЕЛОНЕНКО.

- Переехать в город? Да с удовольствием! Было бы только куда. Квартиру нигде не купишь, снимать дорого, да и не таскаться же всю жизнь с места на место. У меня ведь семья. Детей постараюсь в городе устроить. А здесь делать абсолютно нечего. Работы нет, молодёжь вся уехала.

Когда-то было у меня своё хозяйство: 80 га, комбайн, трактор. Выращивал подсолнечник, ячмень, овёс. Да в прошлом году пришлось закрыться: севооборот слишком маленький. Теперь работаю трактористом, землю сдаю в аренду. Мелкому фермеру выжить просто невозможно. Налоги и цены на солярку, технику всё выше. А закупочные цены всё ниже. Работают селяне себе в убыток: сколько даст закупщик денег, столько даст.

Говорят, нас поддерживает государство. Да только реальной помощи нет. Та же льготная солярка на самом деле не намного дешевле: разница 2-3 рубля за литр. А чтобы попасть в программу, бумажек в жизни не соберёшь. Вот и перебиваются люди как умеют, а потом бросают всё к чёрту...

Семь миллиардов для села

Заместитель губернатора, министр сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области Вячеслав ВАСИЛЕНКО:

- На Дону реализуются мероприятия по улучшению жилищных условий граждан, проживающих в сельской местности, в том числе молодых семей и молодых специалистов, по развитию газификации, водоснабжения и сети автомобильных дорог в сельской местности. За пять лет финансирование составило семь миллиардов рублей. Повысились уровень газификации села (с 48,4% до 54,6%), уровень обеспеченности питьевой водой (с 50% до 55,3%).

Подключено к центральному отоплению и газифицировано около 25 тысяч домов. Получили господдержку на жильё более 2,7 тысячи семей, в том числе 1,8 тысячи молодых семей, молодых специалистов. В каждой семье растут дети. Таким образом, мы создаём комфортные условия проживания в сельской местности, и в первую очередь специалистам, занятым в агропромышленном комплексе.

Результатом действия программы стал рост рождаемости на селе. В 2008 году он составил 2,6%, в 2012 г. - 6,8%.

Не числом, а умением

- На самом деле процесс сокращения количества людей, занятых в сельском хозяйстве, идёт во всех странах, но подходы к решению проблемы разные. Например, в Дании фермер может купить 3 фермы, где есть жилые дома и сельхозпостройки. Но при этом он или члены его семьи обязаны там жить и вести хозяйство. Политика такая: ты здесь хозяин, но не имеешь права уничтожать национальное достояние страны - ферму. И второе: в Европе эти земли продают только своим гражданам.

Другой яркий пример  - США, где 8% фермерских хозяйств (это 180 тысяч) производят 80% сельхозпродукции. В 90-х годах у них началось сокращение ферм. Тогда были приняты меры поддержки молодых фермеров и женщин- фермеров. И к 2010 году хозяйств было уже 2 млн 200 тысяч! У нас же, согласно переписи 2010 года, их всего порядка 140 тысяч - и крупных, и малых. В развитых странах понимают: если люди уходят с территории, разрушается инфраструктура, идёт деколонизация земли. У нас этот процесс со стороны власти абсолютно не контролируется. Хотя на бумаге в той же концепции всё очень грамотно расписано...

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах