aif.ru counter
2216

«Мир сошёл с ума!» Донской пенсионер делал буржуйки на Луганщине

Пенсионеры-добровольцы

Это не первая поездка Николая Макарова в «горячую точку». За плечами этого человека – помощь братьям по духу в Приднестровье и Абхазия в начале 90-х, восстановление Аргунской ТЭЦ и других предприятий в Чечне в начале 2000-х. Кроме того, на плечи Николая выпала доля по эксгумации и перезахоронению останков лучшего друга, погибшего в Боснии, – казачьего полковника Геннадия Котова.

«По воле своей, по зову предков иду на помощь», – писал Геннадий Котов о «горячих точках». Фото: Из личного архива

«Геннадий был журналистом, историком, своими глазами хотел увидеть, всё, что происходит в локальных конфликтах. Считал: только побывав на месте событий, он имеет право писать о них. Погиб в 1993 году. В декабре у него как раз был день рождения. И в память о друге, поступая по его заветам, что ли, я решил поехать на юго-восток Украины, – рассказывает «АиФ-Ростов» Николай Макаров. – Ведь Генка бы уже давно был там».

Валентина Варцаба, «АиФ-Ростов»: Николай, как вас, отца двоих взрослых детей и уже деда, жена отпустила на войну?

Николай Макаров: Она, как раз уехала к родне на Урал, а я воспользовался случаем.

– Сколько дней были на Украине, как добирались?

– Выехал 1 декабря, вернулся домой 17-го. До КПП в Новошахтинске подвезли на машине волгодонские казаки. Мой товарищ Владимир Виноградов после лечения (был ранен при миномётном обстреле под Должанском) снова ехал на Украину, я – с ним. Границу перешёл по российскому паспорту, туда и оттуда – без проблем. Только при возвращении в Россию был тщательный досмотр.

– Как оказались на Луганщине?

– Вообще-то хотел попасть в Донецк. Понимал: город разрушен, работа для меня найдётся, я же сварщик со стажем: работал на Атоммаше – изготавливал оборудование атомной тематики, трудился на газопроводе Сахалин – Владивосток. В Донецке планировал восстанавливать водопровод, готов был делать другую работу – только не стрелять. Но попал в город Перевальск. И хотя это не больше 150 километров от границы, ехать туда пришлось три дня. Так как я воевать не собирался, со мной не знали что делать. Сначала привезли в какой-то дом, потом в подразделение с ополченцами, которые контролируют территорию, и только потом попал в шахтостроительное управление в Перевальске. Пришлось написать заявление с просьбой принять меня в национальную казачью гвардию (российские добровольцы под эгидой Николая Козицына). Когда уезжал, написал ещё одно – с просьбой уволить меня из гвардии.

Николай Макаров и Владимир Виноградов на вечере памяти Геннадия Котова. Фото: Из личного архива

Мир сошёл с ума

– Как к вам отнеслись местные жители?

– Поначалу – настороженно, косились на мою яркую куртку и принимали меня за корреспондента из Москвы, так как я ходил с фотоаппаратом. «Лишь бы не за предателя», – думал я, пытаясь объяснить в ответ на их расспросы, что не за деньгами к ним приехал, ни за славой, а так надо: долг у меня такой перед памятью погибшего друга… По возможности разговаривал с ополченцами, с гражданскими, с молодёжью и бабушками, и меня охватывал ужас. Зима, холод и голод. Народ реально жалко: Киев лишил его пенсий, льгот и пособий. … Российская гуманитарная помощь – капля в море. В магазинах ещё есть продукты, но денег нет. Люди бедствует, несмотря на то, что многие из них проработали в шахтах по 20-30 лет (рядом – шахтёрские посёлки Алчевск и Красный Луч), поднимали экономику страны. К тому же земли Донбасса и Луганщины, как я понял, богаты, просто нашпигованы улём… Он есть чуть ли ни в каждом огороде: копни – и добывай.

– Как настроены луганцы?

– Они нацелены на отделение от Украины. Не скрывают, что хотели бы присоединиться к России, разговаривают на русском. Оружие складывать не собираются – уже всё слишком далеко зашло: у кого-то погиб брат, сын, сват… Мир сошёл с ума! Спецслужбы на Украине так повернули сознание, что Россия и Путин – враги номер один. Это чётко прослеживается по новостям на канале «1+1», который там вещает и на юго-восток. В ЛНР и ДНР не поддаются на такие провокации. Ненависти у местного населения к Киеву нет, а есть решимость: своего не отдадут. Поэтому берут в руки оружие. Молодёжь, на мой взгляд, всё больше за адреналином идёт на войну. А вот люди постарше – те по убеждениям. И хотя объявлено перемирие, определённости нет, какое будущее ждёт наших братьев-украинцев (обидно за всю Украину, не только за юго-восток), пока не понятно. Ясно одно: ломать – не строить, а процесс восстановления может затянуться надолго.

Позывной – Сварщик

– Чем удалось помочь? Что пришлось делать на Украине волонтёру из Ростовской области Николаю Макарову?

– Работал в шахтоуправлении города Перевальска, огромная территория которого заставлена техникой, брошенной на местах боёв. Там же и спали: в конторе – кровати, есть небольшая столовая. Мне нашли сварочный аппарат, материал, и я изготавливал буржуйки. Они получились очень экономичными печками и пригодились для обогрева ремонтных боксов, способны работать на отходах солярки, которых в городе полно, и давать тепло буквально из ничего. Огонь сильно разгорается, и печка долго сохраняет тепло.

Донской сварщик Николай Макаров делал буржуйки для обогрева ремонтных помещений украинского предприятия . Фото: Из личного архива

– Николай, на одном из фото вы с автоматом…

– Был в карауле пару раз – как-никак военное положение, время неспокойное: от безденежья, чтобы как-то выживать, местное население идёт на крайности, готово что-нибудь открутить и продать. Приходилось охранять автопредприятие, на котором, помимо трофейного, полно собственного оборудования. К тому же украинские военные подтянули к Донецкой и Луганской областям серьёзную технику. В Перевальске постоянно и хорошо слышна стрельба из больших орудий, хотя стреляют они вдалеке.

– На других фото – тоже волонтёры?

– Палыч – местный бывший шахтёр, как, наверное, и 80% ополченцев. На одном из блок-постов познакомился с врачом скорой помощи. Оказалось – мой земляк из Владимирской области (я – родом из Кольчугино, а он из Собинок). Представляете, парень рассчитался на работе и приехал, потому что не мог смотреть спокойно на раненых по телевизору. Татарину Зайнутдину 69 лет. Он бывший офицер, приехал на Украину из Адлера. Словом, добровольцев из России там хватает. И я помог, чем мог. Надеюсь, вспомнят добрым словом седого сварщика из Волгодонска. Кстати, позывной у меня там был – Сварщик.

– Что чувствуете сейчас?

– Из головы одно не выходит: почему и за что? Когда в 90-е я видел блокпосты, бэтээры и мешки с песком, думал, что такого в жизни больше никогда не увижу, что больше такого на моём веку не будет. Ошибался. Что сделать, чтобы не было?

«Только не воевать». Сварщик из Волгодонска 10 дней работал под Луганском | Фотогалерея

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество