aif.ru counter
83

Священник специального назначения

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8 21/02/2007

Отец Андрей из Новочеркасска тринадцать раз выезжал вместе с отрядом спецназовцев в качестве духовника в боевые командировки в Чечню.

На рясе отца Андрея четыре боевые награды. Среди них крест с перекрещенными мечами - знак "За службу на Кавказе". Бойцы, участвовавшие в контртеррористической операции, почитают его выше орденов. Этим знаком награждают лишь тех, кто в бою отважен и мужествен. Протоиерей Андрей стал первым из православных священников, заслуживших такую награду.

"С нами батюшка!"

Вторая Чеченская кампания была в самом разгаре. Начинающий капеллан, которого приютили у себя бойцы дивизии "Дон", переезжал из отряда в отряд, крестил солдат, читал служивым Евангелие. 6 марта группа спецназа направлялась проводить зачистку в село Комсомольское. Вместе с ними отправился и священник.

- Просто я решил для себя, что если хочу стать для бойцов своим, хочу, чтобы они мне доверяли, то должен быть повсюду вместе с ними, переносить те же самые трудности, - вспоминает отец Андрей.

Впрочем, спецназовцы к батюшке, сменившему рясу на камуфляж, относились хоть и с удивлением, но уважительно.

- Духи вон постоянно орут "Аллах акбар!", теперь о нас Господь тоже позаботится, - сказал один из разведчиков, устраиваясь на броне. - С нами священник, значит, всё будет хорошо.

Бой продолжался шесть часов

Их ждали. Бойцы 1-й группы попали в засаду. Головной БТР вспыхнул, как коробок спичек. Снайперы террористов одного за другим расстреливали бойцов. В тот день на прорыв через Комсомольское шла банда Гелаева. Позже тот бой назовут решающим во всей кампании. Несколько сотен головорезов, стремящихся выйти на новый рубеж, против маленького отряда спецназовцев и одного священника.

В том бою отец Андрей участвовал наравне со всеми. Он не стрелял, но, как признавали потом сами солдаты, именно присутствие батюшки, продолжавшего спокойно читать молитвы под шквалом огня, вдохновляло их и придавало силы. Священник появлялся то на одном краю, то на другом, обращаясь к бойцам с простыми, но такими нужными в этот момент словами.

Бой продолжался шесть часов. Прорвать оборону бандиты так и не смогли.

В Урус-Мартан бойцы вернулись чёрными от пороховой гари. Несколько часов все молчали, никто не мог говорить, вспоминая пережитое.

- В этот момент чувствуешь, словно сам виноват перед теми, кто погиб, - говорит отец Андрей.

Вскоре начали привозить раненых. К нему подошли врачи: "Батюшка, вы нам не поможете?"

Хирурги делали своё дело, пытаясь спасти израненных бойцов. Самым главным было удержать в сознании тех, кто, балансируя на грани жизни и смерти, вдруг начинал закатывать глаза и замолкать... Отец Андрей часами держал их за руки и говорил, просил молиться вслух, не давая уйти за кромку сознания.

"Вернуться с войны невозможно"

Семь лет, тринадцать командировок. Маршрут каждой поездки можно сверять по штабным картам боевых действий.

- Вспоминаю отца Андрея, который был с нами в Чечне, - написал в своём Интернет-дневнике один из бывших спецназовцев. - Батюшка неугомонный, лез в самые опасные места, отпевал пацанов на поле боя, ходил вместе с нами на разминирование, передвигался исключительно "на броне", служил прямо в сожжённых храмах. Побольше бы таких священников...

- Почему я езжу туда? - спрашивает отец Андрей. - Говорят, на войне человеку открывается новая истина. Я по себе понял: вернуться с войны невозможно. Такое не забудешь никогда. Многие ребята, кто пережил всё это, не могут устроиться в мирной жизни, спиваются, кончают с собой. Моя задача - помочь им найти себя. А сделать это можно, лишь понимая, что они чувствуют. Да и вообще священник должен быть там, где горе, где людям нужна Божья помощь. Вот закончу ремонт храма - и снова в отряд...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых