aif.ru counter
АиФ - Ростов 4416

Запах женщины. Какую загадку хранят духи и как этим пользоваться

Когда-то ростовчанка Людмила Лисицына могла лишь любоваться дорогим парфюмом в витрине магазина. Сейчас в её коллекции сотни флаконов. И за каждым стоит своя история. Какая – выяснил «АиФ на Дону».

О том, как появились всемирно известные духи, с чем ассоциируются их запахи и какие они хранят тайны корреспондент Юлия Панфиловская беседует с начальником ростовского Управления культуры и владелицей оригинальной коллекции Людмилой Лисициной.

«Почти за всеми известными ароматами духов стоят двое: парфюмер и женщина, его вдохновившая. Те же легендарные «Шанель №5» появились после романа Коко с внуком Александра II, князем Дмитрием Романовым. Фаворит Шанель познакомил её с бывшим придворным парфюмером царской семьи - Эрнестом Бо, - продолжает Людмила Павловна. - Француженка попросила мастера создать «аромат, который пахнет Женщиной». Бо долго искал этот запах, пока не вспомнил, что когда служил на Севере, любил подставлять лицо ветру, доносившему свежесть с местных сопок и озёр. Именно этот удивительный запах ассоциировался у него с женственностью. Так появились всемирно известные духи, рассказывает Людмила Павловна.

Досье

Родилась в Ростове в 1953 году.

Окончила режиссёрский факультет Театрального училища имени Щукина. Профессиональную деятельность начала с должности режиссёра народного театра.

С 1998 года – начальник ростовского Управления культуры. Заслуженный работник культуры РФ. Замужем.

Людмила Лисицына
Людмила Лисицына Фото: Из личного архива

Визитная карточка

Юлия Панфиловская: Людмила Павловна, вы много лет собираете флакончики из-под духов. Ваша коллекция не раз побывала в Музее краеведения, на выставке «Тайны женщины», и всегда имела огромный успех. Откуда такая страсть к парфюмерии?

Людмила Лисицына: Запахи быстрее всего пробуждают память. Стоит человеку вдохнуть мимолётный знакомый аромат, как перед ним начинает разворачиваться целая картина. В Волынской летописи XIII века описан любопытный эпизод. Половецкий хан, завоевав Кавказское царство, остался править в роскоши на многие годы. Но однажды соотечественники передали ему с ценными дарами пучок степной полыни. Вдохнув родной запах, хан вспомнил отчий край и, бросив богатые, но чужие покои, отправился домой. Эта загадка – как с помощью аромата можно создать целый мир - интересует меня с самой юности. Ещё в семидесятые годы, когда я училась в Щукинском театральном училище, наш замечательный педагог по истории русского театра Анна Тарасевич рассказывала историю о великой актрисе Книппер-Чеховой, которая четырнадцать лет играла роль Раневской в спектакле «Вишнёвый сад». Напомню, что по сюжету пьесы героиня вернулась на Родину из Парижа. И актриса, выходя на сцену, всегда пользовалась знаменитыми француз­скими духами Коти «Лореган».

- Для цельного образа?

- Именно! Этот запах стал её визитной карточкой. Уже после революции, когда в послед­нем флаконе осталась одна капелька духов, Ольга Леонардовна увидела в этом зловещий знак. Достать духи из-за границы не было возможности, да и денег не хватало: театр гастролировал по всей стране, но расплачивались с труппой продуктовыми пайками. Друзья и поклонники актрисы пытались разыскать хотя бы похожий тёплый запах, сочетающий в себе апельсин, фиалку и гвоздику с ноткой свежей травы, но так и не смогли его найти. Больше Раневскую она не играла...

Тогда эта история меня очень взволновала. Я, совсем ещё девчонка, решила найти свои духи. На тот момент в столице самым известным парфюмерным магазином была «Сирень» на Калининском проспекте. Я часами могла стоять у витрины, разглядывать красивые совет­ские наборы. Больше всего мне запомнились духи «Анна Каренина». Сам флакон лежал на чёрном бархате, и у него была необычная пробка, обвитая двумя розами. Думаю, таким образом художник хотел рассказать о трагичной судьбе героини Толстого. Но на стипендию я смогла купить только самые дешёвые - «Лесной ландыш». Возможность приобрести первые французские духи появилась у меня только в 1980 году. Выбросить опустевшие флаконы «Жеозе» и «Мажи нуар» у меня просто не поднялась рука. Так началась моя коллекция.

Чемодан с флаконами

- А что именно вас интересует: сам флакон и его содержимое или история, которая за ним стоит?

- Меня интересуют и форма, и содержание. Я по-женски люблю духи, у меня есть свои предпочтения, ароматы выбираю под настроение и даже в зависимости от задачи, которую перед собой ставлю. Но мне интересно и то, как многие роковые женщины с помощью аромата привязывали мужчин. Тот же Маяковский иногда экономил на еде, чтобы привезти Лиле Брик из за­граничной поездки «Джики» Герлен. Когда их открываешь, то тебя будто окутывает облако колдов­ского зелья: терпкое, как вино, с дымным оттенком табака и ноткой чувственного цветка мандарина. Неудивительно, что их владелица сводила с ума великого поэта.

Вообще французы придают огромное значение ароматам, у них даже существует понятие, что женщина своей внешностью лишь соблазняет, а остаётся в памяти, очаровывает именно запахом. Но лично для меня интереснее история русской парфюмерии, которая таит много загадок. Однажды на Новый год муж подарил мне целый чемодан флаконов, среди которых было много советских, дореволюционных скляночек. Это был настоящий сюрприз! Где он их достал, разузнать так и не удалось, но так у меня появился повод для отдельной экспозиции.

- А что интересного в нашей парфюмерии? На ум приходят только духи «Красная Москва».

- В нашей стране интереснейшее парфюмерное прошлое. Знаете, почему самые ценные в моей коллекции советские флаконы? Потому что их сегодня тяжело найти! Иностранцы свою культуру берегут: на заграничных блошиных рынках можно найти любые предметы старины. У нас же многие вещи, которые, казалось, ещё вчера были в каждом доме, - флаконы «Белой акации», «Кремля», «Леля», «Малахитовой шкатулки», «Русских узоров», «Яро­славны», «Раймонды» теперь раритет. А до революции наши ароматы пользовались популярностью во всём мире, соперничали с французскими.

Букет императрицы

- Взять того же автора «Шанель №5». Если бы не вынужденная эмиграция, неизвестно, каким стал бы расклад мировой парфюмерной колоды.

- В этой колоде было много наших «тузов». Ещё одна козырная карта - Генрих Брокар. Француз по национальности, он не скрывал, что русский душой. Однажды на Всероссий­ской промышленно-художественной выставке парфюмер открыл «душистый» фонтан с цветочным одеколоном, в который любой желающий мог окунуть платок, перчатку и даже сюртук. Идея оказалась настолько удачной, что «Цветочный» стал первым массовым одеколоном в России. У меня есть флакон из-под этого одеколона 1900 года выпуска. А когда в Москву приехала с визитом Вели­кая княгиня Мария Александ­ровна, Брокар преподнёс ей в подарок букет из восковых цветов - роз, ландышей, фиалок, нарциссов. Каждый цветок был со своей отдушкой, но, сливаясь, запахи образовывали не­обыкновенный аромат. Мать императора Николая II была в восторге. Спустя несколько лет Брокар воспроизвёл его в духах «Любимый букет императрицы». После прихода к власти большевиков фабрика парфюмера была переименована в «Новую зарю» и этим самым духам дали новое название - «Красная Москва», которую так любили советские модницы. Флакончик с любимым ароматом, затерявшийся на дне дамской сумочки, не просто жен­ский каприз. Ведь счастье напрямую связано с обонянием.



Материал подготовлен:
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Поль-Фердинанд Гаше
    |
    20:39
    13.11.2015
    0
    +
    -
    Патрик Зюскинд "Парфюмер"...А набережная Сены в Париже до сих пор воняет рыбой...
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Какой будет новая дорога на Театральном спуске Ростова?
  2. Почему казаки Ростовской области будут срочно переизбирать атамана?
  3. Как будет выглядеть итальянский ветропарк на берегу Таганрогского залива?
  4. Дончанин Геннадий Малахов получил «золото» на фестивале гиревого спорта?
  5. 952 года или 750 лет: сколько на самом деле исполняется Азову?
Самое интересное в регионах
Роскачество
Сколько псевдонимов Антона Чехова вы знаете?