Примерное время чтения: 10 минут
263

Я всех перетанцевал. Мастер спорта - о цене победы на паркете

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. "АиФ на Дону" 17/08/2022
Владислав уверен – танцевать может каждый. Было бы желание.
Владислав уверен – танцевать может каждый. Было бы желание. / Владислав Скирдачёв / Из личного архива

Спины, как натянутые струны, чёткие движения, всполохи ярких платьев… Кто же не любит бальные танцы? Кажущаяся лёгкость движений обманчива – полторы минуты венского вальса требуют столько же сил, сколько трёхкилометровая пробежка.

Какова цена танцевального спорта, как пережить разрыв с партнёром и до какого возраста можно кружиться на паркете, «АиФ-Ростов» выяснил у мастера спорта по спортивным танцам, тренера и судьи Владислава Скирдачёва.

Про талант и упорство

– Владислав, насколько я знаю, в регионе мастера спорта в вашей сфере буквально наперечёт…

– На Дону нас всего четверо.

– И, тем не менее, с учётом всех побед и этого звания вы в 27 лет решили закончить танцевальную карьеру. Почему?

– Я сейчас не вижу перспектив для дальнейшей танцевальной карьеры: границы закрыты, зарубежных турниров не предвидится. К тому же, я тренер, следующий этап – судейство на соревнованиях по танцевальному спорту. А судья танцевать уже не может.

– А без поездок за границу нельзя продолжать карьеру?

– Есть несколько путей добиться высокого результата. Один из вариантов – это поездки за границу, где тебя никто не знает и проще попасть в лидеры. В российском танцевальном спорте имеется определённый костяк чемпионов. И пока они не уйдут, попасть в эту группу крайне сложно. Выступая в России, невозможно, но есть шанс привезти высокие награды из заграничных турниров.

– А как изначально попасть в этот костяк?

– Это и политические моменты, и, конечно, особый талант. Но вот я, например, никогда не был талантливым, но перетанцевал всех своих соперников, которые у меня выигрывали год за годом. Я упорством и трудом пробил этот «стеклянный потолок».

– Извините, перебью. Просто я впервые вижу человека из сферы искусства, который говорит, что он не талантлив. С чего вы это взяли?

– Что такое танцы по сути? Это и пластика, и умение взаимодействовать с партнёром. Но самое главное, танцы – это огромная физическая нагрузка. Потому что, например, полторы минуты венского вальса, который дети начинают танцевать с первых шагов на паркете, по физической нагрузке равны примерно трём километрам бега. Этот лёгкий, порхающий танец в исполнении очень тяжёл. Особенно для мальчика – ему нужно двигаться широко, мощно, да ещё и партнёршу на себе держать. Так вот, когда я пришёл на танцы, а это произошло довольно-таки поздно, почти в семь лет, я был экстремально худой и «деревянный». Пластика давалась очень сложно. Мне кажется, что это начало получаться только тогда, когда я сам стал преподавать.

Танцы не для мальчиков?

– Вы говорите, в семь лет поздновато. А какой возраст подходит для начала танцевальной карьеры?

– Пять лет – самое золотое время, когда стоит начинать, чтобы достичь каких-то высот. Но в принципе, это верно для любого вида спорта. Кроме, может быть, гимнастики, где лучше стартовать чуть раньше.

– То есть вас изначально для этой карьеры не готовили?

– У меня даже в мыслях этого не было. Какие танцы? По плану я должен был поступить в военное училище, когда подрасту. Мама моя была серебряным призёром России по стрельбе. Дед – военный подполковник танковой дивизии. Моего увлечения танцами он не понимал и не принимал, пока я не стал чемпионом ЮФО. Мне было 14 лет, я уже начал сам тренировать, что-то зарабатывать, и он смирился: ну, занимайся, коль у тебя получается. А тогда, в 7 лет, я уже какое-то время занимался кунг-фу. Зашёл на танцы за подругой, засмотрелся на происходящее, мама мне говорит: «Может, попробуешь?» И я увидел, что это не просто попой вертеть, как думают многие, особенно, мальчики, а это спорт, это труд. И согласился.

– Кстати, да, часто приходится слышать, что танцы – это не для мужчин, здесь только мягкие изнеженные мальчики. Это не так?

– Совсем нет. Танцы – парный вид спорта. С самого начала танцоры погружаются в отношения полов. И мальчик понимает, что он ведёт, он главный. На турнире бывает, что начинающий танцор по неопытности врезается в другие пары, и я так объясняю: «Пойми, ты сам можешь биться, сколько угодно. Можешь хоть все столбы собрать на паркете. Но партнёршу под удар нельзя подставлять никогда. Ты должен остановиться, поменять направление, сам удариться, но не допустить, чтобы пострадала партнёрша. Ты мужик, ты должен защищать. Партнёрша – это цветок. А партнёр – горшок, в котором цветок растёт. И если горшок поломается, цветок умрёт. Значит, ты должен быть настолько сильным, чтобы защитить цветок и дать ему возможность расти и пахнуть».

– Партнёр – это очень важный человек для карьеры, насколько я понимаю. Непросто подобрать, а расставание болезненно.

– Это так, я даже дважды хотел уйти из танцевального спорта, когда расставался с партнёршами. И у меня был простой полтора года, когда я не участвовал в соревнованиях, потому что не было подходящей пары. Практически из любых двоих разнополых детей можно вылепить пару, лишь бы по росту более или менее подходили друг другу. А у опытных спортсменов может быть разный уровень, разные особенности, да просто характерами могут не сойтись или финансовыми возможностями. У меня был период в подростковом возрасте, когда меня финансово поддерживали родители партнёрши. Отца у меня не было, мама не могла позволить себе возить меня по всем нужным турнирам. А родителям партнёрши хотелось, чтобы она участвовала максимально. И такая ситуация не редкость. Но, конечно, разрыв с партнёром – это не повод бросать спорт. Например, недавно распалась наша российская пара чемпионов – Семён Хржановский и Елизавета Лыхина. Но сейчас они успешно выступают с другими партнёрами.

– А романы между партнёрами случаются?

– Как и везде. Например, президент региональной Федерации танцевального спорта Андрей Стрельников много лет в браке со своей партнёршей. Таких пар немало. Но если роман заканчивается разрывом, то, как правило, распадается и танцевальная пара. По крайней мере, я не могу припомнить ни единого случая, когда было бы иначе. Проблема в том, что неизбежные конфликты на паркете всегда переносятся и за порог танцевального зала. Претензии накапливаются, и мало пар, которым хватает терпения и мудрости это преодолеть.

Деньги и возраст

– Владислав, вы упомянули, что не всегда есть финансовая возможность, чтобы стать чемпионом. В какую копеечку влетают родителям танцы?

– Это индивидуально, определённую цифру я не назову. Многое зависит от качеств самого спортсмена. Если он талантлив и быстро всё запоминает, это минимум затрат. Если у него есть большое желание и упорство – тоже. Например, я тренирую детей в клубе «Аквилон» и знаю, что мало кто хочет долго тренироваться, особенно, когда лето и каникулы. Да даже меня спроси, чего я сейчас хочу – тренироваться или лежать на пляже, понятно же каким будет ответ (смеётся). А есть дети, которые сами тянут родителей на тренировки, никогда не пропускают, смотрят, повторяют, учатся. Вот у них всё получится без больших вложений.

– А костюмы для танцев? Разве они не стоят баснословных денег?

– Для тренировок особые костюмы не нужны, достаточно брюк и юбки. Чуть позже нужна специальная обувь, которая стоит не так дорого. Для соревнований костюмы подороже, но детские в копеечку не влетят, это вопрос нескольких тысяч рублей, у взрослых цены выше. Да, жюри обращает внимание на внешний вид – самый умелый танцор, условно говоря, в лохмотьях визуально проиграет более слабому сопернику. Но это дело личного выбора. Можно купить платье для танцев за 180 тысяч от известного танцора и дизайнера Арташеса Оганяна, который начинал у нас в Ростовской области, а сейчас одевает Киркорова и Бузову. Но на самом деле в Ростове полно портных, которые сошьют платье ничуть не хуже и возьмут в разы дешевле. А бирка на одежде баллов на турнире не добавит.

– А возрастной предел есть в танцевальном спорте?

– Нет никакого предела, если ты не мыслишь жизни без танца. Есть разные категории: «дети», «юниоры», «взрослые». А есть категория «синьоры», которая начинается от 35 лет. Конечной точки у неё нет. Однажды я поехал на очень крупный российский турнир, где выступали, в том числе и «синьоры». И на паркет вышла пожилая пара в ярких синих костюмах, которая так жизнерадостно танцевала, причём, один из самых физически сложных танцев, что просто зарядила публику своим драйвом. А потом ведущий объявил, что этим танцорам по 98 лет! Зал стоя аплодировал этой изумительной паре. Я уверен: танцевать может каждый в любом возрасте и с любыми данными, было бы желание.

Досье

Владислав Александрович Скирдачёв родился 15 октября 1994 года в г. Шахты. Окончил Шахтинский филиал ДГТУ. Мастер спорта, пятикратный чемпион ЮФО по спортивным танцам, серебряный призёр Кубка России по двоеборью, бронзовый призёр Кубка России по латиноамериканской программе. Главный тренер студии бального танца «Аквилон».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах