413

Музей под открытым небом. Чем центр Ростова лучше Петербурга?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. "АиФ на Дону" 19/01/2021

Ростовчанин Геннадий Крольман водит экскурсии по старому центру донской столицы и уверен, что такого богатого архитектурного наследия, как в Ростове, нет больше ни в одном российском миллионнике. Кроме Москвы и Санкт-Петербурга, да и то с оговорками.

Уникальные дома

Михаил Кругликов, «АиФ-Ростов»: Геннадий, после чего возникла любовь к старым домам?

Геннадий Крольман: Ещё во время учёбы в школе я любил гулять с друзьями по городу. Мы тогда лазили по заброшенным домам, изучали промзоны на левом берегу Дона, бродили по окраинам. Уже во время учёбы в университете в 2012–2013 годах я открыл для себя центр Ростова. Я его полюбил за тихие улицы, где почти не ездили машины.

Постепенно я стал всматриваться в здания, которые стояли в таких местах. Начал читать краеведческие сайты, открыл для себя Публичную библиотеку. И в какой-то момент стал искать истории, которые скрыты за стенами домов. Параллельно с этим я увлёкся архитектурой советского модернизма – зданиями 1960—80-х годов. Начал их фотографировать. А потом постепенно перешёл и ко всем остальным эпохам.

В какой-то момент я осознал, что старый Ростов людям интересен, но не все знают, где можно найти про него информацию. Я начал вести инстаграм, где стал про это рассказывать.

После университета пошёл в армию и, когда вернулся, не знал, куда пойти работать. Решил отправиться в «Почту России» почтальоном. Полгода разносил письма по Богатяновке, накопил денег для того, чтобы пройти курсы эскурсоводов. Экскурсии начал вести в 2017 году.

Здание на Станиславского, между Соколова и Чехова
Здание на Станиславского, между Соколова и Чехова Фото: Из личного архива / Геннадий Крольман.

– Есть какая-то уникальность домов в Ростове?

– Все города России с сохранившейся дореволюционной архитектурой отличаются друг от друга и обладают своими уникальными особенностями. В Ростове их сразу несколько.

Самая, пожалуй, важная особенность – количество таких зданий. У нас их около 2–3 тысяч. Есть ещё три города, где построенных до 1920 года домов столько же или больше: Москва, Петербург и Самара. Остальные идут от Ростова с большим отрывом – в Казани и Нижнем Новгороде исторического наследия примерно в два раза меньше.

Есть и другие уникальные особенности – обилие кирпичных фасадов, особенно в районе Богатяновки, такое мало, где можно найти. В том же Петербурге их очень мало. Кроме того, отличающаяся друг от друга застройка исторических районов – Доломановка, Ленгородок, Нахаловка, Богатяновка, Нахичевань. Такое осталось лишь в Москве, Петербурге и Томске. И уникальные дома – тот же театр Горького.

У нас везде сохранилась история. Идёшь по Большой Садовой – тут великий русский физиолог Иван Павлов справлял свадьбу, там жила Климентина Черчиль. Во дворах можно найти дом, где Осип Мандельштам зарабатывал себе деньги на шубу. Такого в Ростове очень и очень много.

Чехова, 3
Чехова, 3 Фото: Из личного архива/ Геннадий Крольман

Семейка Аддамс

– Какой твой любимый дом и почему?

– Дом на проспекте Чехова, 3, наверное. Ещё в университете друзья привели и показали его со словами «смотри, это же дом из семейки Аддамс». Я проникся, полез в интернет и устроил целое расследование по поводу его истории. Его владельцем был бельгийский подданный Альберт Францевич Геизберген. Он жил в Одессе, а после смерти родителей продал там завод и доходный дом. Потом перебрался в Ростов и построил это здание. В 1910-е годы, судя по всему, дела у него шли неважно: жили французы, поляки и бельгийцы, всего около 12 человек.

Дом действительно уникальный, но состояние у него сейчас не самое лучшее.

– Чего не хватает для сохранения старого фонда?

– Воли и желания со стороны администрации. В соседнем Краснодаре начинают заниматься историческим центром. В Томске успешно реализуют программу «Дом за рубль», когда здания инвесторам передают по льготной цене, а они восстанавливают их оригинальный облик. Местами люди сами начинают действовать, и за ними уже подключается власть. В Самаре несколько лет назад появился «Том Сойер Фест». Его участники восстановили фасады нескольких старых зданий. Прошло несколько лет, фестиваль в прошлом году проходил в 50 городах России, а Самаре присвоили статус исторического поселения. Этот статус, в том числе, очень сильно ограничивает возможности по застройке города многоэтажками.

Ценно всё настоящее

– Вообще, почему его нужно сохранять?

– Ответ простой и банальный: это наша история. История отдельных людей, страны, города. Да ещё и очень наглядная. Можно долго изучать прошлое России по многотомным книгам. А можно взять и пройтись по старому Ростову.

Весь центр города – настоящий музей, переживший многое за своё время. Здесь в буквальном смысле можно прикоснуться к Ростову купеческому, Ростову революционному, культурному, оккупированному и освобождённому, послевоенному и современному. Каждое здание рассказывает огромное число историй.

Менее банальный ответ – исторический центр города гораздо лучше приспособлен для жилья, чем массивы типовых домов на Северном и Западном. Даже несмотря на общее его состояние. Но это тема для отдельной статьи или лекции.

– В чём неправы те, кто говорит, что можно всё снести и построить новые современные здания?

– Подлинность в старых домах гораздо важнее красоты. Хорошая аналогия с изобразительным искусством – можно долго тренироваться и нарисовать абсолютную копию картин Да Винчи или Ван Гога. Но они всегда будут стоить гораздо дешевле оригинала. Также и с архитектурой.

Ценно подлинное и настоящее. Внешний вид дома, кирпичи в его стенах, раствор между ними, старые двери, окна и так далее. Это создали наши предки, и это единственный наш способ материальной связи с ними. Все эти вещи – молчаливые свидетели прошлого. И с каждым годом их ценность растёт. В новоделах из современных материалов такого нет.

– На что нужно ориентироваться Ростову для сохранения старинных зданий?

– Можно начать с малого и посмотреть, как этим занимаются в других городах. В тех же Самаре, Томске и Иркутске в деле сохранения старых домов продвинулись дальше нас.

После этого шага можно изучить опыт европейских городов. Варшавы, которую после войны восстановили из руин. Или Гданьска. Но везде система примерно схожа. Главное – любить свой город и хотеть, чтобы он стал лучше.

Можно даже на послевоенный Ростов ориентироваться. Тогда центр очень сильно разрушили бои и бомбардировки. Многие здания лежали в руинах. Но их не снесли. Город восстанавливали в течение почти 20 лет. И хоть сохранили не всё, но очень многое. Сейчас этим никто не занимается. Как итог, сносятся даже дома, очень важные для города. Только благодаря шумихе в декабре 2020 года спасли дом на Станиславского, 39, например. А так его бы снесли.

– Реально ли сейчас выстроить диалог с администрацией по поводу предлагаемых ре­шений?

– Да, почему бы и нет. Старый Ростов любят много людей. Главное – донести это до администрации. По опыту общения «Мой Фасад» с фондом капитального ремонта, если долго говорить, разъяснять и настаивать на своей точке зрения, то диалог состоится.

Здание на пересечении Газетного и Социалистической.
Здание на пересечении Газетного и Социалистической. Фото: Из личного архива/ Геннадий Крольман

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах