Примерное время чтения: 10 минут
526

Гэмба по-ростовски. Как открыть свой бизнес в пандемию

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. "АиФ на Дону" 25/01/2022
В работе курьера есть масса плюсов, уверены Ольга и Максим.
В работе курьера есть масса плюсов, уверены Ольга и Максим. / Ульяна Алфеева / АиФ-Ростов

«Женщинам чаще дают чаевые. И вообще работа курьера – отличная, много движения, свежий воздух, люди тебе всегда рады», – это откровения не студентки второго курса и не потерявшей работу дамы средних лет.

Карьерный консультант Ольга Дзюба, которая не так давно рассказывала «АиФ-Ростов» о росте курьерских заработков в Ростове, вместе с мужем, ресторатором Максимом Мурадьяном, открыли пиццерию. Пара попробовала в своём новом деле всё: от раскатывания теста до доставки еды.

Мы поговорили о плюсах и минусах работы семейным подрядом, размерах чаевых и обратной стороне пандемии.

Дед Мороз с пиццей

– Ольга, вы писали в соцсетях, что освоили работу курьера. Как так получилось?

– Когда мы только открылись, какое-то время не могли найти достаточное количество курьеров. Поэтому изначально это был вынужденный шаг, но неожиданно такая работа мне понравилась. А вообще в японском менеджменте, который в XX веке считался лучшим на планете, есть такое понятие, как гэмба. Это когда ты, руководитель, сам периодически находишься на передовой, когда получаешь тот же опыт, что и твой сотрудник. Тогда ты начинаешь хорошо понимать процесс: когда пора подключиться, что нужно откорректировать. И это реально крутой опыт: я смогла полностью понять, из чего состоит работа курьера, разложить её на составляющие. Потому что, например, ни в каких стандартах не прописано, как именно нужно раскрыть сумку, доставая пиццу. Что говорят курьеру, встречая его на пороге дома. Теперь мне гораздо проще вводить курьеров в должность. И понимать, в чём конкретно проблема, когда она возникает.

– И вы от этой работы, насколько я помню, были в восторге.

Ольга: – Ещё бы, разнося пиццу, чувствуешь себя этаким Дедом Морозом. Приходишь к людям, приносишь вкусную еду, тебя ждут, тебе рады. Плюс это всегда квест – быстро найти нужное здание, понять, где припарковаться, с какой стороны зайти в подъезд, быстро «завербовать» вахтёра. Ну, как не любить такую работу? (смеётся)

Максим: – Иногда курьер попадает не только в квартиру, но и в совершенно неожиданные места. Один раз пиццу заказали в проходящий через Ростов поезд. В интернет-приложении для заказа пиццы можно оставлять комментарий, и заказчик указал не дом и квартиру, а железнодорожный вокзал и номер вагона. Наши курьеры были заняты на других заказах, и я поехал сам.

– А сколько стоял этот поезд в Ростове?

Максим: – Двадцать минут.

Досье
Ольга Владимировна Дзюба окончила в 2000 году Академию госслужбы. В HR-сфере с 1998 года, работала менеджером по персоналу, директором рекрутингового агентства, руководила филиалом hh.ru на Юге России. С 2010 года ведёт собственную консалтинговую практику в области управления персоналом для малого и среднего бизнеса, консультирует по карьере. Максим Евгеньевич Мурадьян окончил в 1997 году РГУ, экономический факультет. С 2007 года развивает собственные проекты в области общественного питания. Ольга и Максим женаты 15 лет, воспитывают двоих сыновей.

– Очень странное решение заказчика…

Максим: – Да почему же? Человек долго ехал в поезде, проголодался, захотел пиццу, увидел знакомое название (мы относимся к сети пиццерий), понял, что будет остановка в крупном городе и заказал себе еду. Вполне логичное решение.

Деньги и гордость

– Ольга, ты не так давно говорила, что в Ростове курьеры неплохо зарабатывают. Какой средний размер чаевых сейчас?

Ольга: – Есть оплата труда, и есть чаевые от гостей, которые иногда бывают, иногда нет. Если чаевые дают (это где-то 30% заказов), то это обычно пятьдесят-сто рублей за заказ. Правда, один раз я получила 500 рублей. Может быть, здесь срабатывают ещё и гендерные факторы: на мой взгляд, женщинам чаевые дают чаще.

– А кто чаще вознаграждает курьеров: мужчины или жен­щины?

Ольга: – Ну, в принципе, как мне показалось, пиццу чаще заказывают мужчины. А так разницы нет, женщины склонны к вознаграждению так же, как и мужчины, в равных долях.

– Ольга, мужчины не пытаются ухаживать?

Ольга: – Нет, но забавные ситуации были. Однажды я привезла пиццу, дверь открыл похожий на стриптизёра молодой человек, на котором из одежды были только красные трусы. Я, конечно, очень удивилась. Он, правда, чаевых не дал, видимо, посчитал, что его внешнего вида более чем достаточно для счастья курьера.

– Вы оба люди состоявшиеся, в Ростове известные. Не было стыдно надеть курьерскую униформу и отправиться разносить еду, а вдруг знакомые увидят?

Ольга: – Напротив, если мои знакомые пиццу заказывают и у меня есть время, я сама им доставляю. Здорово увидеться и сделать людям приятно. И, опять же, я получаю обратную связь: понравилась ли пицца, всё ли устроило. Вообще в этой работе я не вижу ничего унизительного. Конечно, если бы доставка пиццы стала моей перспективой на долгие годы, наверное, меня бы это угнетало. А так, если человек, допустим, потерял работу или находится в поиске себя, или студент, почему нет? Или вот седовласый курьер с сумкой вышел – он яхтенный капитан. Сейчас на берегу, сезон не судоходный, вот и пришёл к нам поработать. Кстати, наши курьеры все как один с высшим образованием за исключением студентов, которые только учатся. Они интеллигентные, хорошо выглядят, с ними приятно общаться. Я обращаю на это внимание как специалист по подбору персонала.

Курьер по прозвищу папа Джонс приехал в Ростов из Нигерии и остался здесь навсегда.
Курьер по прозвищу папа Джон приехал в Ростов из Нигерии и остался здесь навсегда. Фото: Из личного архива/ Ольга Дзюба

Максим: – У нас есть и совершенно уникальный курьер. Мы открыли пиццерию сети «Папа Джонс» и у нас в первые же пару месяцев здесь, в Ростове, появился свой донской папа Джон.

– Это как?

Ольга: – К нам пришёл работать курьер родом из Нигерии, который когда-то приехал сюда учиться, женился и остался навсегда. Его зовут Джон, и он папа четверых сыновей. Честное слово, я его оформляла и лично паспорт видела. Гостям очень нравится, когда им пиццу приносит этот обаятельный нетипичный ростовчанин.

Мама – в полях, папа – на кухне

– Хорошо, работу курьеров вы знаете теперь отлично, а как насчет поварской работы? Умеете пиццу делать?

Максим: – Только я. Перед тем, как открыть пиццерию, я прошёл обучение, так что умею, практикую. К тому же, в студенчестве жил в США и там работал в пиццерии.

Ольга: – У нас вообще такое разграничение обязанностей получилось: мама – в полях, папа – на кухне. Каждый делает то, что у него выходит лучше. Я отвечаю за всё внешнее, если брать эйчаровский тест на роли в команде, то я разведчик. А Максим – хозяин, он следит за внутренними процессами.

– Часто говорят, что сложнее всего работать с членами своей семьи. Каково это – и жить, и работать вместе?

Максим: – В работе с близким человеком есть плюсы и минусы. Сложнее, потому что элементарно нужно больше тратить времени на аргументацию своего решения, потому что здесь не работают отношения начальник – подчинённый. Тщательнее приходится подбирать слова. Плюсы: у нас есть общие бизнес-цели. Я считаю, что гораздо эффективнее, когда на них работают оба супруга, а не один.

Ольга: – Есть ещё и другая опасность: плохо, когда бизнес начинает поглощать семью. Нужно устанавливать определённые границы. Мы, например, стараемся по вечерам не разговаривать на рабочие темы. Это не всегда получается, бывают какие-то срочные вопросы, которые нужно решить прямо сейчас, но в основном мы всё, что касается текущих дел, переносим на утро и обсуждаем не дома, а на работе.

– Ольга, а на твою работу в качестве рекрутера и карьерного консультанта новый проект повлиял? Пришлось чем-то жертвовать?

Ольга: – Мы недавно открылись, и, конечно, я сейчас большую часть времени посвящаю пиццерии, одновременно заканчивая свои проекты. В новом году я планирую продолжить консультировать, но большую часть времени буду посвящать развитию нашего бизнеса.

Удалёнка и доставка

– В самый разгар очередной волны коронавируса, когда многие рестораны в Ростове закрылись, общепит стонал, вы внезапно открываете пиццерию. Как вы отважились?

Максим: – Дело в том, что решение открывать пиццерию мы приняли ещё осенью 2019 года. Но в марте в России объявили локдаун, дело застопорилось. Потом занимались подготовкой. Но особых ограничений именно для работы пиццерий мы не видели и не видим. За последние два года ресторанный бизнес переформатировался в сторону доставки. Если смотреть на ближайших коллег по цеху, то они за время пандемии только выиграли. У тех, кто занимался доставкой или быстро её освоил, выручка всё это время росла. Причём в разы. Нам сейчас легче, потому что люди в Ростове привыкли к доставке, научились ею пользоваться и оценили по достоинству.

– Уже несколько месяцев вы работаете, насколько ожидания совпали с реальностью?

Ольга: –  Я думаю, что у нас всё идёт лучше, чем могло бы, но немножко хуже, чем мы хотели. Мы пока на пути к тому числу продаж, которое поставили в качестве цели, но динамика положительная. В донской столице довольно высокая конкуренция. Наши коллеги из этой же сети открылись в Саранске, там пиццерий мало, и их выход на рынок стал настоящим событием. Я не могу сказать, что мы своим появлением взорвали Ростов, пока развиваемся эволюционно. Но это же нормальный процесс.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах