Примерное время чтения: 8 минут
340

Рыбалка по-казачьи. Особенности регионального промысла на Дону

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. "АиФ на Дону" 15/06/2022
Дон был главным кормильцем многие века
Дон был главным кормильцем многие века / Старочеркасский музей-заповедник / Из архива

Если на столе нет рыбы, на нём, считай, ничего нет. В этом были уверены донские казаки, одним из основных промыслов которых наряду с охотой была рыбная ловля.

Где, что и на какую наживку ловили донцы, выяснили у историков.

Почему рыболовство?

Донская земля – уже давно житница страны. Но так было не всегда. Дело в том, что из-за постоянного противостояния с турками, которые обосновались в Азове, сельским хозяйством в полной мере казаки заниматься не могли. Это требовало долгосрочного вложения сил, а казакам нужно было ходить в походы и отбивать нападения.

«Именно поэтому отрасли присваивающего хозяйства – рыболовство и охота получили у казаков значительное развитие. Здесь не нужно было ждать годы, чтобы воспользоваться полученным «урожаем», просто надо было взять готовое у природы – реки, озера, моря. Этому также способствовал и образ жизни казаков как воинов, не расстававшихся с оружием, и характер их расселения по берегам Дона и других рек, где в пойменных местах водилась дичь, а в реках – рыба», – в своей книге «Рыбный промысел казаков донских, запорожских, кубанских в северном Причерноморье в XV–XVIII вв.» пишет Михаил Куманцов.

К тому же, правильным образом приготовленная рыба служила степным рыцарям и походной пищей, её можно было запасти впрок.

Кстати
Из исторических источников известны цены на донскую рыбу в XVIII веке: самка белуги с икрой стоила от 5 до 5,5 руб., самец белуги, какой бы то ни было величины — 1,5 руб., солёная белужья икра — 80 коп. за пуд, солёная белужина продавалась по цене 70 коп. за пуд.
«В дальних походах, сушёная и вяленая, она была основной пищей. Дон XVIII–XIX вв. изо­биловал рыбой. Во время нереста её численность многократно увеличивалась, так как она приходила из Азовского моря для метания икры. После нереста часть старой рыбы и молоди оседала в гирлах Дона, где был особенно хороший лов», – рассказывала заведующая культурно-образовательным отделом Старочеркасского музея-заповедника Анна Полякова.

Несмотря на то, что рыбы в Дону в те времена было много, казаки браконьерства и тогда не допускали.

«Для наблюдения за правильным ведением рыболовства и недопущения в донской тоне хищников в гирлах находился так называемый Каланчинский караул, ниже которого запрещалось ловить рыбу какими-то ни было ловушками. Каждый рыбак должен был иметь билет от войсковой канцелярии, дающий право свободного промысла в дозволенных местах. Для поимки хищников существовало два войсковых смотрителя рыбных ловель, назначавшихся войсковой канцелярией из старшин и имевших под своим началом вооружённую команду. Рыбные угодья берегли. Донские казаки при проходе из Азовского моря в Дон вытаскивали баркасы на берег, просушивали, выскребали борта, чтобы не занести в Дон инфекцию, и только тогда шли в свои станицы и хутора», – в книге «Быт, обычаи, обряды и праздники донских казаков» пишет краевед и историк Галина Астапенко.

Несметные богатства

По словам Астапенко, настоящим центром рыбной ловли и последующей заготовки был Черкасский округ. Так в станице Старочеркасской в начале XX в. на 11 560 казачьих душ обоего пола было 458 рыбаков.

«Чем ниже по Дону, тем большее количество казаков занимаются рыбным промыслом. Всего насчитывалось 5,5 тысячи человек, этим живущих. К их числу можно прибавить ещё много не казаков, арендующих у станиц рыбные ловли. Многие станицы сдают в аренду не Дон, а займищные озёра, протоки, ерики. Арендные деньги идут в доход станицы и употребляются на станичные нужды: на пособие беднейшим казакам при снаряжении на службу, или на школу, или на содержание станичного правления», – в книге «Очерки географии Всевеликого войска Донского» писал русский учёный, уроженец Новочеркасска Владимир Богачев. По его данным, улов рыбы в 1916 году составлял:

в Черкасском округе – 357 пудов красной рыбы, 67 421 пуд белой рыбы, 255 747 штук сельди, 50 пудов икры;

в Ростовском округе – 2105 пудов красной рыбы, 99 880 пудов белой рыбы, 534 250 штук сельди и 151 пуд икры;

в Таганрогском округе – 5341 пуд красной рыбы, 61 644 пуда белой рыбы, 478 329 штук сельди и 390 пудов икры.

Что и чем ловили

«Все орудия лова можно разделить на сетные и крючные. Собственно, сети были трёх видов: ставные – устанавливались с помощью кольев, плавные – поддерживались на плаву с помощью поплавков и буйков, накидные – выбрасывались из лодки в момент хода рыбы и накрывали её», – пишет Галина Астапенко.

Как отмечает Михаил Куманцов, ловили чаще всего неводами. Он цитирует «Записки Одесского общества истории и древностей»: «По десяти человек на том и на другом берегу тянут расширяющийся к средине невод на несколько сот шагов вниз по реке – работа трудная и медленная».

«На участке Дона между Темерником и Донцом (также недалеко от Черкасска) поперёк реки были натянуты ставные невода. Этими сетями в одну тоню вытаскивают рыбы обыкновенно до двух тысяч штук, а именно: карпов, судаков, окуней, секретов (род судака), чебаков, щук, чехоней и разной другой мелкой чешуйчатой рыбы. Каждому владельцу приходится в сутки вытаскивать по три тони», – продолжает историк.

Кроме того, частенько казаки пользовались кошелями, которые называли «вентерами», тоже вид ловушек.

«В Дону водились такие виды рыб как белуга, редкая в Дону. Обычно выше Ростова не поднималась. Поймать её можно было с марта до середины мая, а потом она снова уходила в море. Осетры, наоборот, поднимались далеко вверх по Дону и Донцу, проникая в Чир, Медведицу и Хопёр. Входили в Дон в конце марта, а скатывались в море в мае месяце. Ловили их сетями на перекатах или каменистом дне. Севрюга – более многочисленна. Ловилась в Дону с апреля по июнь включительно. Стерлядь в низовьях Дона встречалась довольно редко, а вверх по Дону, Донцу, Хопру, Медведице и другим рекам ловилась в больших количествах. Это единственная из красных рыб, живущая постоянно в реках. Из белой рыбы наибольшее значение имел судак (сула). Усиленный ход его из моря в реку отмечался дважды: с июля по ноябрь и с февраля по конец апреля. В апреле мечет икру по разливу, а в мае месяце его молодь уходила в море. Чебак входил в Дон одновременно с сулой. Его молодь оставалась в озёрах и реках, но большая часть уходила в море в конце мая. Сазан идёт вверх по Дону немного позже сулы и чебака и мечет икру по мелководьям и разливам, среди кустарников. Часть рыбы уходила в море, часть оставалась в реке, по ямам.

Донская селёдка различалась не по видам, а по величине. После вскрытия льда на Дону шла мелкая, её ловили черпаками, а в апреле месяце в Дон входит оселедец «мерный» и «полумерный». Молодь скатывается в море в мае месяце», – рассказывает Галина Астапенко.

Конечно, сейчас донской край не может похвастаться таким изобилием рыбы, а в сельском хозяйстве занято больше жителей региона, чем в рыбоводстве. Но всё ещё невозможно представить себе берега Дона без рыбаков, а наши столы – без сушёной и вяленой рыбки. Думается, что эта традиция не канет в Лету никогда, пока жив род казачий.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах