aif.ru counter
Людмила ВИКУЛОВА 202

Женщина-«ходячая катастрофа»: она пережила сотни ЧП!

Количество падений, вывихов и ушибов, выпавших на её долю, вовсе не

Фото: автора

Её сбивали велосипед, мопед и мотороллер. Несколько раз она попадала под машину, однажды чудом спаслась от надвигающегося поезда. Количество падений, вывихов и ушибов, выпавших на её долю, вовсе не сосчитать. Серия операций, несколько не совместимых с жизнью диагнозов...

Родные называют её ходячей катастрофой, а она сама себя сравнивает с кошкой.

– Только если у кошки семь жизней, то у меня все семьдесят семь, – считает Валентина Вакуленко. – Ведь я даже дважды побывала на том свете, где и узнала, что буду жить долго и счастливо. Пока всё идёт по плану...

Первая беда обрушилась на Валю, когда ей не было и восьми лет. Они шли с младшей сестрёнкой на почту. И вдруг их внимание привлёк старый военный грузовик-полуторка. Девочка влезла на подножку, подсадила туда же сестру. Водитель не заметил нежданных пассажиров и тронулся. Валя успела отбросить сестрёнку на землю, а сама удачно соскочить не смогла – попала под колёса...

– Дальнейшее я знаю только из рассказов отца: меня без сознания принесли в соседский дом, потом на «скорой» отправили в больницу. На мне не было живого места, но особенно пострадала левая нога – её пришивали. Родные рассказывали, что во время операции у меня останавливалось сердце. Потом трое суток я была без сознания, – вспоминает Валентина. – Но пока здесь врачи боролись за мою жизнь, я оказалась там, откуда обычно не возвращаются... И моё путешествие началось с того, что то ли во сне, то ли наяву я услышала звук.

Путешествие в другой мир

...Он был странный, шаркающий и такой навязчивый, что в нём потонули все остальные звуки. Голова Вали закружилась, а вместе с ней, будто в центрифуге, закружилось всё вокруг. Девочка влетела в длинный серый тоннель и понеслась по нему на огромной какой-то нереальной скорости. Внезапно движение закончилось. Валя увидела холодное мрачное пространство, в котором перемещалась бесконечная колонна людей. Здесь были и старики, и дети, и молодые женщины, и зрелые мужчины. Все одинаково отрешённые, будто хранящие какую-то страшную тайну. Валя вглядывалась в их лица, пытаясь отыскать хоть одно знакомое, и вдруг увидела маму. Она была в своём самом нарядном платье.

– Мама! – крикнула девочка и бросилась к ней. Но женщина не обернулась, а вместо неё от толпы отделился симпатичный паренёк лет четырнадцати. Он подошёл к Вале и произнёс.

– Тебе туда нельзя!

– Почему?! – возмутилась она. – Там же моя мама!.. А ты кто?

– А я твой брат Коля. Я умер, когда мне было 8 месяцев, ты тогда ещё не родилась, – рассказал он. – Теперь мы с мамой вместе. А тебе ещё рано...

Валя заплакала, затопала маленькими ножками. Но вдруг увидела перед собой очень красивого старика. Лицо его излучало такое тепло и доброту, что девочка, сама того не желая, успокоилась.

– Не бойся меня, – произнёс он. – Я Николай Угодник. Твоей маме здесь хорошо, и тебе здесь будет хорошо. Только произойдёт это позже. А пока дай брату руку – он проводит тебя на свет, – указал старик глазами в глубину тоннеля.

Валя кивнула, вложила ладошку в руку мальчика, и они пошли.

По дороге брат рассказал о том, что её ждёт непростая, но интересная жизнь; что Валя будет художницей и что у неё есть ангел-хранитель, который, несмотря на все испытания, доведёт её до глубокой старости...

А тоннель становился всё темнее и уже. Совсем близко от полосы света он стал настолько тесным, что девочке пришлось встать на четвереньки. Брат помахал ей на прощание рукой, и дальше она следовала сама. Ползти было трудно, и когда у Вали почти не осталось сил, она неожиданно нырнула в яркий-яркий свет, захлебнулась потоком воздуха и открыла глаза.

Мамина забота

Перед ней склонился отец. На глазах его были слёзы. Рядом стоял какой-то мужчина в белом халате. Он смазал губы девочки мокрой ватой и произнёс: «Ну наконец-то очнулась, стрекоза! Значит, будет жить...» Девочка улыбнулась и погрузилась в глубокий сон...

Валя провела в больнице ещё несколько недель. Её навещали сёстры, тётки, соседи... При каждой возможности забегал отец. Почему-то не приходила только мама. И куда она пропала, никто объяснить не мог. А когда Валя вернулась домой и увидела, что маминой кровати больше нет, то всё стало ясно: мама умерла. Умерла от рака. Её похоронили в самом красивом платье, именно в таком, которое Валя видела там...

– Несколько дней я просидела на том месте, где стояла мамина кровать. И боль в ноге не могла сравниться с той болью, что поселилась в душе, – вспоминает Валентина. – Но в то же время я чувствовала, будто мама рядом и она хочет, чтобы я успокоилась и начала жить своей обычной детской жизнью. И я решила сделать всё, чтобы она мной гордилась, – заново училась ходить, рисовала ей картины и писала стихи. Я была уверена, что она всё это видит...

В восемнадцать лет девушка начала взрослую жизнь. Работала маляром, штукатуром, потом в городе Городец заметили её художественный талант и пригласили делать городецкие росписи. Там она встретила первую любовь, вышла замуж. А спустя семь лет родила дочку.

– Всё это время со мной, как и в детстве, случались всякие травматические казусы. Я настолько к ним привыкла, что на новое происшествие уже не обращала внимания. Знала, что заживёт само собой. И заживало, но вдруг в тридцать лет я тяжело заболела. Настолько тяжело, что из дома сразу попала с перитонитом и сепсисом на хирургический стол, – вспоминает Валентина. – Оперировали меня в нашей областной больнице, и, как я потом узнала от врачей, это спасение было настоящим чудом, ведь моё сердце не билось четыре минуты...

«Я умею быть счастливой...»

Во время операции Валентина почувствовала, будто очнулась от наркоза, и ощутила невероятную, нечеловеческую боль. Хотела сказать об этом, но губы не слушались. Она собрала оставшиеся силы, чтобы позвать на помощь, как вдруг на смену боли пришла невероятная лёгкость. Женщине показалось, что она стремительно взмыла вверх и зависла под потолком операционной. Уже сверху она увидела склонившихся над столом врачей, себя, бледную и измождённую («я даже не сразу поняла, что это я»). Услышала, как гремят инструменты, как после нескольких попыток завести остановившееся сердце хирург печально произнесла: «Это конец...»

– Нет, это не конец! – крикнула Валя, но никто её не услышал.

И вдруг она почувствовала сильный толчок и резкую боль. А потом наступила темнота.

 – После той операции я два месяца провела в больнице. Цеплялась за жизнь и всё-таки выкарабкалась, – вспоминает Валентина. – Но главное, после того случая я окончательно поверила, что силой духа можно побороть любую болезнь. Приведу свежий пример. Два года назад я ехала с горки на велосипеде и на всей скорости влетела в столб. Удар пришёлся на грудь. Началось воспаление, опухоль… (Валентина показывает фотографии, от которых становится не по себе), но я опять сама себя спасла. Как? Да нет какого-то одного рецепта. Лечилась и тем, и этим, но главное – дала себе установку: я выздоровею!  Мне же предсказали долгую и счастливую жизнь! И я уверена, что жизнь у меня будет долгая. А счастье – это ощущение внутреннее.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Когда пройдут линейки «первого звонка» в школах Ростова – 1 или 2 сентября?
  2. Как чувствует себя Егор Сазонов после ампутации руки в больнице Ростова?
  3. Почему 11-летнему дончанину Егору Сазонову пришлось ампутировать руку?
  4. Кто потерял в Азове кость доисторического мамонта?
  5. Какие товары и на сколько подорожали в Ростовской области?
Самое интересное в регионах
Роскачество
Вы курите или нет?