Примерное время чтения: 9 минут
291

«Из людей делают животных». Эксперт – о том, как подсаживаются на наркотики

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. "АиФ на Дону" 05/10/2022
Скинув оковы зависимости, человек начинает ценить жизнь.
Скинув оковы зависимости, человек начинает ценить жизнь. / Станислав Горяинов / Из архива

Говорят, бывших наркоманов не бывает. Люди, которым удалось справиться с зависимостью, знают, что в аду – не жарко, в нём убийственно холодно от ледяного равнодушия окружающих. Продав однажды душу за дозу, выкупить её обратно можно только ценой титанических собственных усилий. И вернуться, чтобы спасти тех, кто продолжает гибнуть.

Руководитель областной общественной организации «Ростов без нар­котиков», член Общественной палаты и общественной наблюдательной комиссии региона Станислав Горяинов не скрывает своего прошлого, в котором были и ломки, и передозировки и без которого не было бы тысяч спасённых наркоманов.

Мальчик из хорошей семьи

Историю Станислава Горяинова можно приводить в учебниках наркологии как классический пример зависимости мальчика из хорошей семьи. Его мама, работавшая в комиссии по делам несовершеннолетних, в своё время даже разработала программу по профилактике наркомании, благодаря которой оказалась на хорошем счету у местной администрации. В это же время её сын по иронии судьбы уже плотно сидел на наркотиках. Однажды от передоза он свалился где-то на пустой улице, куда случайно завернула скорая помощь.

Его едва откачали, но счастливого конца не случилось. Он продолжал жить от укола до укола, провожая одного дружка за другим на тот свет в наркопритонах. Мать, узнавшая о болезни сына, сходила с ума от переживаний. Парня лечили в клиниках, водили по бабкам, снимая порчу, показывали психиатрам. Но однажды сдалась и она. После очередного срыва просто дала денег на очередную дозу. Дрожащая рука уставшей женщины, отчаявшейся спасти обречённого ребёнка, стала той самой рукой Бога, которая заставила его ужаснуться происходящему. Так Станислав Горяинов попал в реабилитационный центр в Ставрополе, а спустя время, основал его на Дону.

– Станислав Викторович, вы были ребёнком из приличной семьи, но это не стало залогом благополучия. Получается, нет никаких гарантий, и эта беда может затронуть любую семью?

– Гарантий нет, но всегда есть шанс на спасение. Среди ребят из нашего реабилитационного центра много тех, кто воспитывался в благополучных семьях, маргиналам как раз наплевать на своих детей. Немало тех, кто хорошо учился, занимался спортом, был до поры до времени гордостью или радостью родителей, но в подростковом возрасте, когда дети отрываются от семьи, всё зависит от того, в какую среду они окунутся. Проконтролировать это невозможно. Первый возлюбленный может оказаться зависимым человеком, лучший друг может подсесть на таблетки и подсадить за компанию, просто в сложный период может встретиться негодяй, который предложит утешиться дозой. Другое дело, что само общество сегодня настолько равнодушно, что эти страшные вещи происходят с молчаливого согласия большинства.

Цунами вседозволенности

– Но ваше детство прошло в СССР, когда общество считалось менее равнодушным, и это не уберегло вас…

– Моя юность пришлась на 90-е годы, когда то, чему нас учили, стало неактуальным. Контроль, цензура – всё поглотило цунами вседозволенности. Подростками мы хапнули иллюзию абсолютной свободы, вот только оказалось, что свобода касалась лишь распущенности. Если зайти на любое кладбище, то можно увидеть десятки могил подростков. Это мальчики и девочки, которых убили разного рода зависимости. Марихуану курили, как обычные сигареты. Из семи моих товарищей, с которыми я в 14 лет начал курить травку, выжил я один. Оттуда же остался миф, что марихуана – это лёгкий наркотик, чтобы просто расслабиться, хотя не бывает наркотиков лёгких или тяжёлых. Первое, что происходит, деградирует головной мозг, сужается круг интересов, становишься рабом курева. Чтобы перебить эту тягу, люди перескакивают на вещества, которые убивают быстрее. А вот в СССР таких мифов не было. Никто не говорил о наркотиках, не снимал фильмы, романтизирующие кайф, не пел песни, пропагандирующие всё это. И такой повальной беды тогда не существовало.

– Ну, а сейчас мы ближе к каким временам? Вернулись же в школы поднятие флага, гимн…

– Сегодня молодёжь ещё более развращена. Целая индустрия работает на то, чтобы подогревать самые низменные страсти, творить из людей животных. Просто послушайте песни Моргенштерна или Инстасамки, которые сегодня в топе, там же запредельная мерзость, открытая пропаганда наркотиков, половой свободы, тотального поклонения деньгам. И это льётся на головы детям безнаказанно, свободно, они знают наизусть эти слова, малыши записывают ролики в соцсетях, подражая им. Это же духовное убийство целой нации. Так что гимн, это, конечно, хорошо, но мало. Надо брать все эффективные инструменты. Ту же начальную военную подготовку в школах, когда молодёжь вывозили на «Зарницы», физически нагружали, бывшие фронтовики делились не только опытом, но и житейской мудростью. Подросток был под контролем авторитетного взрослого, который мог направить всю юношескую прыть в нужное русло. Конечно, так было не везде и не всегда, но всё же у небезразличных людей, на которых мир и держится, было больше возможностей себя проявить. Мою жизнь поменял такой неравнодушный человек Николай Новопашин – бывший наркоман, который открыл в Ставропольском крае реабилитационный центр. С первой встречи я поверил ему, понял, что тоже смогу, наконец, оттолкнуться от дна, на котором так долго был. Я вцепился в него, как в спасательный круг.

Год перемен

– Человеку нужен человек…

– Именно! Не всё получалось сразу, но его вера в меня, вера в то, что Божья воля сильнее всех искушений, сделали своё дело. Первое время я, как и все зависимые, считал дни, недели, месяцы без наркотиков, то есть продолжал думать о них каждую минуту. Сейчас, спустя двадцать лет, моя жизнь свободна от этих мыслей. Но я понимаю, что движет наркоманом, как он живёт и что его может выдернуть из этой трясины, потому что сам провёл в этой яме годы. И вытащил меня оттуда человек, который сам до этого в ней находился. Это предопределило всю мою дальнейшую судьбу. У Бога нет других рук, кроме наших. С помощью протоиерея Иоанна Осяка, многодетного отца и большого подвижника, мы открыли в Ростове первый мужской реабилитационный центр, потом женский. Это произошло по благословению митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия. Сейчас строим большой реабилитационный центр в посёлке Наливной под Батайском.

– Стройка идёт почти десять лет!

– Действительно, стройка шла долго, но уже остался только косметический ремонт. Мы очень ждём переезд, потому что сейчас за аренду каждого реабилитационного центра в Ростове приходится платить до ста тысяч рублей, а их четыре. А под Батайском смогут жить до ста человек, там есть большой участок, целый гектар. В планах завести своё хозяйство, птицу, огород. Ведь для успешной реабилитации мы тоже используем опыт великого советского педагога Антона Семёновича Макаренко, который возвращал к нормальной жизни малолетних преступников – убийц, нар­команов, воров, проституток. Детей, которые бродяжничали с малых лет и никогда не видели нормальной жизни, но ему удавалось невозможное – вырастить из них людей, которые потом вставали на ноги, заводили семьи, ценились на работе, росли по служебной лестнице. Он считал, что нет плохих детей, есть дурная среда. И если эту среду изменить, то изменится и человек. Наша практика это подтверждает. На реабилитацию уходит год, человек должен прожить все времена года в центре, при поддержке окружения, специалистов, среди которых психологи, педагоги, священники, только тогда он сможет соскочить. Много времени уделяется простому труду, молитве и общению с теми, кому удалось победить свою зависимость.

– А что после? Через год человек выходит из закрытого пространства и…

– Конечно, мы это понимаем, поэтому уделяем особое внимание социализации, не бросаем наших подопечных и потом. Так возникли большие мероприятия – матчи «Звёзды спорта против наркотиков», кубки дворовых команд, где обычные ребята могут встречаться с известными футболистами, собираемся на встречи. Многие продолжают взаимодействие с нашим движением уже в качестве помощников, волонтёров. Есть возможность после прохождения реабилитации поступить в духовную семинарию по ходатайству батюшки. Очень многие возвращаются к учёбе или поступают в вузы, устраиваются на работу. Скинув оковы зависимости, человек начинает ценить жизнь, каждую её минуту.

Досье

Станислав Викторович Горяинов родился в г. Михайловске Ставропольского края. Ему 42 года. Впервые попробовал наркотики в 14 лет, к 18 годам стал полностью зависимым. Стаж употребления – 12 лет. После реабилитации около 20 лет не принимает вещества. С 2007 года официально возглавляет организацию «Ростов без наркотиков». Женат. Воспитывает дочь.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах