aif.ru counter
26.06.2019 16:10
Светлана ЛомакинаАиФ - Ростов
237

Танцуй, как прадедушка! Секрет молодости от худрука ансамбля «Огни Кавказа»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. "АиФ на Дону" 26/06/2019
Танцовщицы в ансамбле красивы той естественной красотой, которую давно не встретишь на улице.
Танцовщицы в ансамбле красивы той естественной красотой, которую давно не встретишь на улице. © / Сергей Папиянц / Из личного архива

В жизни этого человека было, кажется, всё: и громкая слава, и успешные заграничные гастроли, а также крушение всей привычной жизни, и страшная авария. Однако он  никогда не сдавался, и со всеми трудностями справлялся легко, танцуя.

Художественный руководитель «Огней Кавказа» Сергей Папиянц рассказал о своей судьбе и своих надеждах корреспонденту «АиФ на Дону».

... Нельзя было поверить, что сидящему передо мной человеку 73 года. И вся история, которую он рассказывал, все её детали нанизывались как бусины, на главное - на образ высокого крепкого человека с лёгкой походкой и осанкой гордого горца.

Спасло чудо

Светлана Ломакин, «АиФ на Дону»: «Вы что-то не едите? Пьёте какие-то препараты?» - пыталась я выудить привычное.

Сергей Папиянц: «Нет, это всё танцы. Помните песню? Танцуй, пока молодой! Я уже и папа, и дедушка, и названный прадедушка, а всё танцую».

Сергей Папиянц отхлопывает ритм. Мы стоим в репетиционном зале, на сцене отрабатывают элементы народного танца его ученики - новички и старички. Последние с детьми и родственниками приехали на юбилейный концерт ансамбля, в котором выросли. Ансамбль называется «Огни Кавказа», а Сергей Апкарович Папиянц его художественный руководитель и главный балетмейстер. Ещё он заслуженный работник культуры России и Чечено-Ингушской АССР.

- Это я ещё распустился в последние два года, раньше был стройнее, - Сергей Апкарович бросает взгляд на зеркало. Ему кажется, что там видно что-то лишнее. - И дала себя знать авария в 1999-м... С начала 1990-х у меня начался очень трудный период. Нам с семьёй пришлось бежать из Грозного, хотя до войны у меня была шикарная работа. Я, заслуженный артист республики, имел свой ансамбль в Доме культуры при заводе «Красный молот». Зарплата 240 рублей, когда мой папа получал 90. И вдруг всё закончилось: школу, в которой работала жена, закрыли, на улицу детей выпустить страшно, танцевать уже не к месту. Я поехал на заработки в Пятигорск, к родственникам. И понял, что теперь с чеченской пропиской в паспорте найти хорошую работу непросто. Хореограф я или военный, неважно.

Сергей Апкарович не только талантливый артист и учитель, он еще и профессиональный портной. Фото: Из личного архива Сергея Папиянца

- Но всё-таки меня знали как танцора знаменитого ансамбля «Вайнах», лауреата многих конкурсов, поэтому пригласили на работу в студию при музыкальной школе. Пять лет я пробыл там, а потом дочке надо было поступать в институт, она мечтала быть учителем русского и литературы, и мы переехали в Ростов. Сняли дом, я опять искал работу, и неожиданно умер мой отец. Похоронили его в Чалтыре, я поехал на могилу, снял там мерки для оградки, а на обратном пути случилось лобовое столкновение. Разрыв селезёнки у меня был, перелом тазовых костей. Спасло чудо. Мимо ехал богатый мужик с сотовым телефоном - они тогда ещё были большой редкостью. Он позвонил в скорую. Селезёнку мне удалили, а кости срослись так же быстро, как в молодости, хотя тогда мне было уже 53 года. Врачи ещё удивлялись, почему на мне всё заживает, как на собаке? А это танцы. Я даже, когда полтора месяца лежал прикованный к больничной кровати, в голове ставил новые номера.

И рубашку, и штаны

Сергей Апкарович может танцевать всё, от классического балета до современной хореографии, но больше всего он любит народные танцы. Учился у многих известных мастеров. Даже в Аргентине школу гаучо (народный латиноамерикан­ский танец) закончил.

«В танцы я попал случайно, пацаны с нашего двора пошли записываться, а я с ними за компанию. Это было в 1956 году. Никаких костюмов, балеток, джазовок. Ничего не было, танцевали босиком и в том, в чём пришли. Пацанам это всё быстро разонравилось, а я остался. И 63 года занимаюсь одним и тем же».

Папиянц обстоятельно перечисляет в каких странах он был с гастролями (почти во всех), работал в государственном ансамбле танца «Вайнaх», государственном ансамбле танца Дагестана «Лезгинка», государственном ансамбле песни и танца Армении имени Татула Алтуняна, вёл свой ансамбль «Меридиан» и всегда у него были временные проекты и постановки. Однако есть у Сергея Папиянца ещё один секрет. Он профессиональный портной, причём высококлассный. 

- Как все советские парни я отслужил в армии, а когда вернулся, понял, что хочу получить профессию. Я портной высшего разряда по пошиву верхней одежды. И с 1968 года себя и свою семью я обшиваю сам.

В ансамбле танцуют абхазы, адыги, украинцы и русские.Фото: Из личного архива Сергея Папиянца

- Выучились, наверное, для того, чтобы шить сценические костюмы?

- Нет. Я же артист! - ладонь Сергея Апкаровича ушла вверх. - Люблю красиво одеваться, а у нас что тогда было? Брюки и пиджаки от фабрики «Большевичка», которые на мне, худом и высоком, сидели как мешок. И всё серое, тусклое. А мне нравятся краски, чтобы всё тонко, по фигуре. В 22 года пошёл в ученики к портнихе, и как пошёл шить. Себе – брюки всех цветов и фасонов, друзьям, заказы пошли. У меня в то время было уже три ансамбля, которые я вёл: в медучилище, в университете и в нефтяном институте. Деньги, которые я официально зарабатывал, отдавал маме, а жил на то, что приносил пошив. До сих пор это моя палочка-выручалочка.

- Джинсы на вас, тоже сами шили?

- Нет, дочка подарила. «Пьер Карден» написано почему-то. Но я смотрю, что по качеству мои-то будут не хуже.

Зарубежная слава

- Вы так много гастролировали в своё время. Не думали остаться за рубежом?

- Тогда не думал, хотя предлагали очень интересные условия. В начале 1960-х прошла нашумевшая история с Нуриевым, и кэгэбэшники, которые с нами ездили, были всегда на чеку. Но в Аргентине был такой высокий уровень гастролей, дошёл до правительственного, поэтому, когда меня пригласила армянская община в ресторан, не могли не отпустить. В первую встречу мне просто рассказывали и показывали, как они хорошо живут, а во вторую предложили остаться. В армянской общине было 86 тысяч человек. Мне предлагали всё - от большого дома и перевоза всех родственников до создания там народного ансамбля... Но я не стал создавать проблемы коллективу, вернулся к своим.

- Жалеете?

- Жалел не раз, особенно в 1990-е, когда мне приходилось платить для того, чтобы заниматься танцами. Я же приехал в Ростов никем. Сейчас можно показать диски, видео на флешке, ссылки прислать, а тогда только в деле. Мне надо было наработать репутацию. И с тех копеек, что я заработал в Пятигор­ске, снял в ДК «Красный Аксай» помещение - приглашал людей заниматься бесплатно. Потом меня узнали, нашёлся меценат, который предложил оплачивать аренду зала. Я предложил перейти тогда в Дом офицеров, там вёл ансамбль, но военные есть военные, финансирование на костюмы не выделялось, всё поездки ложились на меня.

Потом нашёлся ещё один состоятельный человек, попросил поучить танцам его детей, я сказал, что на дом не езжу, но если у меня появится детский ансамбль, его дети тоже будут в нём заниматься. Появился ансамбль при школе №117 и наконец-то я получил нормальные условия для занятий. С меценатом мы подружились и дружим до сих пор. Ну, а 16 лет назад я пришёл во Дворец культуры «Ростов-Досуг», который поддерживает Нэлли Абачараева. Благодаря ей я впервые с советских времён имею всё, что нужно для работы. Даже зарплата у меня есть небольшая...

Праздник народного танца на берегах Дона | Фотогалерея

Любимое дело

Сергей Апкарович прервался и пошёл на сцену. Отругал парня, похвалил танцовщицу, красивую той естественной красотой, которую давно не встретишь на улице. В дверном проёме появилась девушка в хиджабе, бросила на пол чемодан и поплыла обниматься. Это бывшая ученица Папиянца, приехала из Нальчика, хочет выступить на юбилейном концерте «Огней Кавказа». Это дань уважения.

По той же причине из Москвы за месяц до выступления приехала семья Исахановых с годовалой дочкой. Татевик и Михаил познакомились в ансамбле. Два года они уже живут в Москве, но пораньше приехали сюда, чтобы войти в форму. Таких историй у Папиянца немало.

- Я заметила, что они у вас все очень красивые. Армяне?

- Какие армяне! Абхазы, адыги, украинцы, русские! Я не отбираю их по внешним данным, но танец даёт осанку, стать, даже человек со средней внешностью будет красивым. А у меня все девчонки на подбор. И так было всегда. Первые ученики выросли, открыли свои школы и зарабатывают теперь на том, чему я их научил.

- А вы?

- А я танцую. День за днём, все 73 года. «Огни Кавказа» знают по всей России, нас знают за рубежом. Это моя главная инвестиция - ученики и имя. Ну и здоровье, конечно. Я, как и в молодости, прихожу домой после репетиции часов в десять вечера, открываю холодильник, с удовольствием ем. Потом с таким же удовольствием ложусь спать. Получается, секрет моей молодости в удовольствии. Я всю жизнь занимаюсь любимым делом. Платят мне за него или нет, есть у меня какие-то награды или я кружок танца веду при школе. Когда мои ребята хорошо выступают, получаю моральное удовлетворение. Это разглаживает морщины и делает спину ровнее. Если не верите, идите танцевать. Это уже я вам как армянин рекомендую.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество