Примерное время чтения: 9 минут
78

Сезон «черных лебедей». Вспоминаем дефолт августа 1998 года

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. "АиФ на Дону" 17/08/2022
Рафаэль Карапетян / АиФ

Дефолт. Это слово ворвалось в нашу жизнь 17 августа 1998 года: Россия объявила о невозможности расплатиться по своим долговым обязательствам. Для дончан, как и для всех остальных жителей страны, наступили свои лихие времена.

Как дончане переживали кризис 1998 года, как вспоминают и оценивают то время? Чего ждут и на что надеются в августе 2022-го? Разбирался «АиФ-Ростов».

Дефолт подкрался незаметно

После распада СССР мы все – и люди, и страна – только учились жить при капитализме. Про его «звериный оскал» все, конечно, слышали, но как он выглядит, ещё не знали. Отсутствие экономического и политического опыта управления страной мгновенно привело к большой бюджетной дыре, заткнуть которую пытались, занимая деньги.

Для этих целей в 1993 году Минфин выпустил государственные краткосрочные облигации (ГКО), гарантировав при этом «неприлично высокую доходность» – не менее 40% годовых. Если повезёт, можно было «заработать» и все 100.

Не удивительно, что в один далеко не прекрасный момент Центробанк не смог расплатиться по таким обязательствам, и 17 августа 1998 года страна объявила дефолт. Помимо внутренних проблем, были и внешние: толчком к дефолту стали обвал мировых цен на сырьё и азиатский финансовый кризис.

Вслед за дефолтом последовали обвал рубля и крах банковской системы. Если в начале августа доллар стоил шесть рублей с копейками, то в сентябре – вдвое дороже и курс продолжал расти.

«Я тогда занимался бизнесом и покупал валюту. Знал, что доллар может дорожать, а потом падать. В августе 1998-го в первые дни я тоже, как дурак, ждал отката назад, – рассказывает ростовчанин Валерий Кравченко. – То, что его не будет, понял, когда курс достиг 12 рублей за доллар. Вложил в него всё, что у меня было. Оказалось, правильно – через какое-то время курс взлетел вдвое».

Но так повезло не всем. Накопления большинства жителей обесценились, на Дону началось падение производства и уровня жизни людей.

Дефолт. Это слово ворвалось в нашу жизнь 17 августа 1998 года: Россия объявила о невозможности расплатиться по своим долговым обязательствам
Дефолт. Это слово ворвалось в нашу жизнь 17 августа 1998 года: Россия объявила о невозможности расплатиться по своим долговым обязательствам Коллаж: АиФ-Ростов/ Андрей Бондарев

«Никогда не забуду то время. Мы копили на машину в рублях, но в одночасье они стали ничем. Какое-то время просто не могли снять деньги – банки их не выдавали. А когда выдали, я смогла купить только ткань на шторы. Остальное мы сразу проели – зарплату-то платить перестали, – рассказывает жительница Волгодонска На­талья Лапина. – Помню, стоим на рынке, смотрим с продавцом друг на друга: он не знает почём продать, а я – почём покупать этот тюль. Оба боимся прогадать. Тогда казалось, что я всё же дорого его купила. А время показало, что нет, цены потом ещё в три раза выросли».

Цены на товары, действительно, росли, как на дрожжах. Но хуже было другое: дончане теряли работу. А те, кто работал, почти не надеялись увидеть свою зарплату – долги по ней были многомесячными.

Мир «хватил Кондрат»

Как потом показало время, дефолт 1998 года ударил не только по кошелькам граждан, но и по их сознанию: скатываясь в нищету, люди извлекали уроки и учились азам экономики. Уже через два года экономическая ситуация намного улучшилась: на Дону начался рост зарплат и социальных выплат, пошло вверх и потребление.

Уроки кризиса 1998 года дончане запомнили на всю жизнь, но каждый год с опаской ждут очередного августа: не обернётся ли он вновь «чёрным лебедем»? И этот год – не исключение. Времена-то сегодня неспокойные.

«Сейчас ситуация не такая, что была четверть века назад. Тогда это был долговой кризис страны, теперь государственного долга у нас почти нет. А мировые цены на нефть и газ высокие, – говорит доктор экономических наук Ольга Колесникова. – Что касается очередного кризиса, он есть. Отрицать это глупо. Мы же не отрицаем приход и уход зимы в природе потому, что она нам не нравится? Экономика тоже циклична. Взять те же кондратьевские циклы. Каждые 50–55 лет кризисы приходят и уходят, подчиняясь внутренним законам рынка. Это нормально. Этого не нужно бояться, необходимо правильно готовиться».

Теорию длинных циклов в экономике почти сто лет назад выдвинул российский учёный Дмитрий Кондратьев. Пока был СССР, мировые кризисы нас почти не затрагивали. С тех пор как вернулись в капиталистический мир, мы подчиняемся его законам. Включая цикличность мирового экономического развития от кризиса к кризису.

Что касается антикризисной подготовки, вести её нужно не только правительству, но и каждой семье: повышать финансовую грамотность и готовить личную денежную по­душку безопасности.

Миссия невыполнима?

Свои уроки извлекал и бизнес. После дефолта и кризиса 1998 года бизнесмены Москвы объединились в деловой клуб. Его участники определили сценарий «светлого будущего», к которому страна придёт к 2015 году. В 2000 году такой же клуб учредили и в Ростове-на-Дону. Московский клуб-2015 закрылся после наступления часа Х, а вот ростовчане решили продолжать. В 2015-м управляющий партнёр Центра поддержки и развития бизнеса «Опора» Юрий Колесников рассказал изданию «Город N», как они представляли себе свою миссию и почему остаются в клубе: «Тогда 2015-й виделся тем далёким годом, когда в результате экономического роста и структурных реформ Россия перестанет быть сырьевой державой, а все экономические достижения послужат делу развития институтов гражданского общества и формирования социального государства с очень сильной гуманитарной составляющей. Среда обитания человека виделась как комфортная, безопасная и перспективная. К сожалению, его канун характеризуется дополнением «не» ко всему вышесказанному. Каждый из нас честно делал своё дело, а потому можно считать, что идеологически мы не отклонились от намеченного пути. Мы ещё в пути к той цели, достижение которой предполагалось в 2015 году! Перспективы так многовариантны, что нет возможности определить следующий рубежный год и сделать его целевым».

Сегодня на дворе август 2022 года. К чему мы пришли, каждый пусть оценивает сам: есть ошибки и есть достижения. Что будет завтра? Поживём – увидим.

Инфографика: АиФ-Ростов/ Андрей Бондарев

Мнение эксперта

Депутат Государственной Думы РФ. В 1998 году – руководитель департамента региональной политики и межбюджетных отношений Минфина Надеж­да Максимова:

– Когда случился дефолт 1998 года, в стране пошла нарастать кредиторская задолженность по зарплате. В Москву начали приезжать губернаторы жаловаться, говорить: «Сейчас у нас начнутся митинги и демонстрации. Как мы будем из этого выходить?» и т. д. И вот звонит мне Алексей Кудрин (первый заместитель министра финансов России – прим. ред.) и говорит: «Слушай, я знаю, что кроме тебя с этой проблемой никто не справится». Просто потому, что я очень плотно работала с регионами и у меня сложились хорошие деловые отношения с губернаторами. А тогда вице-премьером председателя правительства была Валентина Матвиенко. И вот мы вместе с Валентиной Ивановной эту ситуацию и разруливали. Каждые два-три дня проводили селекторные совещания: выясняли, в какой территории наиболее острые проблемы, где назревает такая ситуация с бюджетниками, что они уже готовы на улицу выйти. Так постепенно, точечно, теми небольшими деньгами из федерального бюджета, которые у нас на тот момент были, мы закрывали финансовые дыры. Потом ситуация начала потихоньку выправляться и к 2000 году мы всю «кредиторку» уже убрали. Когда тебе говорят, кроме тебя – никто, ты уже не сможешь отказаться и не справиться.

Комментарий

Министр финансов Ростовской области Лилия Федотова:

– Повышение уровня финансовой грамотности населения – один из приоритетов государственной политики. Без должного уровня финансовой грамотности невозможно развитие цивилизованного рынка финансовых услуг, укрепление благосостояния граждан, рост уровня и качества жизни населения.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах