Примерное время чтения: 6 минут
966

«Мы пошли за своим». Ростовчане из аварийного дома начали штурм квартир

Власти настаивают, что заходить внутрь опасно, но жильцы считают, что доказательств этому нет.
Власти настаивают, что заходить внутрь опасно, но жильцы считают, что доказательств этому нет. / Алексей Смирнов / АиФ-Ростов

Жильцы аварийной пятиэтажки на улице Нариманова, 72/3 в Ростове, где в январе обрушился подъезд, несмотря на запреты властей пошли выносить свои собственные вещи. Чиновники настаивают на том, что это может быть опасно для жизни.

В ситуации разбирался Rostov.aif.ru.

Вещи летят из окна

Один из трёх подъездов дома обрушился утром 28 января. Жильцов успели эвакуировать накануне. Люди, выходя из дома, думали, что переночуют две-три ночи и потом вернутся в свои квартиры. Однако этого не произошло — власти огородили место забором и запретили заходить внутрь. С тех пор прошло почти четыре месяца, но решения у вопроса с имуществом у 130 жителей так и не появилось.

Первый штурм своего же дома ростовчане предприняли ещё в апреле, но тогда это была робкая попытка. С тех пор, по их свидетельствам, внутрь, несмотря на ограждения, проникали мародёры — часть квартир лишилась вещей.

Вечером 20 мая пострадавшие снова собрались вместе, чтобы вернуть своё имущество. Поводом для этого стали результаты новой экспертизы, которая как раз запрещает этого делать. Ростовчане забирались внутрь аварийного здания и выбрасывали из своих окон свои же вещи.

«Повторная экспертиза не допустила нас в дом, а материальную помощь так и не дали — словом, только кормят завтраками, — рассказала Rostov.aif.ru местная жительница Елена. — Всё это надоело! Нас, жильцов, уже не может ничего остановить — мы пошли забирать свои вещи».

Разумеется, о том, чтобы спускать мебель, холодильники и кровати речи даже не идёт — отчаявшиеся ростовчане пытаются вынести свою посуду, мелкую бытовую технику. А в одной из квартир и вовсе оказалось уже всё разграблено — хозяйка помогала выносить соседям их вещи.

На место оперативно прибыла полиция, которая оттеснила людей за заграждение, а также заместитель главы администрации по вопросам ГО и ЧС Алексей Потешкин. Он сказал собравшимся, что если дом рухнет, то за призывы жильцов к штурму может быть ответственность.

Позже ситуацию прокомментировал и глава администрации Алексей Логвиненко. Он также подтвердил, что внутрь заходить опасно.

«Несущие вспомогательные конструкции имеют предельные и критические дефекты, что свидетельствует о наличии угрозы дальнейшего внезапного обрушения при сравнительно небольшой нагрузке на них», — пояснил градоначальник. Он напомнил, что власти донской столицы продолжают выплачивать по 10 тысяч рублей и по 100 тысяч рублей пострадавшим. Заявлений поступило, соответственно, 246 и 310.

Четырём малоимущим семьям по муниципальному контракту купят квартиры, ещё по одной работа находится на согласовании. Трём семьям предоставляют жильё с учётом выкупной стоимости. По 56 семьям переселение осуществляется в судебном порядке. Из 15 семей-нанимателей 11 переселены в один из новых ЖК, по трём ведётся согласование документов, а по одной — после подтверждения нанимателем права пользованием помещением будет подготовлен проект постановления.

Могли без формальностей?

К утру 21 мая вокруг здания восстановили барьеры. Все окна по периметру злополучной пятиэтажки оказались заколочены, а ближе к дому появился ещё один забор — повыше и такой, что сдвинуть его уже не получится.

«Почему-то делая эти работы никто не побоялся стучать и греметь, и рабочим нашли деньги заплатить — удивляется Елена. — А жильцам доступ запрещён, потому что опасно».

После штурма 20 мая её вызывают в полицию — пока что писать объяснительную записку. Будут ли более строгие меры — неизвестно.

Заключение о том, что бетон и кирпичи в доме ненадлежащего качества, а у несущих конструкций и кровли есть следы деформации, появилось ещё в 2016 году. Дом признали аварийным в 2020 году, но люди продолжали в нём жить. Лишь в 2023 году появилось предписание расселить аварийную пятиэтажку во внеочередном порядке. Но конструкции не стали дожидаться действий чиновников и обвалились.

«Когда людям запретили идти в дом, была визуальная экспертиза ДГТУ, что внутрь заходить нельзя, а жильцы потребовали инструментальное обследование, которое дало бы ответ на вопрос, можно в него зайти чтобы изъять вещи, — отмечает депутат Ростовской-на-Дону городской думы Наталья Оськина. — Понятно, что проживать нельзя, но есть примеры, когда оценщик говорит, что для возможного входа в дом нужно принять ряд мер. Например, в аналогичных случаях в Саратове, Сызрани и Иркутске люди заходили со спасателями по одному, чтобы забрать ценные вещи. Надо было проработать вопрос, можно было сделать укрепительные меры, или нельзя. Если бы было доказательство, что нельзя и даже подпорка может нанести вред, туда бы не полез ни один человек. А сейчас выхода из ситуации экспертиза не дала, поэтому люди решили пойти и забрать вещи сами. Чиновники как будто защищают себя, а не помогают жителям — ведь легче подойти формально, всё запретить и отчитаться, что всё сделали и обезопасили. Кроме того, ЧС не является основанием для недопуска — люди по-прежнему собственники своих квартир и изъять их может только суд. Лучше бы власти наоборот проработали вопрос безопасности».

Депутат отмечает, что выплаченные администрацией 100 тысяч рублей — это материальная помощь первой необходимости, а не компенсация за утраченные вещи.

Среди жильцов аварийного дома люди не самые богатые: педагоги, инженеры, медсёстры, пенсионеры, которые наживали вещи всю жизнь, хранили фотографии своих детей и медали предков-участников ВОВ. У одного из людей на ноутбуке, например, осталась дипломная работа. Отчаявшиеся ростовчане уверены, что несмотря на новый забор, они сделают повторную попытку штурма.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах