Примерное время чтения: 11 минут
368

Из-за решётки. В колонии строгого режима на Дону пекут торты и плетут кресла

Евгений в прошлом – шеф-повар одного из сетевых ресторанов.
Евгений в прошлом – шеф-повар одного из сетевых ресторанов. / Светлана Ломакина / АиФ-Ростов

В Ростовской области 12 исправительных учреждений. Около 4,5 тысячи отбывающих наказание работают на производствах: шьют одежду, собирают мебель, варят сгущёнку или разливают бытовую химию. Для одних ударный труд — возможность заработка (хороший работник получает на счёт больше 30 тысяч рублей), а для других — шанс получить новую профессию и изменить жизнь.

Корреспондент rostov.aif.ru побывала на производстве Батайской исправительной колонии строгого режима № 15.

Таланты и поклонники

ИК-15 открылась в 1963 году. А в 1970-ом здесь заработал механический цех — дата запуска производства выложена на кирпичной стене, ошибиться невозможно. Тут же, у входа, выгоревший на солнце плакат — молодая женщина обнимает девочку. И надпись «Тебя ждут дома». Впрочем, эта картина направлена, скорее, в будущее. По наблюдениям сотрудников колонии, сюда попадают по большей части люди молодые, несемейные. Ну, или те, кто к зрелому возрасту так и не смог определиться в жизни.

ИК-15 открылась в 1963 году. А в 1970-ом здесь заработал механический цех .
ИК-15 открылась в 1963 году. А в 1970-ом здесь заработал механический цех. Фото: АиФ-Ростов/ Светлана Ломакина

У многих не было даже профессии. Поэтому тут, устроившись в тот же механический или мебельный цех, обучившись, заключённые получают первый трудовой опыт: выделяют сильные и слабые свои стороны, чему-то учатся. А чему-то и удивляются.

К примеру, мастер, который сегодня варит на заказ ворота с художественной ковкой, раньше никогда не держал в руках сварочный аппарат. Его напарник режет на лазерной машине стальные буквы для металлических вывесок. Следующий осуждённый делает металлическую «ювелирку»: куёт лепестки и собирает их в цветок для оформления фонарей. Весь этот ансамбль станет украшением дома состоятельного заказчика.

Мастера механического цеха малоразговорчивые, на контакт идут тяжело, фотографироваться отказываются. Сотрудники колонии говорят: какая работа, такие и работники — суровые, ничего не попишешь. Такими же «немедийными» были и знаменитые местные самородки — отец и сын. Оба попали за решётку в конце 1990-х как члены ОПГ, сели за особо тяжкие преступления. На свободе им было не до творчества, а тут вдруг открылся талант к работе с металлом — их мангалы, ограды, решётки всегда выделялись на общем фоне завитушками, интересными решениями.

Кованные ворота из ИК-15 скоро украсят дом состоятельного заказчика на воле.
Кованые ворота из ИК-15 скоро украсят дом состоятельного заказчика на воле. Фото: АиФ-Ростов/ Светлана Ломакина

А несколько лет назад пришёл необычный заказ: женщина из другого города попросила сделать своему родственнику, лётчику, мангал в виде самолёта. Прислала для образца фото. Сын взялся за работу. Продумал всё: от чертежа до деталей. И сделал. Позже такой же мангал пришлось повторить для выставки.

Так началась серия: мангал в виде подводной лодки, грузовика, пожарной машины... Всё это сегодня можно увидеть в магазине, что работает при колонии.

«Отец и сын уже освободились. Насколько я знаю, устроились в жизни они неплохо, занимаются перевозками», — рассказал заместитель начальника ИК-15 Александр Чернокнижников.

И тут же, поймав разочарование на моём лице, добавил: «Да, по художественной линии не пошли. Но у нас есть случаи, когда осуждённые, выйдя на свободу, продолжали дело, которому обучились здесь. Даже открыли мастерские по металлу — это востребованное направление».

За что не стыдно

В колонии 22 производственных участка. Второй по популярности — мебельный. Здесь делают шкафы, корпусную мебель, столы, стулья, вешалки и тумбочки для разных учреждений. К примеру, один из детских садов в Ростове полностью оборудован мебелью из Батайска.

«А если собрать всё, что мы произвели за годы работы цеха, наверное, на обустройство целого района хватит», — рассуждает самый рукастый среди работников Артём Плотников.

Такие кресла Александр Иванов до колонии делать не умел.
Такие кресла Александр Иванов до колонии делать не умел. Фото: АиФ-Ростов/ Светлана Ломакина

В исправительной колонии он находится уже седьмой год: попал за решётку по 228-й «наркотической» статье. В жизни «до» тоже делал на заказ мебель, поэтому сегодня обучает других арестантов. На его участке работают шестеро столяров: двое из них раньше мебели не касались, но тут обучились и вышли на профессиональный уровень. Недавно к их шкафам пришли некачественные крепёжные детали — парни придумали, как выкрутиться из ситуации. Вышло даже лучше, чем было в проекте.

Неплохо дела идут и в «элегантном» секторе производства — на участке, где плетут мебель из искусственного ротанга. Появилось это направление во многом благодаря изменению в законодательстве: с 2013 года государство заинтересовано в трудоустройстве заключённых, поддерживает предпринимателей.

И это стечение обстоятельств открыло новые двери для Александра Иванова — сегодня он плетельщик. Досиживает свой восьмой, как он надеется, последний год. Попал сюда за пьяную драку с тяжкими телесными повреждениями. До тюрьмы Александр крутил баранку, а тут выучился работе с ротангом — в колонию приезжали с мастер-классами мастера. И за полтора года стал лучшим на своём участке, обучает других. Самая сложная и самая популярная его работа — кресла из набора плетёной садовой мебели. Возможно, вы даже сидели на таких в кафе или на даче, просто не знали, что сделаны они в батайской колонии.

— Ремесло редкое, ценное. Думаете продолжать, когда выйдете?

— Хотел бы. Осмотрюсь, что там и как на воле, и, если найду такую работу, конечно, буду рад. Я раньше эту мебель только издалека видел. И если бы мне кто-то сказал, что когда-то сам буду её делать, не поверил бы, — мастер покраснел и попросил его не фотографировать. А кресло, пожалуйста. За него ему не стыдно.

Ничего лишнего

Самый приятный участок производства — кондитерский цех. Главный тут Евгений Ким. В прошлом — повар многих сетевых ресторанов, включая небезызвестный «Рис». Сюда попал шесть с половиной лет назад по той же 228-й статье. Ведёт себя дружелюбно и открыто. И в целом выглядит так, как будто работает не в колонии, а в городском ресторане. Меню только предлагает другое: если раньше в списке были суши да том ям, теперь куры-гриль, пирожки, печенье «Курабье». Торты «Наполеон» и «Медовик» — частые заказы на праздники и дни рождения.

Продукцию цеха покупают, в основном, заключённые — делают заказ, а оплата снимается с лицевого счёта. Цены примерно такие же, как на воле. Готовая курица-гриль в районе 600 рублей.

«Из нового я тут научился делать маргарин и сгущённое молоко — у нас полный цикл производства и всё по классической рецептуре, — проводит экскурсию повар Евгений. — А ещё мы постоянно печём кексы — это вторая позиция по популярности после кур. Их даже студенты-юристы, которые к нам часто приходят, просят. Попробуете?»

Пробую. Ровно такие же, как в моём советском детстве. Бригадир удовлетворённо кивает: ну конечно, потому что всё натуральное и ничего лишнего — отсюда и вкус.

Надо сказать, что по тем же правилам выпекает сегодня десерты и Азовская женская колония: магазин находится на трассе, водители его знают и поэтому выпечка не успевает зачерстветь. В батайском же магазине (на вывеске написано «Сувенирная лавка. Выставочный павильон ФКУИК-15»), в основном, берут промтовары. И сувенирку. Она тут мужская, брутальная, есть на что посмотреть.

Из необычных сувениров здесь – исторические шахматы.
Из необычных сувениров здесь – исторические шахматы. Фото: АиФ-Ростов/ Светлана Ломакина

Из необычного — серия «исторических» шахмат. Донские казаки, красноармейцы, восточные мудрецы, средневековые рыцари и египетские фараоны со свитой. К шахматам предлагают нарядный стол, имитация резьбы по слоновой кости. Глядя на эту тонкую работу, пытаешься представить мастера. И сознание подсовывает уже очевидное — обычного мужика, вроде плетельщика Иванова или повара Кима. И волей-неволей задумаешься о цене ремесла, судьбе и путях господних, которые неисповедимы. Для всех.

Что делают умельцы в Батайской исправительной колонии № 15:

  • сувенирная продукция, изделия народного промысла (нарды, шахматы, шкатулки, футляры, хлебницы, декоративное холодное оружие);
  • стройматериалы (шлакоблок, гвозди, сетка-рабица, столярные изделия);
  • моющие чистящие средства (мыло хозяйственное, порошок стиральный «Кристалл-5», моющие средства «Прогресс» и «Пемоксоль»);
  • мебель корпусная, ученическая, дачная;
  • кованые изделия (решётки, ограждения лестничных маршей, оградки);
  • металлоконструкции с элементами ковки;
  • качели детские металлические;
  • мангалы;
  • каминные наборы и корзины для дров;
  • контейнеры для ТБО;
  • урны парковые;
  • металлопластиковые окна;
  • сельскохозяйственные катки;
  • верхняя одежда, рабочие костюмы.
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах