Примерное время чтения: 8 минут
1626

Сёк непокорных и жил с англичанкой. Неочевидные факты об атамане Платове

На родине атамана, в станице Старочеркасской, расположен бронзовый бюст Матвея Платова.
На родине атамана, в станице Старочеркасской, расположен бронзовый бюст Матвея Платова. / Ульяна Алфеева / АиФ-Ростов

2023 год в Ростовской области планируется посвятить атаману Матвею Платову, об этом сообщил глава региона Василий Голубев. Идея такая возникла потому, что через год, в августе, исполнится 270 лет со дня рождения казачьего генерала. К тому же 220 лет будет столице донского казачества – городу Новочеркасску.

Платов, наверное, самая известная историческая личность Дона. Все знают о полководческих талантах генерала Отечественной войны 1812 года, его безудержной храбрости и многочисленных наградах. Rostov.aif.ru собрал несколько неочевидных фактов о «вихорь-атамане», как назвал его русский поэт Василий Жуковский.

Сидел за растрату

Родившийся в ст. Прибылянской (одна из станиц в пределах казачьего города Черкасска) в 1751 Матвей Платов стал самым известным донским казаком в мире. Причем все биографы отмечают, что военную карьеру мальчик из семьи войскового старшины сделал сам, без покровителей – исключительно верной службой.

В 20 лет он уже командовал полком, и во время русско-турецкой войны казаки под руководством Матвея Платова воевали так успешно, что молодой полководец в 1774 году удостоился награды из рук императрицы Екатерина II. На именной золотой медали было написано: «За ревностную и усердную службу Донского войска полковнику Матвею Платову».

Но обласканный матерью, он был заключен в тюрьму сыном. В 1797 году Павел I сослал донского атамана в Кострому, а потом даже отправил в Петропавловскую крепость. Обвинили Платова в невыплате денег воинам двух казачьих полков.

«Приходили по временам вести и передавались из уст в уста по секрету, что любимый их атаман томится где-то в мрачной темнице, оклеветанный низкими завистниками перед подозрительным императором Павлом Петровичем. Много раз донцы тайком посылали ходоков разузнать что-нибудь о Матвее Ивановиче, но всегда попытки их оканчивались неудачей. Мрачен и тесен был каземат, где сидел Платов. Тоска по родине, по своим братьям атаманам-молодцам, по донским полкам, горькая обида на несправедливость день ото дня съедали его. Он исхудал, оброс волосами, сгорбился и почти разучился ходить от постоянного лежанья на гнилой соломе», – писал историк Евграф Савельев.

Гнев на милость Павел сменил только, когда решил объявить вместе с Наполеоном войну Англии, запланировав поход на Индию, бывшую тогда британской колонией. Императору срочно понадобилась поддержка казачества, а человек, за которым мог подняться Дон, в ту пору был только один – и томился он тогда, в 1801 году в каземате. Савельев так описывает итог встречи Павла I и Платова:

«— Ты пройдешь с казаками по этой дороге в Индию?

— Пройду, ваше величество! — в отчаянии крикнул Платов, а сам думал: «хоть к черту на рога, в самый ад, абы не возвращаться в это проклятое подземелье».

Навязал казакам новую столицу

«Индийский поход» не осуществился – Павел скончался. А с приходом следующего государя, Александра I, Платов стал атаманом Войска Донского. Работа была не боевая – административная, а проблем на Дону тогда было немало.

Одна из них – бесконечные наводнения, которым подвергалась столица донского казачества – Черкасск. Как рассказывает историк Михаил Астапенко, сначала планировалось сделать из него новую Венецию с каналами – чтобы вода стекала в Дон и Азовское море, но у государственной казны средств на это не нашлось.

«И начались поиски места для новой столицы Дона. Платов лично побывал на Черкасских буграх, в Аксае, Заплавской, Манычской и других станицах. Но все эти места не понравились атаману. Наконец, решено было остановиться на урочище Бирючий Кут – возвышенности, расположенной между реками Аксай и Тузлов, недалеко от Черкасска», – пишет Астапенко.

Свой план Матвей Иванович представил императору, который его и утвердил. В 1805 году заложили первый камень нового Черкасска, который так и назвали – Новочеркасск, а в 1806 году уже торжественно перенесли столицу. Но строился город медленно, в основном из-за того, что донцам выбор Платова категорически не понравился – переезжать из старинного городка многие отказывались, привыкли поколениями жить на берегу Дона.

«Платов, потеряв терпение, от уговоров перешел к действиям и велел принародно сечь непокорных казаков, не желавших переселяться в Новочеркасск, что вызывало в них еще большее озлобление и против атамана, и против новой столицы», – уточняет историк.

В 1837 году очередной государь, Николай I, даже подумывал перенести донскую столицу в станицу Аксайскую, но после размышлений решил не ввязываться в новые финансовые и социальные проблемы.

Наполеон не подал ему руки

Графом Матвей Платов стал после победы над наполеоновской армией, но с французским императором донской атаман познакомился гораздо раньше, причем знакомство это сложно назвать приятным. Произошло это после заключения Тильзитского мира между Александром I и Наполеоном. Последний в честь этого события решил наградить русских генералов орденом Почетного легиона.

Но Платов к досаде французского императора не то, что не обрадовался, но даже и отказался от награды. Казак сообщил, что награждать Наполеону его не за что, поскольку «я ему не служил, и служить не могу никогда». Разгорелся нешуточный конфликт: глава Франции демонстративно не подал руки атаману при личном знакомстве, а Платов позволял себе едкие высказывания в адрес Бонапарта.

«От природы Платов был весьма вспыльчив, и всю жизнь воспитывал себя в духе подавления этих неожиданных вспышек ярости и много преуспел в этом», – отмечает Астапенко.

Говорил с «казачьим акцентом»

Атаман умел нравиться – как сильным мира сего (что очевидно по его головокружительной карьере), так и простым казакам. Причем до конца жизни говорил он так, как принято на Дону. И ничуть этого не стыдился.

«Атаман любил рассказывать анекдоты из военной жизни, а также о подлинных боевых событиях, и его рассказы производили большое впечатление на слушателей», – писал один из биографов Платова Ефим Тарасов.   

«Любимая его фраза: «я вам скажу» – богато уснащала его рассказы и разговоры. Речь его была весьма своеобразной, на казачий лад, и говорил он весьма убедительно и энергично. Вместо «Варшава» он говорил «Аршава», поясняя: «Она Аршава, а не Варшава; бунтовщики прозвали ее Варшавой». «Квартирмейстер» («квартирмист») у него - «планщик», «преследовать» - «шпиговать»; вместо «поискать», «разведать» Платов употреблял слово - «пошарить». Знаменитого французского министра иностранных дел князя Талейрана, с которым был знаком, Платов, ничуть не смущаясь, звал «Тейлараном»», – цитирует исторические факты Михаил Астапенко.

Привез пассию из Англии

Официально Платов был женат дважды. Первой женой стала Надежда Ефремова из известного казачьего рода, второй – Марфа Дмитриевна, урожденная Мартынова, тоже казачка. Обе отправились в мир иной раньше мужа. Но дни свои атаман доживал с женщиной, которую он привез на донскую землю из туманного Альбиона.

Познакомился с дворянкой Элизабет 63-летний Матвей Иванович во время своего визита в Лондон в 1814 году. Британцы были в восторге от героя войны 1812 года, его в прямом смысле там носили на руках: однажды горожане пронесли его после богослужения в одной церкви от дверей храма до кареты. И даже Байрон под впечатлением от Платова как-то назвал себя казаком. Не избежала влияния мощной харизмы и Элизабет, которая ни слова, не знала по-русски. Впрочем, и сам атаман не говорил на языке новой возлюбленной.

«Она добрая душа и девка благонравная. К тому же такая белая и дородная, что ни дать, ни взять ярославская баба», – так о ней отзывался сам Платов.

Ходили слухи, что пара даже обвенчалась, но подтверждений этому нет. После смерти возлюбленного Элизабет отбыла обратно в Англию, где следы ее затерялись.

Посмертные «переезды»

Бурная «жизнь» у атамана, а точнее, у его останков, продолжилась и после того, как он покинул этот мир. Умер он в 1817 году под Таганрогом, в слободе Еланчикской, от сильной простуды. В первый раз похоронили его у строившегося тогда Вознесенского собора в Новочеркасске, в  специальном склепе.

«Из Еланчика тело Матвея Ивановича перевезли в Мишкин, где в течение нескольких дней казаки прощались со своим атаманом. Десятого января 1818 года состоялись торжественные похороны Платова. Из Мишкина до Новочеркасска гроб с телом усопшего атамана на руках несли казачьи офицеры. В те дни морозы доходили до тридцати градусов, участники похоронной процессии страдали от жестокого холода, многие отморозили уши, носы, но никто не ушел до конца похорон», – пишет Астапенко.

Перезахоронили его через 58 лет, в январе 1875 года, по инициативе сына. Иван Платов решил перенести останки родителей на хутор Мишкин, потому что собор, который так и не достроили, рухнул, и началась расчистка места для строительства нового.   

Накануне столетия Отечественной войны 1812 года, в 1911 году, останки атамана перенесли снова под построенный наконец Войсковой собор в Новочеркасске.

«Последний раз останки знаменитого атамана были перезахоронены при реставрации Вознесенского собора весной 1993 года, – пишет Михаил Астапенко. – 15 мая 1993 года на соборной площади Новочеркасска собрались казаки со всего Дона, ближнего и дальнего зарубежья».  

Там сейчас и покоится Матвей Платов – непревзойденный полководец и яркий человек.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах