aif.ru counter
1114

Монумент глупости. Какие памятники уродуют Ростовскую область

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. "АиФ на Дону" 16/01/2018
Александр Кожин: донскую столицу завалили сомнительными арт-объектами.
Александр Кожин: донскую столицу завалили сомнительными арт-объектами. © / Кристина Ткачёва / АиФ-Ростов

Три памятника Сталину, четыре Петру и Февронии, два Платову на одном пятачке... Донские монументы не раз оказывались в центре громких скандалов. Что, впрочем, неудивительно - в последнее время новые скульптурные композиции появляются, как грибы после дождя.

Где разница между достопримечательностью и китчем, и как новодел обесценивает историю «АиФ на Дону» узнали у руководителя Ростовского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александра Кожина.

Скорбный ряд

Юлия Панфиловская, «АиФ на Дону»: Александр Олегович, лет десять назад журналисты одной из ростовских газет решили узнать, можно ли установить в центре города какой-нибудь абсурдный памятник. Они обратились к местным чиновникам от лица несуществующей компании, которая якобы занимается защитой панд, с предложением установить монумент этому животному с вилами в руках. «Готовы нести любые расходы!» - подчеркнули наши коллеги. Видимо, именно эти слова повлияли на положительный ответ! И теперь, глядя на некоторые памятники, вспоминается именно этот эксперимент. Неужели, если у человека есть деньги, он может увековечить хоть чёрта в ступе?

Александр Кожин: К сожалению, да. И в итоге люди вынуждены наблюдать чьё-то дурновкусие. Раньше, в советское время, всё решалось на государственном уровне, была целая процедура установки памятника, учитывались как идеологическая составляющая, так и художественная. Люди думали, как он впишется в среду, на чём будет стоять, какой посыл нести.

Впрочем, Ростов умудрился отличиться даже тогда. По негласным правилам, во всех больших городах полагалось иметь один официальный памятник Ленину. Такой появился и у нас, у входа в парк Горького, где когда-то, до революции собирались поставить фигуру царю-освободителю Александру II.

Во время Великой Отечественной войны фашисты снесли Ильичу голову. Спустя время её вернули, но не угадали с пропорциями. В 1963 году решили поставить ещё одного, в Октябрьском районе, на площади Ленина. «Старого» вождя хотели убрать, но никто из властьимущих не осмелился подписать соответствующие документы. Так и осталось два официальных памятника.

Но всё-таки это было анекдотическое исключение, не правило. После развала СССР, в 1990-е, была создана топономическая комиссия, в 2000-е - она стала межведомственной, и каждый раз эксперты выполняли роль своеобразного фильтра, решая, нужен ли Ростову тот или иной памятник. Мы с коллегами обсуждали всё, начиная от композиции до смысловой нагрузки.

- А теперь?

- В 2016 году состав комиссии полностью поменяли, причём просто поставив многих экспертов перед данным фактом. А теперь в него входят, в основном, чиновники, которые и решают, как будет выглядеть облик современного города. При этом они отвечают сразу за всё на свете: за парки, праздники, памятники. В общем, мешают мух с котлетами.

Общественность просто ставят перед фактом установки, никакого обсуждения, критического фильтра по поводу места, формы, роли. Это касается нашумевшей истории с бюстами Шолохова, Калинина и Закруткина на Пушкинской. Однотипные, стоят скопом, в неудачном месте... По-хорошему, нужно было сделать их установку событием. А в итоге этот скорбный ряд создаёт впечатление некрополя у Кремлёвской стены.

В то же время чудесная композиция нашего знаменитого скульптора Анатолия Скнарина из узорных «пушкин­ских» шаров, которая стала «фишкой» города, так и не окончена. Третий шар - «Сказки Пушкина» до сих пор не за­нял своё место.

Не хватило всего 30 тысяч рублей, чтобы забрать его с литейного завода. Там он пылился несколько лет, после чего литейщики разрезали его и растянули на куски! «Проплешина», которая осталась на месте под шар, бросается в глаза и создаёт дискомфорт, нарушает целостность улицы.

И такое отношение к действительно интересным, оригинальным памятникам я наблюдаю уже не первый год. Сегодня попытка почтить память или зафиксировать какое-то историческое событие подменяется желанием продемонстрировать некую политическую силу или попытку привлечь к себе внимание.

Компания «неприкасаемых»

- Вы намекаете на памятник Платову в Ростове?

- И на него тоже. Поначалу непонятно было, почему его решили установить именно в донской столице. Есть Старочеркасская, где он родился, есть Новочеркасск, в котором и так два памятника атаману. Причём, один из них пример того, как делать не надо.

Изначально одну скульптуру готовили для соседней станицы. Атамана верхом на лошади хотели поставить на въезде или на месте Поклонного креста, где он хорошо бы «сел» на камнях. Но в итоге его воткнули на Соборной площади Новочеркасска.

И памятник сразу потерялся. Во-первых, он кажется нелепым, мелким на фоне большого храма, складывается ощущение, что казак скачет на пони. Во-вторых, в двухстах метрах от него уже соседствует другой Платов.

Чтобы похожая история не произошла в дон­ской столице, общественники предлагали поставить памятник атаману у нового аэропорта, где он смотрелся бы органичнее. Но нет. Монумент воздвигли в самом центре, на пересечении Большой Садовой и Университетского, где вообще-то планировали установить памятник Солженицыну. Зато когда Президент признался, что в разведшколе у него был псевдоним «Платов», всё встало на свои места.

- Писателя, получается, опять задвинули...

- Да, хотя был вековой юбилей, и повод, и дата. Более того, Солженицын - это тот гений, который придал бы Ростову определённый культурный лоск, усилил его потенциал. Но я стал относиться к этому больному вопросу философски.

Автор «ГУЛАГа», наверное, гордился бы тем, что попал в прекрасную компанию выдающихся личностей, память которых на Дону так и не увековечена. В этом списке, например, Пётр Первый, которого многие историки считают основателем Ростова. Разговоры о том, что его пора ставить, ведутся более ста лет.

А восстановление монумента Екатерине Второй, основательницы Нахичевани, присоединившей Крым к России, вообще могло бы стать историческим событием.

Хотя надо не только памятники ставить, но и сохранять памятные места. В Ростове было несколько домов, где в разное время жил Солженицын. Не все они обозначены, более того, не все уцелели. Например, дом на углу Ворошиловского и Горького, в котором наш выдающийся земляк квартировал, не сохранился, там сейчас многоэтажка.

Не переводите бронзу!

- Зато память о Петре и Февронии активно сохраняется. На Дону им поставили целых четыре памятника! При этом в Муроме, откуда родом святая чета, находится всего один монумент. Как вообще это можно объяснить?

- Вероятно, чиновники надеются, что они чудесным образом помогут сократить то количество разводов, которое ужасает. Хотя народ не проведёшь. В парке Революции бронзовый Пётр протягивает своей суженой колечко.

Казалось бы, трогательная композиция. Но язвительные ростовчане подметили, что стоит-то пара под «чёртовым колесом»! В Волгодонске, когда администрация решила провести опрос, где установить аналогичный памятник, многие вообще проголосовали за вариант, что он не нужен.

- А вам не кажется, что на Дону вообще появляется слишком много оригинальных скульптур? Тут уже возникла какая-то мода на маленькие композиции.

- Есть частные памятники, которые стали украшением, изюминкой. Взять того же читателя «Вечёрки» на Большой Садовой. В своё время его открытие было настоящим праздником. И фотографии возле бронзового человека с газетой есть, наверное, у каждого второго ростовчанина.

Или взять скульптуру «Горожанина» у входа в вашу редакцию. Это тоже частный памятник, прототипом которого стал знаменитый ростов­ский купец и меценат Иван Супрунов. За композицией стоит целая история, благодарность потомков.

Но в итоге благие начинания привели к тому, что донскую столицу завалили сомнительными арт-объектами. На набережной за раз наспех поставили шесть фигур! Среди них гигантский рак, «Дон-батюшка», которого в народе обозвали пиратом с попугаем... Ни одна из них не стала знаковой. Зато бронзы перевели!

На самом деле не так много площадок, где малая форма будет смотреться уместно. Должно же быть какое-то понятие акцента, уместности... Иначе так и будут плодиться розовые слоны, пальцы из-под земли и прочие чудеса.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах