aif.ru counter
АиФ - Ростов 558

Из инкассатора – в художники. Круто изменить жизнь можно в любом возрасте

О поисках себя и сюжетов для полотен, о том, что сегодня как воздух необходимо ростовским художникам, «АиФ на Дону» расспросил самобытного живописца Дмитрия Сырова.

Дмитрий Сыров: «Тратить жизнь нужно только на то, что по-настоящему любишь, опираясь на главный закон – совести».
Дмитрий Сыров: «Тратить жизнь нужно только на то, что по-настоящему любишь, опираясь на главный закон – совести». © / Дмитрий Сыров / Из личного архива

«Живопись, на мой взгляд, это язык, на котором говорит душа. И обязательно найдутся люди, чей внутренний голос созвучен твоему. И твоя, выражаясь образно, болтовня с вечностью заденет их за живое», - говорит известный ростовский художник Дмитрий Сыров.

Когда два десятка лет назад 26-летний Сыров, инкассатор и альпинист, внезапно заболел живописью и часами напролёт наносил неуверенные мазки на огрызки картона, изумились даже близкие и друзья.

Досье

Родился в Ростове в 1970 г.

Член творческой общественной организации «Международный художественный фонд» и Московского отделения Профессионального союза художников России.

Женат, имеет двух дочерей и внучку.

Но у художника-самоучки достаточно быстро появились поклонники. А вскоре Сыровым всерьёз заинтересовались критики. Сегодня он среди наиболее успешных и востребованных российских живописцев, чьи работы можно увидеть в галереях Москвы, Санкт-Петербурга, Уфы, Лиссабона и др. А приобрести картину, вышедшую из-под его кисти, очень недешёвое удовольствие.

Вирус свободы

«АиФ на Дону», Виктория Головко: Дмитрий, ваша жизнь пошла по нетипичной колее. Ведь обычно родители ещё в детстве подмечают у ребёнка тягу к живописи, отдают его в художественную школу. Позже способный молодой человек поступает в училище или на худграф...

Дмитрий Сыров: (Перебивает смеясь). Мои родители рано подметили главную мою особенность - тягу к свободе. И поняли, что обуздать её будет тяжеловато (усмехается). А вообще в нашей семье витает какой-то вирус свободы. Я и сам воспитывал дочерей достаточно либерально. Сейчас обе уже взрослые. Больше того, старшая уже сама мама, у меня растёт внучка. Как родитель я, безусловно, стараюсь по жизни как-то направлять детей, теперь и внучку. Но убеждён: главные решения человек должен принимать сам, нельзя лишать его права выбора.

Я с детства сам решал, в какие кружки ходить. Хотя в защиту своих родителей скажу, что никакой сильной тяги к рисованию у меня не было. А вот к живописи с младых ногтей относился с пиететом. Ребёнком мама часто водила меня по музеям. Помню, что надолго замирал и даже буквально столбенел перед некоторыми, особенно пейзажными, полотнами: Поленов, Куинджи выбивали меня из колеи. На них открывался целый мир - со своими эмоциями, светом и воздухом.

- Это правда, что после школы вы хотели стать танкистом?

- Дело в том, что я из семьи потомственных военных. Мои дед, отец, родной дядька оканчивали Киевское танковое училище. Я тоже подал документы туда, сдал экзамены. Но меня забраковали из-за каких-то больших проблем с расположением зубов. Ведь танкистам необходимо в том числе водить бронемашины под водой, зажав в зубах специальную трубку с кислородом... А другие воин­ские специальности не прельщали. Тогда и пошёл на геолого-географический факультет Ростовского госуниверситета. Почему? Из-за романтики. В те годы ещё и много занимался альпинизмом, скалолазанием, частенько ходил в походы с палаткой.

Однако на третьем курсе университет бросил. Знаете, однажды всерьёз задумался: мол, почему? Поначалу оправдывал себя тем, что у меня рано появилась своя семья: студентом женился, родился ребёнок. Садиться на шею родителям не считал возможным. Тогда, продолжая учиться, устроился промышленным альпинистом: наша бригада хваталась за любую работу на высоте - мы заделывали межпанельные швы в домах, мыли окна в многоэтажках. Я даже начал неплохо зарабатывать. Но бросил вуз по другой причине: былое любопытство, очарование теми же турпоходами, моей будущей профессией вдруг почему-то ушли. И я отчётливо понял: из меня никогла не получится хорошего геолога. 

Понимаете, нам отмерено всего-то лет по 80 (счастье, если больше). Я по сей день считаю: тратить жизнь нужно только на то, что по-настоящему любишь, опираясь на главный закон - совести. Идя к мечте, нельзя калечить чужие судьбы.

Прыжок в пустоту

- Но со временем заказов у нашей бригады стало меньше, меня позвали инкассатором в банк (ведь я был парнем физически крепким). Я согласился. Но ощущения, что иду своей дорогой, всё равно не появлялось. И вот однажды жена, видя  мои терзания, плюнула (усмехается) и спросила: «А чем в идеале ты хотел бы заниматься?» Я вдруг выпалил: «Живописью!» И я бесконечно благодарен ей за то, что она ответила: «Бросай работу и занимайся тем, к чему лежит сердце». Это был, конечно, прыжок в пустоту...

- Вы уволились из банка?

- На следующий же день. Конечно, подработки всё равно искал, ведь обязан был содержать семью. Купил краски. И побежал к ростов­скому Дому книги и в парк Горького, где художники выставляли картины на продажу. Почти со всеми перезнакомился и начал приставать с расспросами: как правильно размешать краску, какие кисти бывают. Ведь не знал элементарного. К моему счастью, среди тех живописцев оказалось много добрых людей, каждый мне что-то подсказывал. Дома засел за книги, штудируя их днями и ночами.

Дмитрий Сыров: «Я никогда не рисую точь-в-точь то, что увидел».
Дмитрий Сыров: «Я никогда не рисую точь-в-точь то, что увидел». Фото: Из личного архива Дмитрия Сырова

Помню свою первую картину: это были горы, нарисованные на огрызке картона. Но тот факт, что из-под моей кисти вышло полноценное изображение, меня настолько поразил, что дня три провалялся с температурой. Потом приятель-художник подарил мне первый профессиональный холст. Я стал много рисовать, в основном пейзажные зарисовки. Одну из них жена предложила попытаться продать. Я раскричался: «Ты что? Кому это может понравиться, кроме как мне самому?» Но в тот же день в парке имени Горького её у меня купили.

Вот многие изумляются, что я начал серьёзно рисовать в 26 лет. А моя мама, посмотрев на меня, взялась за кисть, когда ей было 59 лет. Да, изображает бесхитростные, простоватые пейзажи, никаким художником себя не мнит. Жизнь так сложилась, что мама уже шесть лет живёт в Нью-Йорке. Так вот, рисует не только для себя, но иногда, по выходным, выходит на Манхэттен, на небольшой рыночек, где её работы охотно раскупают.

Таланты без поклонников

- Сейчас у вас за плечами уже тысячи полотен - пейзажи, натюрморты, живопись в стиле так называемой наивной иллюстрации, напоминающей детские бесхитростные рисунки... Откуда черпаете вдохновение и сюжеты?

-  Знаете, я действительно очень любил и люблю натюрморты и городские пейзажи. Рисовал и людные бульвары, и старые дворы, куда вхожи лишь жители окрестных домов да московское нахохленное вороньё.

А что до сюжетов... Я никогда не рисую точь-в-точь то, что увидел. Ради того, чтоб придумать сюжет, не злоупотребляю спиртным и не мучаю себя бессонницей. Я охотник за ощущениями. Могу посидеть на лавочке, покормить голубей. Пропитываюсь состоянием, например, покоя, умиротворения. А уж во что оно выльется на холсте - один Бог ведает. Скажем, может выразиться в изображении света, который горит в окошках домов.

А так называемой наивной живописью увлёкся несколько лет назад, поняв, что она людям нужна.

- Вы так думаете?

- Сегодня многим не хватает ярких и сильных эмоций, настоящих чувств. Многие измучены рутиной. А увидев картину, где нарисован, допустим, дом на колёсиках, курица с выводком цыплят, намеренно слегка несуразный жеребёнок, люди улыбаются, даже смеются. Они будто на мгновение возвращаются в детство, где когда-то были счастливы и где по-прежнему стоят на якорях их корабли.

Хотя на самом деле выполнить картины в такой технике письма зачастую даже сложнее, чем в более традиционных: нужно грамотно наложить много слоёв краски и т.д.

- У кого, как не у вас, спросить: как сегодня «выйти в большую воду» начинающим донским художникам? Ведь даже полноценного выставочного зала взамен того, что много лет назад по решению чиновников снесли на Ростовской набережной, в городе-миллионнике нет... Всё, чем владеют живописцы, - пара комнат в помещении отделения Союза художников на ул. Горького.

- То, что в Ростове нет нормального выставочного зала, однозначно позор. Очень пригодилась бы, например, и та поддержка, которая есть сегодня во многих развитых странах. Там государство протягивает руку помощи перспективным художникам, периодически оплачивая им организацию полноценных, серьёзных, больших выставок, где автор может в полной мере показать себя.

Но и самим начинающим ребятам, конечно, нельзя сидеть сложа руки. Я могу рассказать лишь о себе: всюду мотался, преодолевая стеснение, показывал свои работы. Например, в части галерей сегодня можно бесплатно выставить несколько своих картин, взамен оставив одну-две. Иначе в ожидании, пока кто-то постучит в твою дверь, и жизнь может пройти.



Материал подготовлен: Виктория Головко
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Ирина Сироткина[facebook]
    |
    12:50
    28.02.2017
    0
    +
    -
    Очень нравятся работы Димы Сырова. Яркие, воздушные, поднимают настроение.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Почему не будут реконструировать Театральную площадь в Ростове?
  2. На ремонт холла в здании Гордумы Ростова готовы потратить 23 миллиона?
  3. По чьей вине засохли деревья у стадиона «Ростов Арена»?
  4. Зачем в Ростов-на-Дону приезжал министр обороны Сербии?
  5. С замгубернатора Ростовской области Сергея Сидаша сняты обвинения?
Самое интересное в регионах
Роскачество
Искали ли вы в течение последнего года работу и где?