Примерное время чтения: 9 минут
219

Люди стали тревожнее. О чем говорят и что забывают ростовчане в такси

Ростовский таксист Евгений Бурулев считает, что начинать менять мир нужно с себя.
Ростовский таксист Евгений Бурулев считает, что начинать менять мир нужно с себя. / Евгений Бурулев. / Из личного архива

22 марта 1907 года на улицах Лондона впервые появились машины, которые перевозили людей за плату по счётчику. «Такс» в переводе с французского и есть «плата», а людей, которые перевозили пассажиров и взимали эту плату, называли «таксиметрами».

Машины такси в то время были красного и зелёного цветов, что легко выделяло их на улицах, а вот жёлтые такси появились благодаря предприимчивому Джону Хертцу - именно он придумал выводить на линию подержанные машины и использовать их в качестве такси. Этот броский цвет быстро задавил конкурентов, и вскоре все приходящие на рынок компании стали красить свои машины в жёлтый.

Сегодня благодаря электронному приложению цвет машины уже не важен. Важна аккуратность вождения и вежливость водителя - всё это есть у Евгения Бурулева, в электронном приложении он имеет очень высокий балл. О том, что его привело в такси и как изменилась работа в последнее время, корреспондент «АиФ на Дону» поговорила с таксистом.

О ростовчанах и дорогах

– Евгений, коллеги порекомендовали вас как грамотного и опытного водителя. Из нашей предварительной беседы я поняла, что у вас богатый словарный запас, вероятно, раньше вы работали в каком-то интересном месте? Расскажите немного о себе.

– Мне 33 года. Высшего образования у меня нет. Я каменщик-сварщик, долгое время работал технологом стеклофиробетона. Говорю хорошо, наверное, оттого, что много читаю. У меня есть семья, ждём второго ребёнка. В августе 2020 года мы переехали в Ростов-на-Дону из Твери. Моя жена отсюда, и, когда началась пандемия, они с ребёнком захотели вернуться на родину, в тёплый климат. Какое-то время я искал здесь работу, но из-за пандемии с этим было трудно и я на время сел за руль. Заработок меня устроил, поэтому пока остался в такси. Смена у меня по 12 часов – в 7 утра я вышел и до 19 вечера работаю плюс часовой перерыв на обед. Но брать меньшую смену не имеет смысла, ничего не заработаю.

– Нас, южан, северяне часто не понимают. Когда вы приехали в Ростов, какие были впервые впечатления?

– По людям судить не могу, но скажу о дороге: вождение в Ростове очень своеобразное, я бы даже сказал, агрессивное, не всегда соблюдаются правила дорожного движения, из-за этого очень много аварий и первое время ездить мне было довольно некомфортно. Удивляло, как люди могут перестраиваться, но поворотники не включать, или как можно не пропустить, когда ты выезжаешь? 

Недавно был случай. Мы стояли в пробке. Многие не выдерживали ожидания и ехали по обочине; я преградил дорогу, чтобы не лезли, там было уже некуда. И вышли ребятки из «мерса», мат-перемат, бьют по стёклам: выходи! Я понял, что, если не выйду, машину мне разобьют. Вышел. И тут же вышли люди из соседних машин и поддержали меня. Всё решилось миром - вот это обратный случай того, как бывает в Ростове.

А если говорить о людях, то когда мы общаемся, пока куда-то едем (в среднем поездка занимает 10-15 минут), я не вижу большой разницы между северянами и южанами. Люди везде одни и те же.

О знаках судьбы и доставке провизии

– В пандемию я часто ездила на такси. И водитель рассказывал мне, что работы у таксистов было много. Куда вы возили людей?

– На короткие расстояния, как правило. От дома к дому. К друзьям, родственникам, по дороге мы, конечно, разговаривали, и благодаря этим разговорам я знакомился с городом и людьми. Новости были не самые лучшие: многих сократили, перевели, настроение у людей катилось вниз, но всё-таки они не теряли оптимизма и к друзьям ездили, чтобы поддержать друг друга.  

– Таксисты за день видят очень много людей. Вы можете встретить человека по одёжке и сразу всё про него понять?

– Не всегда. Вот недавно я вёз в станицу Багаевскую выпившего пассажира. Выглядел он слегка неряшливо, не производил впечатления состоятельного человека. Мы всю дорогу болтали, он рассказывал о своём бизнесе, а я слушал и думал: сочиняет.

По дороге клиент пошёл в магазин купить что-то из выпивки, вернулся и говорит: «Там карты не принимают, одолжи 3500 рублей наличкой? Приедем, и я отдам». Не знаю, почему я согласился на эту афёру, но зашёл в магазин и расплатился. Мы приехали в Багаевку, а там действительно была фирма, о которой мне всю дорогу рассказывал пассажир. И он в самом деле был её руководителем – вовсю шёл корпоратив, меня пригласили к столу, вкусно накормили. Я посидел немного, послушал истории, посмеялся и с хорошими чаевыми в прекрасном настроении поехал домой.

– Вы говорили, что ваша жена ростовчанка. Как вы познакомились?

– В Твери. Она приехала сюда по работе и на дороге у неё сломалась машина. Я остановился помочь. Оттащил её авто, потом на следующий день предложил знакомых, разбирающихся в ремонте, две недели мы возились с машиной, а когда всё сделали, я пригласил будущую жену на свидание. И всё...

– Три самых популярных места, куда вы возите людей?

– С 24 февраля это железнодорожный вокзал – люди начали уезжать из Ростова в более удалённые от границы регионы.

Второе популярное место – торговый центр «Горизонт». А вечерами и на выходных вожу пассажиров на улицу Максима Горького, как я понял, там в Ростове находятся какие-то клубы. И ещё в эти дни резко возросли заказы на Яндекс-доставку. Раньше это были обычные заказы, небольшие. Но после 24 марта стали происходить какие-то невероятные вещи. К примеру, ты приезжаешь в «Магнит» за коробкой, а там заказ на 49 тысяч - упаковка туалетной бумаги, упаковка гречки, сахара и так далее. Всё это я должен сам перетаскать, загрузить машину, потом выгрузить, а часто и поднять на этаж. Это занимает около часа моего времени, а стоит 180 рублей. Я поработал так пару дней и отказался.

– Это пожилые люди делали такие заказы?

– Нет, в основном в возрасте 30-40 лет, те, кто умеют пользоваться гаджетами. У меня эта паника вызывает недоумение. Нет ведь у нас дефицита: я прихожу в магазин и покупаю то, что нужно. Да, я вижу, что поднялась цена, это неприятно, но не смертельно. Иногда, когда ты понимаешь, что люди придерживают товар или пытаются нажиться, тоже неприятно. Но мы в этой ситуации ничего не можем изменить. Можем надеяться на лучшее и работать.

О круговороте добра в природе

– Что забывали в вашей машине пассажиры?

– Из самого дорогого - телефон «Самсунг» (160 тысяч стоит) с двумя экранами. Был интересный случай, когда я возвращал сумку. Как раз на «Горизонте».

Я подъезжаю, жду клиента, подходит женщина, прилично одетая, лет сорок ей. Говорит, что у неё украли сумку, и просит 300 рублей на дорогу. Пока я доставал деньги, подошла клиентка. Спрашивает, что случилось? Я рассказал и всю дорогу слушал, какой я нехороший человек и что помогаю плодить попрошаек. Я вытерпел всё это, довёз. Поехал на следующий заказ, парень садится и замечает, что кто-то забыл в салоне женскую сумку. Я понял, что это та женщина, которая бубнила. Написал в автопарк, мы связались с ней и я привёз потерю. При мне она проверила всё содержимое – ничего ли я не украл? Убедилась, что нет (смеётся), и протянула 2000 рублей. Я не удержался и сказал: «Вот мои 300 рублей и вернулись с чаевыми!» - «В смысле?»  - «Ну, вот вы говорили, что я отдал просто так деньги попрошайке, а теперь я сам поимел 2000 из ниоткуда». Не знаю, поняла ли она, что я имел в виду, но хлопнула дверью и ушла.

– Вы работаете, получается, в эти два самых непростых года. Как, по вашим ощущениям, люди изменились?

– Люди стали агрессивнее. Сейчас они озабочены ситуацией. Каждый, кто садится в машину, хочет говорить о том, что происходит там, на Украине, в Донецке. Спрашивают моё мнение,  чтобы понять свой - чужой? Вчера вёз парня с девушкой. Они из Донецка, и - за эту спецоперацию, потому что бежали оттуда и видели, что там происходило восемь лет. Есть те, кто придерживаются другой точки зрения, пытаются доказать, донести. Но главная тревога всех – люди не понимают, что будет дальше. Я тоже не понимаю: машина моя стоила миллион сто, а теперь два с половиной млн рублей. Мне через год надо было её менять, но теперь я не уверен, что смогу это сделать. Из-за этого всего вокруг всё сгущается и люди становятся нервными.

– А вы совсем не нервный. Хотя вам всего 33 года - возраст Христа. Что вы к своим годам поняли?

– Я понял только одно: надо выстроить вокруг себя свой мир. Меня окружают только те люди, которых я хочу видеть.

У меня нет друзей, которые могут меня подвести. Я стараюсь быть добрым и вежливым. Если мы говорим про ценности, то для меня на первом месте моя семья и наш дом. И свою энергию я пускаю в это русло. Да, могу рассмотреть чужие проблемы, но только тогда, когда со своими разобрался. Сейчас моя главная задача: сохранить мир и любовь в семье. Когда это есть, ты выходишь на работу в хорошем настроении. И даже когда к тебе садятся взвинченные люди, когда рассказывают что-то такое тяжёлое, а таксистам это рассказывают часто, ты можешь своим покоем погасить их тревогу. Ну, и если просят моего совета, я говорю: начните с себя, со своих близких, мир должен быть в вашей семье. Тогда и все другие неприятности пережить легче.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах