Примерное время чтения: 7 минут
714

«Начну новую жизнь в Ростове». Как прошел самый сложный год у беженцев

Через Ростовскую область за год, с прошлого февраля, прошло около 3,5 млн вынужденных переселенцев из Донбасса.
Через Ростовскую область за год, с прошлого февраля, прошло около 3,5 млн вынужденных переселенцев из Донбасса. gov.cap.ru

Через Ростовскую область за год, с прошлого февраля, прошло около 3,5 млн вынужденных переселенцев из Донбасса, таковы данные регионального МЧС. В пунктах временного размещения (ПВР) региона сейчас находятся около четырех тысяч из них. Но это не значит, что больше беженцев на Дону нет. Большая часть из них за это время наладили свою жизнь, сняли жилье, нашли работу и даже родили детей.

Rostov.aif.ru поговорил с некоторыми из них – о жизни, надеждах, прошлом и будущем.

«Мы похожи»

В ПВР оказались самые незащищенные слои населения, для которых попытались создать максимально комфортные условия и обеспечить всем необходимым. Но жизнь в спортзале на виду у сотни товарищей по несчастью, конечно, не самый лучший выход. Многие поселились у родственников, кто-то снял жильё, а некоторые даже купили недвижимость. Но увезти из Донбасса нажитое удалось немногим.

У Алёны Зурилиной в Донецке было своё ателье индивидуального пошива и при нём курсы шитья. Истинная патриотка своего города и края она никогда бы не уехала из дома по своей воле, говорит Алёна.

«Я собственно не переезжала, скорее, тикáла (убегала - прим.авт. ) от той ситуации. Невозможно было ходить на работу. Обстрелы участились непосредственно там, где я работала. Раньше только звуки слышала, но когда я собственными глазами в окно увидела прилёт в сторону торгового центра, где моё ателье, поняла, что надо уезжать», — вспоминает она.

В Ростове женщина обосновалась не сразу: приезжала из Донбасса и возвращалась домой, надеялась, что все закончится. Летом 2022 года окончательно переехали сюда, к родственникам, вместе с сыном. Он студент, учится по специальности международный бизнес в Донецке, но теперь дистанционно. Была такая возможность, поэтому мальчик решил остаться в своём вузе. А его маме о своем деле пока пришлось забыть. Правда, работу Алена нашла быстро –  в швейном цеху. Разместила на сайте объявлений своё резюме, ей сразу же перезвонили.

Жизнь за год изменилась кардинально: другой город, жилье, работа, знакомые. Но, по словам Алены, ростовчане очень похожи на жителей Донецка: общие ценности, манера разговора, менталитет. 

«Я уверена: к людям надо относиться так, как хочешь, чтобы они относились к тебе. Я стараюсь так и делать. А вообще, люди везде хорошие», — уверена Алёна.

И всё-таки не смотря на пережитый в Донецке страх, женщина очень скучает по родному городу. Больше всего по своему ателье, коллективу, подругам и ученицам.

«Когда уже успокаиваешься, бомбёжек не видишь и не слышишь, начинаешь колебаться, думать: может быть поспешила? Ведь там всё родное, собственноручно выстроенная жизнь. Друзья из Донецка тоже говорят, что сейчас затишье, верят, что всё будет хорошо. Старые клиенты до сих пор пишут и спрашивают, не вернулась ли я? А то брюки мужу подрубить надо, платье дочке сшить... В эти моменты очень щемит сердце», — рассказывает Алёна со слезами на глазах.

«Обратно не вернемся»

Ирина Л. оставила в Донецке салон красоты. На её фото в мессенджере до сих пор фотография за работой: сама молодая женщина и чьи-то золотые локоны во время окраски.

«Вывезла из салона что смогла, большую часть пришлось оставить», — вспоминает она.

Уезжать из Донецка семья не собиралась. Окраины города обстреливали с 2014 года, но они жили в центре, свыклись, держались за возможность хоть как-то жить в родном городе.

«Воды у нас с февраля не было, и сейчас её там нет. Но до апреля находили варианты – покупали питьевую, набирали где-то для хозяйственных нужд. Потом оставаться, тем более с детьми, уже было невозможно. Решили ехать в Ростов. Ситуация аховая – я беременная, на пятом месяце, с десятилетним ребёнком и мужем, с котом Шустриком, с вещами, которые удалось загрузить в машину перевозчика», — рассказывает Ирина.

Здесь были знакомые – помогли найти съёмное жилье. Дело это непростое, говорит Ирина, во-первых, неохотно сдают жильцам с детьми, во-вторых, не жалуют с животными. В-третьих, по её словам,  далеко не все рады беженцам в качестве арендаторов, а ну как платить не смогут? А у Ирины и её семьи – три в одном. Но повезло: у знакомых был дом, его они семейству и сдали.

«Муж сразу нашёл работу, он строитель. Илью, старшего сына, мы быстро устроили в школу. Я уже с заметным животом, смысла трудоустраиваться особого нет, бросилась оформлять документы – мне же рожать скоро. В апреле удалось это сделать достаточно быстро,  теперь у нас есть паспорта РФ. Меня поставили на учёт в ЖК, в июле родила младшего сыночка в нормальных условиях, слава Богу. Если бы остались в Донецке, рожала бы в подвале», — вздыхает женщина.

Жить в Ростове семье непросто. Одна только аренда дома обходится в 27 тысяч рублей, и это ещё по знакомству, говорит Ирина. Хорошо, помогает благотворительный фонд «Доброе дело», благодаря неравнодушным ростовчанам у переселенцев есть детское питание, памперсы, другие предметы первой необходимости.

СПРАВКА
Благотворительный фонд «Доброе Дело» весь этот непростой год помогает беженцам региона. По данным на 22 февраля сюда обратились уже 1992 семьи. Среди них 2380 ребёнка в возрасте от 0 до 18. Немало и возрастных подопечных, двоим самым пожилым женщинам – по 90 лет.

Следом за Ириной в Ростов потянулась родная сестра с семьёй, а вот родители остались в Донецке. Мама не хочет бросать работу – ей 62 года, уверена, что здесь ничего не найдёт. Отчиму 75 лет, конечно, остался доживать свой век с женой. Но мама несмотря ни на что раз в месяц ездит к дочкам и внукам в Ростов. Пока силы есть, говорит, буду помогать.

«А мы уже не вернёмся назад, — говорит Ирина. – Садики и детские площадки дома в руинах, дети месяцами не выходят из дома, школьники – на удалёнке. Здесь и детям, и нам лучше. Малыш Тимоша подрастет, я выйду из декрета, снова открою салон красоты. Да, вся моя жизнь осталась в Донецке, но я начала новую в Ростове».

«Многого не прошу»

А 76-летний Лев Маркович (имя изменено), наоборот, надеется как можно скорее вернуться домой в Мариуполь, откуда он прибыл в Ростов 21 марта прошлого года.

«Меня вывезли знакомые на машине. Здесь я познакомился с земляком моего возраста, вместе снимаем жильё. Дом мой в Мариуполе цел, его сейчас ремонтируют. Я жил на восьмом этаже, как только новый лифт запустят, вернусь домой. Пешком мне уже тяжеловато», — делится он надеждами.

В прошлой жизни Лев Маркович был инженером, потом ушёл на заслуженный отдых. Пенсия была приличная, в пересчёте на рубли – около 40 тысяч рублей. В Ростове получает минимальную – 11250 рублей. По его словам, Социальный Фонд запросил подтверждение документов о стаже работы из Украины, получить его, по понятным причинам сейчас невозможно.

Помогают пожилому человеку ростовское отделение «Красного креста» и «Доброе дело». Rostov.aif.ru писал об акции фонда – ростовчанам предлагали примерить на себя роль Деда Мороза для пенсионеров-беженцев. Среди последних был и Лев Маркович, особого подарка он не просил, только бытовые вещи – бельё, посуду. Их ему донские «волшебники» и принесли.

Да он много и не хочет. Только домой.

«Всё будет хорошо, прежняя жизнь восстановится», — убеждённо говорит он.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах