aif.ru counter
356

Писатель в интерьере времени. Грустная проза современной культурной жизни

Почему Год литературы - пустая формальность, Россия превратилась из читающей страны в пишущую, о классике и современниках «АиФ на Дону» поговорили с Еленой Джичоевой, редактором и ведущей радиопрограммы «Дон литературный».

Из личного архива

Нынешний год объявлен в России Годом русской литературы. И вот половина его уже осталась позади.

Почему Россия превратилась из читающей страны в пишущую, о классике и современниках мы поговорили с Еленой Джичоевой, редактором и ведущей радиопрограммы «Дон литературный».

Досье

Елена Джичоева. Родилась 16 июня 1939 г. в Ростове-на-Дону. Окончила историко-филологический факультет РГУ. Статьи и очерки Елены Джичоевой печатали в журналах Москвы, Ростова, Воронежа, в коллективных сборниках.

С 1992 г. ведёт программу «Дон литературный» на радио ГТРК «Дон-ТР».

Автор книг «Преодоление. Очерк жизни и творчества Виталия Сёмина», «Два портрета», «Притяжение. Сборник литературно-критических статей», «Два лика времени. Очерк жизни и творчества Бориса Изюмского», «Вспомнить и жить. Воспоминания, эссе, беседы, размышления о писателях», «Неостывшие следы» и др.

Кроссворды и ребусы

- Елена Георгиевна, какая задача стояла перед вами, когда вы пришли работать в «Дон литературный», пожалуй, в одну из самых популярных сейчас передач на донском радио?

- Тогда только началась перестройка, и я хотела предоставить слово действительно талантливым людям. Кто-то скажет, что это довольно субъективно, но есть же великие имена. И о них я хотела напомнить радиослушателям. А молодым авторам - передавать опыт старшего поколения.

Вот недавно у меня была беседа с одним писателем, ну очень популярным: в год он печатает по роману. На мой вопрос «как же вы работаете над словом?» автор ответил, что такое понятие выпало из обихода.

В доперестроечное время в Союзе писателей состояли чуть больше 40 человек, и каждого знали читатели. Потом союз разделился на две писательские организации. Каждый принимает своих членов чуть ли не с улицы. Сейчас в обоих союзах около 90 человек, причём половина - графоманы.

- Талантов много быть не может, но скажите, сегодня они есть? Вот вы делали передачу о молодом ростовском поэте-математике Дмитрии Ханине...

- Очень талантливый парень. Пожалуй, из молодых авторов он единственный. Меня часто спрашивают: «Ну почему вы берёте в свои передачи так мало молодых?» Да я бы с радостью, но где же их взять?

Мне приходит много рукописей и книжек. Сейчас их издают невероятное количество. Если раньше наша страна была самая читающая, то сейчас, наверное, самая пишущая. За деньги можно издать всё что угодно. А личностей нет. Сегодня очень много писательских премий, но кому они выдаются и за что, непонятно. Имён-то настоящих не слышно.

В Ростове практикуют уличные билиотеки. Фото: АиФ-Ростов/ Павел Шаповалов

Раньше литература была тесно связано с жизнью.

У Виталия Сёмина, чью повесть «Семеро в одном доме» в своё время напечатали в «Новом мире», есть фраза: «Если литература не исследование, ею просто не стоит заниматься». Сегодня жизнь и литература существуют отдельно. Авторы занимаются самовыражением. Особенно это наглядно в поэзии, она превратилась в кроссворды и ребусы: чем непонятнее, тем лучше.

В прошлом году мне попалась книжка «Ростовское время. Поэзия молодых». Я её прочитала, ничего не поняла и сделала передачу о ней на радио. Столько звонков от слушателей у меня уже давно не было! Люди говорили: «Господи, хоть кто-то нашёлся, кто сказал, чего стоит сегодняшняя поэзия!». Современные авторы считают, что уже нельзя писать как раньше. Да вы сначала научитесь писать как раньше!

Наши современные «гении» и говорить-то не умеют. Бывает, хочу взять человека в эфир, но понимаю, что он либо будет нести чушь, либо не свяжет и двух слов.

Поэтому в «Доне литературном» я всё чаще возвращаюсь к авторам ушедшего поколения, рассказываю, о чём они писали, как работали. Это Виталий Сёмин, Павел Шестаков, Владимир Фоменко, Даниил Долинский и другие.

А о современных и рассказывать нечего. Они размахивают своими книжками, устраивают презентации и мнят себя великими. Талантливых единицы. Например, Василий Воронов из Старочеркасска. Недавно вышла его книга «Пантеон». Сейчас он пишет продолжение.

Ростовчане читают в среднем 22 библиотечные книги в год. Фото: АиФ-Ростов/ Алла Фёдорова

- И насколько эта книга будет востребована?

- А сегодня почти ничего не востребовано. Я как-то зашла в книжный: в основном люди читают детективы и любовные романы. С одной стороны, меня это возмущает, а с другой, я понимаю: люди устали от тяжёлой жизни и хотят какой-то отдушины.

«Над вымыслом слезами обольюсь»

- Но есть и другие причины. В школах книги не читают, а проходят. И литературе уделяют совсем не то внимание, что прежде. Многие школьники не знают об авторах, которые писали о войне, путают Великую Отечественную с войной 1812 года. А кругом бесконечно говорят о патриотизме, о том, что надо воспитывать любовь к Родине...

- С детьми нужно работать. Я недавно пришла в одну школу, чтобы рассказать детям о Василии Шукшине, о том, как велись съёмки фильма «Они сражались за Родину». Был прекрасный майский денёк, и вдруг в комнату вошли старшеклассники - молодые, высокие, красивые.

И у меня вдруг слёзы потекли: я подумала, что такие же точно ребята уходили на войну и не вернулись. Я долго не могла начать. Передо мной сидели герои Григория Бакланова, Константина Воробьёва, Василя Быкова. Ребята слушали, открыв рот. Наша литература 60-х - 80х годов - великая. Это жизнь, отразившаяся на страницах книг.

- В «Доне литературном» вы в основном ведёте речь о донских авторах. Почему вдруг обратились к Константину Воробьёву?

- Воробьёв - подарок мне от Бога. Это был замечательный писатель, с которым мы переписывались почти до конца его жизни. Его очень любил Твардовский. Когда он напечатал повесть «Убиты под Москвой», все двери перед Воробьёвым закрылись, как это прежде случилось с Сёминым: такая правда о войне шла вразрез с официальной версией. Я прочитала книгу Воробьёва и послала ему рецензию. Так завязалась наша переписка. Это были такие прекрасные письма! Я их передала в Российский государственный архив литературы и искусства. Сделала радиоспектакль «Ищу тебя» по его рассказам, написала о нём книгу «Серебряная дорога». Она очень личная.

Читать книги становится немодным. Жизнь и литература существуют отдельно. Фото: АиФ/ Максим Чуев

- Вы возрождаете имена, которые раньше были известны и на донской земле, и во всём Советском Союзе. А как сделать, чтобы о них слышали не только в вашей программе, чтобы читали их книги? Ведь такие передачи не так много времени занимают в эфире...

- Раньше «Дон литературный» выходил 4 раза в месяц по 50 минут, сейчас - дважды в месяц по 35 минут. Более того, у меня была программа о театре, кино и музыке «Зелёная лампа», которая пользовалась неменьшим успехом. Как достучаться до людей, я не знаю. Выйти на площадь и кричать?

Что делать, если даже Пушкина сбросили с парохода современности? Честно сказать, я иногда думаю: ну кому нужны мои передачи?

И вдруг получаю прекрасные письма от слушателей. Значит, есть ещё те немногие люди, которым интересна настоящая литература.

Вопросы без ответа

- Знаю, вы издали за свой счёт книги «Что истинно в литературе» Виталия Сёмина, «Между днём и ночью» Павла Шестакова, книгу воспоминаний о Данииле Долинском. Помимо этого, печатаете собственные книжки. Но ведь невозможно всё время делать это за свои деньги?

- Той суммы, что я зарабатываю на радио за год, как раз хватает, чтобы выпустить одну книжку. Мне не раз советовали найти спонсоров. Но я не умею и не хочу выпрашивать деньги.

Елена Джичоева: я не уверена, что «Дон литературный» будет продолжаться – нет денег.
Фото: Из личного архива

- Было время, когда «Дон литературный» ушёл из эфира. И не только на радио, но и в нашу редакцию звонили и писали люди, переживали, когда же вернётся их любимая передача. И вот она вернулась. Какие перспективы?

- Я не уверена, что «Дон литературный» будет продолжаться: нет денег. В 2005 году Российская телерадиокомпания сделала нас дочерним предприятием и финансировать стали только новостные передачи. Тогда все художественные программы разогнали. Через 3 года мне предложили вернуться на сущие копейки. Что будет дальше, не знаю. Денег нет даже на то, чтобы платить диктору и артистам, которые читают отрывки из произведений.

Я пока что продолжаю работать. В ближайших выпусках хочу поговорить о пророческих мотивах в «Борисе Годунове» Пушкина. К юбилею Юрия Трифонова хочу вспомнить нашу беседу о нём с Павлом Шестаковым. Будут выпуски, посвящённые юбилею Даниила Долинского, Гарри Лебедева, Анатолия Калинина. С Анатолием Вениаминовичем мы были дружны, и я записывала его воспоминания о Михаиле Шолохове, Виталии Закруткине, Александре Фадееве.

- Наверное, на это должно в первую очередь хватать денег? Ведь это очень важно. Тем более в год литературы!

- Год литературы - это пустая формальность. Но этот вопрос уже не ко мне...



Материал подготовлен: Ирина ПРИЛУЦКАЯ
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. На поборы начальства пожаловались инспекторы ГИБДД Ростовской области?
  2. Какой будет новая дорога на Театральном спуске Ростова?
  3. Почему казаки Ростовской области будут срочно переизбирать атамана?
  4. Как будет выглядеть итальянский ветропарк на берегу Таганрогского залива?
  5. Дончанин Геннадий Малахов получил «золото» на фестивале гиревого спорта?
Самое интересное в регионах
Роскачество
Вы задавали вопрос президенту России Владимиру Путину?