aif.ru counter
1124

Сердечная недостаточность. Когда ребёнок называет маму «тётей»

Бабушка заменила мальчику маму.
Бабушка заменила мальчику маму. © / Фото из семейного архива

Крещение в реанимации

У Ирины Петровны Гончаровой (фамилии и имена героев изменены) трое детей. Старшему Сергею – уже 26 лет. «Скорее бы сынок женился, внуков хочу понянчить!» – мечтала мать.

И как нашептала. Вскоре у сына появилась девушка

«Светлану со мной он знакомить не спешил, – рассказывает Ирина Петровна.– Серёжа механик на морских судах. Отправился в заграничный рейс. Через несколько месяцев позвонил и сообщил, что Света ждёт ребёнка».

«Женюсь на ней, малышу нужен отец», – сказал он. Я гордилась таким решением. Взяла у сына телефон будущей невестки. Знала, что родители девушки давно умерли. Звонила Свете, но она каждый раз находила предлог, чтобы не встречаться со мной».

Как сирота Света получила однокомнатную квартиру. Женщина сплетен слушать не хотела. Но в маленьком городке все на виду. Рассказывали, что у девушки собираются хмельные компании.

А потом преждевременные роды: на седьмом месяце беременности появился Вася, весом чуть больше килограмма. В больничной палате будущие свекровь и невестка познакомились.

«Через какое-то время врачи разрешили маме быть рядом с малышом. Я тоже приезжала в больницу. Правда, медсестры жаловались, что Света при любой возможности убегала по каким-то своим делам, – продолжает Ирина Петровна. – Но я верила, что все наладится. Больше полугода мальчик провёл в больнице. Улыбка ни разу не появилась на его изможденном личике. В ротике – трубка для кормления, вес в 6 месяцев – три килограмма. Помню, как однажды Вася посмотрел на меня, в его глазах была такая боль, что я беззвучно заплакала».

Кормление малыша долго шло через трубочку, в пищеводе образовался свищ. Операция по его удалению была необходима. Параллельно у Васи развилась тяжелейшая форма пневмонии. «Либо он умрет от воспаления легких, либо от голода, шанс выжить – ничтожен», – сказали врачи. Перед операцией разрешили крестить кроху в реанимации. Операция длилась почти три часа.

Вася так обнимает Ирину Петровну, будто боится её потерять.
Вася так обнимает Ирину Петровну, будто боится её потерять. Фото: Из семейного архива

«Вася находился в коме восемь дней, – вспоминает Ирина Петровна. – А 5 января умер мой муж. В тот день малыш открыл глазки.

Тётя Света

Васю выписали домой с перечнем тяжелых заболеваний. Света забрала ребенка в свою квартиру. Все расходы взяли на себя Ирина Петровна и молодой папа. Сергей оформил отцовство, но совместной жизни со Светой не получилось…

«При любой возможности бежала к внуку,– говорит Ирина Петровна. –  Но удивляло, что маме малыш в тягость: она не играла с ним, не выходила на прогулку. У Васи болел животик. Я просила Свету кормить ребёнка продуктами с молочной кухни, давала на это деньги».

Но кефирчики в Васин рацион не вошли. Девушку вполне устраивало, что её сын часами сидит поджав под себя ножки. Измученный малыш нуждался в маминой заботе, но не получал её. Временами казалось, будто сердце матери окаменело.

Решение забрать Васю окончательно созрело, когда бабушка узнала, что Света игнорирует жизненно необходимые процедуры, назначенные ребёнку.

«Мы приехали за мальчиком. Свету беспокоило, будет ли она получать пособие на ребенка. Эти деньги мы оставили ей», - вспоминает бабушка. – Васильку было уже два с половиной года, но он весил чуть больше восьми килограммов. Не ходил, не разговаривал. Когда мы заходили в помещение или автобус, Вася начинал отчаянно кричать и вырываться из рук. Но наступил день, когда мы без слёз проехали одну остановку – для нас это была победа! Ночами мальчик плакал. Мы с Серёжей его укачивали. Теперь внук спит спокойно».

Васино восстановление пошло буквально по часам. Он дословно запоминал сказки, через полгодазнал все буквы, читал по слогам и легко учил стихотворения. Через две недели после переезда к бабушке и отцу мальчик начал ходить. Но первое врем был ещё очень слаб: если на полу лежал шнур, то мальчику не хватало сил поднять ножку, чтобы его переступить.

Сейчас Васе четыре с половиной года. Маму называет «тётя».

«Отстаньте от меня!»

«Сына видела несколько дней назад», – утверждает Васина мама.

Однако, ясно, что она ничего не знает о своем ребенке: ни о предстоящей операции по устранению сужения пищевода, ни о его недавней простуде…

«К ним у меня претензии, – говорит девушка. – Денег мало давали, только на самое необходимое. А вообще, отстаньте от меня!», сказала Светлана и ушла.

В ТСЖ дома сообщили, что её задолженность по квартплате - 50000 рублей. Это при том, что она работает, получает детские деньги и не тратится на содержание сына.

«Никогда не видела Свету улице с коляской, говорит Ирина Пойденко, бухгалтер ТСЖ. – Да и о наличии у неё ребенка мы узнали два года назад, когда та жаловалась на судьбу. Мы знали со слов Светы, что у нее тяжёлая финансовая ситуация. Хотели ей помочь, предлагали подработку у нас в организации. Но она отказалась.

У участкового педиатра судьба Васи вызывала беспокойство: к нему Света почти не обращалась, и врачу приходилось вести прием на дому, – говорит заведующая поликлиническим отделением для детей МБУЗ ЦРБ Аксайского района Марина Фёдорова. – Врач Людмила Александровна Косенко дважды добилась получения квоты на дорогостоящее обследование мальчика, но в обоих случаях Светлана не пришла в больницу без какой-либо уважительной причины. Мы вынуждены были обратиться в органы опеки. Тогда мама появилась.

От автора. Мы разговаривали с Ириной Петровной в парке, а по аллеям носился Вася. Мальчик часто подбегал к бабушке и изо всех сил обнимал её колени. Будто боялся, что она уйдет...

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах