aif.ru counter
25.01.2019 11:46
2552

Ледовый спецназ. Испанцами-диверсантами под Ростовом руководил враг Гитлера

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. «АиФ на Дону» 22/01/2019

Областные власти сообщили, что строительство музейного комплекса на Самбекских высотах перешло в активную стадию. Мемориал, посвящённый героическим боям на Ми­ус-фронте, должен открыться в следующем году, когда будет сформирована его экспозиция.

«АиФ на Дону» вспомнили о малоизвестном эпизоде Великой Отечественной войны, которому наверняка должно найтись место в будущем музее.

По приказу Ставки

...Вечером 19 декабря 1941г. к Ростовскому железнодорожному вокзалу в клубах пара подползал военный состав. В единственном мягком вагоне у окна сидел усталый полковник. Новость о его приезде, узнай об этом немецкая разведка, позволила бы сделать выводы о планах советской Ставки на Южном фронте. Полковник Илья Старинов считался главным специалистом Красной Армии по минно-диверсионной работе. Чего стоили его похождения в Испании, где Старинов формально числился при партизанах военным советником. Не одна сотня франкистов отправилась тогда к праотцам, подорвавшись на хитрых минах-ловушках. А месяцем раньше в оккупированном фашистами Харькове Старинов по радиосигналу взорвал фугасы, спрятанные в домах, где остановились немецкие офицеры. Говорили, что после этого Гитлер назвал советского диверсанта своим личным врагом. И вот теперь Старинов по приказу Ставки ехал на Дон.

No pasaran!

Ситуация, сложившаяся на Южном фронте, тревожила командование. После освобождения Ростова фашисты закрепились на Миус-фронте и, очевидно, готовились к новому наступлению. Также существовала опасность, что немцы попытаются атаковать через замёрзший Таганрогский залив. Мин не хватало, потому день и ночь местные жители долбили у берега полыньи - враг не пройдёт! Но сколько надолбят руки голодных людей на морозе? К тому же полынью надо постоянно поддерживать, чтобы не замерзала. Оценив обстановку, Старинов предложил командующему фронтом маршалу Малиновскому - давайте будем не только обороняться, но и нападать. Самим выходить через лёд залива во вражеский тыл, минируя дороги. В заледенелом Приазовье земля должна гореть у фашистов под ногами!

Илья Старинов
Илья Старинов Фото: wikipedia.org

Вот только кто пойдёт в тыл к фашистам? Из числа сапёров защищающей Ростов 56-й армии выделили самых отчаянных бойцов. Опыта подрывной работы у них было куда меньше, чем ярости к врагу, но Старинов не переживал - их есть кому натаскать. С собой он привёз отряд испанцев, которых пять лет назад лично учил пускать под откос эшелоны. После падения республики диверсанты-минёры из Барселоны, Кордовы, Валенсии уехали в СССР. Просились в Красную Армию, но их от греха подальше отправили точить детали на заводе в Харькове. Там их случайно и встретил Старинов, убедив командование дать приказ принять 22 испанца в спецбатальон в качестве подрывников и инструкторов.

«С подготовки минёров и налаживания производства мин мы и начали, - писал позже Старинов. - Детали для мин и взрывателей стал поставлять «Ростсельмаш», металлические корпуса для осколочных фугасов - «Красный Аксай», а корпуса деревянных противотанковых и противопехотных мин - Ростовская фабрика роялей. На монтаже мин вместе с испанцами стали работать ростовские подростки, в большинстве - девушки-комсомолки».

Минная война

Первый рейд, к которому готовились так долго, закончился неудачей. Днём 3 февраля диверсанты вышли на лёд Таганрогского залива. Вскоре завыл буран. Дозорные до утра дежурили на берегу, но через метель не было видно даже собственных рук. Под утро из снежной круговерти выбрались белые от инея бойцы - едва половина от тех, кто ушёл на задание. Оказалось, буран настиг их на половине пути. Диверсанты решили всё равно двигаться дальше, но неожиданно в упор прозвенели пулемётные очереди. Из-за непогоды авиаразведка не смогла заметить два вмёрзших в лёд немецких катера - прямо на них и вышел отряд...

Спас диверсантов тот же предатель-буран - сквозь метель немцы стреляли наобум, однако под огнём отряду пришлось разделиться и в буране группы потеряли друг друга. Наконец спустя сутки на берег вышло отделение Франсиско Гаспара. Ещё через время из вьюги показался обмороженный Чико Марьяно, в одиночку прошедший по льду сорок километров, вернулось отделение капитана Казанцева. Казалось, старуха с косой на этот раз прошла мимо. Увы, радоваться было рано. Последний отсутствовавший, Мануэль Бельда, так и не появился на берегу. Бывший командир испанских партизан замёрз на льду Таганрогского залива.

За неудачу и гибель товарищей диверсанты отомстили фашистам сполна. Через три дня стоило бурану утихнуть, отряд минёров снова ступил на лёд залива. Тайком заминировав дорогу, подняли на воздух грузовик с пехотой.

Теперь рейды проходили каждую ночь. «К середине февраля гитлеровцы вынуждены были прекратить ночное движение транспорта по прибрежным дорогам, - вспоминал Старинов. - По утрам они посылали саперов, пытались тралить дороги гружёными санями. Тогда мы начали ставить мины замедленного действия, которые приводились в боевую готовность спустя час-два после траления. Враг пытался пробивать возле берега полыньи - минёры перебирались через них с помощью досок или выходили там, где берег считался непреодолимым».­

Секрет лазания по заледеневшим обрывам диверсантам раскрыли азовские рыбаки, показав местное изобретение «бузулуки» - надевающуюся на валенок подкову с шипами. Теперь группы минёров появлялись там, где их не ждали. Каждая нёсла по 8-12 мин, в том числе замаскированные мины-сюрпризы.

«По показаниям перебежчиков и пленных, взрывы мин «производили потрясающее влияние на солдат врага», вселяя в них неуверенность и страх. На ряде дорог прекращалось ночное движение, создавались «невыносимые условия» для вражеских гарнизонов. В донесениях отмечались случаи, «когда солдат врага, выйдя из дома, сразу же попадал на противопехотную мину, которая отрывала ему обе ноги», - пишет доктор исторических наук Евгений Кринко. Уроки Старинова не прошли даром. Весельчак Анхель Альберка заминировал собственный валенок, оставив его висеть на колючей проволоке. Через сутки его подобрал немецкий патруль - одной ми­ны хватило на всех.

110 походов в тыл

В ответ гитлеровцы усилили охрану побережья, на пути диверсантов встали огневые точки и минные поля. Это стало неприятным сюрпризом - за две ночи отряд потерял трёх бойцов. Проблему решили со смекалкой - группа лейтенанта Романюка ночью перешла залив, подобралась на километр к немецким позициям и установила на льду повозки с чучелами лошадей и седоков в маскхалатах. Наткнувшись лучом прожектора на «диверсионную группу», фашисты принялись костерить по ней из всех орудий. За это время успевший отойти Романюк зафиксировал огневые точки.

Спецоперации продолжались почти до конца марта. За полтора месяца диверсионные группы минёров 110 раз ходили во вражеский тыл, установив 744 мины. Их взрывами были уничтожены более ста солдат и офицеров противника, выведено из строя пятьдесят шесть автомашин и два танка, повреждено семьдесят четыре телефонных и телеграфных столба, два моста, две баржи и четыре машины с прожекторами.

В апреле 1942 г. Илью Старинова вызвали в Москву получать новое задание. А его теперь уже бывший отряд разбросали по фронтам. Жители приазовских сёл, успевшие сдружиться с испанцами, провожали их с грустью. Сам Старинов, кстати, упоминал, каким вниманием пользовались те у донских красавиц. Что, если потомки испанских диверсантов-антифашистов до сих пор живут в окрестностях Порт-Катона?

Важна каждая деталь. Как снимали фильм о великой битве на Миус-фронте

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество