Примерное время чтения: 8 минут
96

И нету Кука! Как донская казачка вскружила голову сомалийскому циркачу

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. "Аиф на Дону" 07/09/2022
Багри Кук завоевал бешеную популярность как в дореволюционной России, так уже и в СССР. Со своей труппой он исколесил почти всю страну.
Багри Кук завоевал бешеную популярность как в дореволюционной России, так уже и в СССР. Со своей труппой он исколесил почти всю страну. / Ростовский цирк / Из архива

Зрители замерли: по кругу арены мчался вороной конь, который, казалось, вот-вот скинет с себя тоненькую наездницу. Внезапно девушка, сорвавшись, перевернулась в воздухе и снова оказалась в седле. Не усел зал ахнуть, как она вдруг нырнула под брюхо скакуна и оказалась на нём уже с другой стороны.

Толпа взорвалась от восторга. Казачка Анна Маншилова, выступающая под псевдонимом Аннет Первиль, знала, как шокировать публику. И её роман с чернокожим жокеем стал ещё одним тому подтверждением.

Танец маленьких негритят

Об удивительной судьбе Багри Кука – сомалийского артиста из цирковой династии, приехавшего в Россию ещё до революции, сегодня рассказывают даже в музее Ростовского цирка. Маленький африканец, рано осиротев, разъезжал по городам и весям в составе труппы, где выступал с огромным слоном Ямбо. Ушастый гигант взбирался на тумбу задними ногами, а передними тянулся вверх. При этом на бивни ставили трапеции, на которых Багри с сестрой исполняли акробатические трюки. Для русской публики всё это было диковинкой – поглазеть на негритят, танцующих над слоном, приезжали даже из отдалённых сёл. Впрочем, номер поражал и искушённых зрителей. Так, например, Александр Куприн, вдохновившись именно этим сюжетом, писал о нём в своих цирковых рассказах. Правда, в жизни конец оказался не таким добрым, как в его знаменитом рассказе «Слон». В реальности постаревший Ямбо, доживающий свои дни в одесском зоосаде, стал вести себя агрессивно – не смог поладить с жестоким надсмотрщиком. После того, как он разнёс слоновник, было решено умертвить взбесившегося гиганта. В зоосад вызвали три десятка охотников. В течение получаса они расстреливали метавшееся в агонии животное. Как потом подсчитали репортёры, в тело слона было выпущено 211 пуль. Несмотря на то, что расстрел происходил без свидетелей, весть о гибели любимца публики мгновенно облетела город. Люди потянулись к зоосаду с цветами: со слоном прощались, как с любимым артистом.

В это время Багри уже освоился в ростовском цирке Первиль, где выступал с труппой жокеев. Есть предположение, что именно Кук настоял на вскрытии убитого слона в анатомическом театре. Когда бешенство не подтвердилось, он якобы направил письмо одесским чиновникам с просьбой наказать участников расстрела, и те действительно вынесли постановление: «выразить охотникам порицание за принятие участия в убийстве беззащитного животного».

Кстати
Интересно, что казаки очень любили ходить в цирк смотреть именно на цирковых лошадей. Ухоженные красавцы, по их понятиям, не годились для строевой службы, но поражали своим мастерством. Когда конь выходил кланяться («делать комплимент»), то донская публика подскакивала с мест. А вот жокеи особого восторга у казаков, с детства владеющих джигитовкой, не вызывали. Их кувыркания на конских спинах им казались смешными. Часто жокея могли обсмеять или освистать.
Казачка Анна Маншилова из станицы Цимлянской, которую публика знала как блестящую наездницу Аннет Первиль, не могла не обратить внимание на темнокожего мужчину с такой светлой душой.

Солёная от слёз каша

Образ казачки – натуры строптивой, сильной, характерной хорошо сохранился в народном фольклоре. Особый вольный уклад жизни способствовал тому, чтобы девочки росли в среде, где постоять за себя считалось нужным делом. Донцы не стеснялись обучать дочек сызмальства мужским занятиям: управляться с оружием, держаться в седле, чтобы в хуторах и станицах бабоньки сами могли за себя постоять без помощи воюющих мужей. И хотя в день свадьбы было принято, чтобы отец невесты дарил жениху плётку, тот же самый отец, узнав, что у него родилась дочь, съедал пересоленный горшок каши. Считалось, что таким образом все слёзы, которые выпадают на непростую женскую долю, достанутся папаше, а не его «донечке». Да и жених, который, шутя, «бил» подаренной нагайкой молодую жену, а девушка при этом трижды кланялась ему в ноги, демонстрируя покорность, мог воспользоваться подарком в крайнем случае. Более того, от непутёвого супруга женщина могла уйти к другому казаку.

Всё это знал отец Анны Маншиловой, потомственный донской казак, который души не чаял в своей Анке. Дочка росла такой своенравной, что даже соседи побаивались острую на язык девчонку. И только лошади, с которыми девочка могла во­зить­ся без устали, смягчали её дерзкий нрав. Даже маленькая, она не разрешала батьке выполнять всю грязную работу – помогала и кормить, и чистить животных, убирать навоз и заготавливать сено. Видя такое отношение, отец качал головой: казак ты в бабьем теле, Аннушка! Без коня казак кругом сирота!

Так, несмотря на пересуды, Анка прошла учёбу у станичного мастера джигитовки. Тот сначала девицу даже пускать на двор не хотел, но как увидел, что та уже ездит и лёжа, поперёк седла, и не боится висеть вниз головой, ухватившись за вожжи сбоку, решил показать бой-бабе все секреты вольтижировки. Знали бы донцы, чем обернётся такая любовь девчонки к лихой езде, может, и на пушечный выстрел близко к конюшне не подпустили.

Цирк с конями

Когда Аннушка заявила отцу, что уезжает из станицы в Ростов, да не просто прогуляться, а к самому Первилю, проситься в его цирковую труппу, старого казака чуть кондратий не хватил. Но зная норов дочки да и жалея непутёвую свою сиротку, росшую без матери, решил тоже устраиваться в цирк кем угодно, да хоть буфетчиком, лишь бы и дальше есть «солёную кашу» заместо любимой дочки и оберегать её от дурных людей. Так Маншиловы перебрались в большой город. Видя, как фигурка его Аннушки взмывает над взмыленной лошадиной спиной, взлетая чуть ли не под купол, и так же лихо приземляется в седло, а зал при этом ревёт то от страха, то от восторга, не мог отец артистки смотреть на это спокойно: каждый раз трижды крестил грешную арену, моля Богородицу уберечь его шальную дочку. И молитвы казака были услышаны: Аннет Первиль прожила долгую, крепкую жизнь, состоялась как артистка, как жена и мать. Правда, стоило это отцу спокойствия.

Скандал разразился, когда в Ростов приехал жокей-африканец Багри Кук. Любовь к лошадям стёрла все границы между казачкой-наездницей и сомалийским артистом. Искра, вспыхнувшая между циркачами, разожгла такой огонь любви, что перед ним не устоял даже какой-то ростовский батюшка, согласившийся и покрестить новоявленного чернокожего раба божьего, и обвенчать не­обычную пару. Внук Багри Кука, Александр Евгеньевич, в интервью нашей газете в 2006 году рассказывал, что, узнав про роман дочери с заезжим гастролёром, Маншилов не просто схватился за голову, он вызвал полицейских, желая вызволить свою Анку из гостиничного номера Багри. Когда собравшимся объявили о тайном венчании, в шоке была вся труппа. Неслыханное дело: казачка пошла под венец с негром! Но против воли небес не мог пойти даже старый казак. И хотя нагайки необычному зятю он дарить так и не стал, первого внука, родившегося вскоре у скандальной пары, сам посадил на коня.

Кто рассмешил Высоцкого?

Сын Багри и Анны – Евгений Кук стал одним из лучших жокеев Советского Союза. В 1957 году Союзгосцирк предпринял попытку возродить старинную традицию проведения цирковой кавалькады, когда цирковые артисты принимали участие в парадах, проходивших по улицам города. Маршрут организовали по городам Москва – Донбасс – Сочи. Евгению Багриевичу как блестящему асу джигитовки была оказана честь стоять на переднем плане кавалькады. Даже в 60 лет он продолжал выступать на манеже со своими холёными жеребцами. А его сын, внук Анны и Багри, Александр Кук также впервые сорвал овации, когда ему не было ещё шести лет. Жокей, принадлежащий уже к четвёртому поколению цирковой династии, был настоящим любимцем местной публики. Уже на пенсии 15 лет назад он вместе с другим известным цирковым артистом Борисом Артемьевым организовывал в донской столице школу клоунады.

Александр Евгеньевич считал себя коренным ростовчанином, а громкую фамилию деда припомнил однажды Владимиру Высоцкому, с которым встретился в московском ресторане. После того, как знаменитый бард спел про Кука, съеденного аборигенами, жокею не давали проходу. Тогда Высоцкий засмеялся, что, мол, наконец-то встретил живого Кука.

Так необычная фамилия сомалийского парнишки, полюбившего Россию благодаря донской казачке, решившейся пойти наперекор всем ради любви, осталась вписанной в историю как Ростовского цирка, так и культурной жизни страны. Анне Маншиловой и Багри Куку удалось доказать, что родственные души будут вместе, даже если это немыслимо. Видимо, это понял тот самый батюшка, чьё имя кануло в Лету, но который решился-таки обвенчать необычных влюблённых. Кто знает, может и у него на заднем дворе церквушки фыркала жующая сено рабочая лошадка, поэтому ему стало всё понятно без лишних слов.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах