aif.ru counter
АиФ - Ростов 409

Без излишеств и с божьей помощью. Чем живёт лучшая многодетная семья России

В 2017 году лучшей многодетной семьёй в России были названы Климентовы из Ростовской области. Где они черпают силы на воспитание 18 детей, 12 из которых – приёмные, рассказывают «АиФ на Дону».

Главное для Климентовых - заложить в детях крепкую основу.
Главное для Климентовых - заложить в детях крепкую основу. © / Светлана Ломакина / АиФ-Ростов

Приёмных детей у Светланы и Алексея Климентовых 12, а ещё шесть кровных.

В прошлом году Климентовы стали победителями II Всероссийского конкурса «Семья года». Им аплодировали и ставили в пример. Когда отзвучали фанфары, у многодетных началась привычная жизнь: не самая простая и не самая обычная.

Как сейчас живёт лучшая многодетная семья страны, рассказывает «АиФ на Дону».

«Бурю надо переждать»

Светлана Ломакина, «АиФ на Дону»: Каково это - когда приемных детей больше, чем своих?

Светлана Климентова: Самый трудный - первый год. Ты привозишь домой ребёнка, он вроде и ласковый, и покладистый, благодарен за то, что ты забрал его, а потом что-то случается.

- Что же?

- Ну, допустим, пропадают деньги, телефоны или конфеты. Почему? Инстинкт самосохранения. У этих детей развилась привычка к выживанию: сейчас есть еда, а завтра уже нет, надо запастись. Были и другие вещи. Помню, привезли дошкольников. Несколько месяцев прожили, вроде всё хорошо. И тут мне нужно было уехать. Возвращаюсь, старшие говорят: приходила соседка, ругалась, новенькие оборвали тыквы на её огороде. Иду проверять - вижу протоп­танную тропинку, сломанный забор, разбитые горы тыквы.

Зачем они это сделали? Возможно, так выходил накопившийся страх, возможно просто не знают, что играть можно, не причиняя вреда другим. На исправление подобных взглядов нужно время. С первыми приёмными детьми я этого ещё не знала: нервничала, переживала, думала - не справимся. А теперь, что бы не случилось, понимаю: бурю надо переждать.

В селе сначала не поняли: зачем Климентовым столько ребятни.
В селе сначала не поняли: зачем Климентовым столько ребятни. Фото: АиФ-Ростов/ Светлана Ломакина

Память рода

Они живут в сельском доме - пять комнат, два санузла, кухня и двор. На бумаге «пять комнат» выглядят значительно, на самом деле дом старый: небольшие помещения, низкие потолки, маленькие окна. Корреспондент «АиФ на Дону» попала на время ремонта. Малыши срывали обои, старшие красили стены. Светлана выдала каждому наряд на работу: всё чётко, как в пионерлагере. Понимая, что даже при самом строгом контроле, младшие всё равно нырнут в вёдра с краской, последнюю взяли подороже, из тех, что не пахнут и легко отстирываются. В семье считают каждую копейку, не экономят только на здоровье и образовании.

«Я никогда не думала, что мой муж станет священником. И что у нас будет 18 детей. Но Господь так управил, - говорит Светлана, добавляея в белую краску синей, получается небесно-голубой. - Я сильно заболела­ на последнем курсе педучилища - ветрянка, потом дифтерия. Около года не могла встать с кровати, пришлось брать академ. И сколько врачей мы не прошли, что бы не делали, ничего не помогало.

Однажды маме посоветовали отвести меня на причастие. Когда исповедовалась, будто что-то нехорошее сошло с меня, пошла на поправку. Стала ходить в церковь. Там же встретила мужа. Он тогда слесарем работал на Ростсельмаше, учился в институте и каждый вечер пропадал у меня. Долгих ухаживаний не было - съездили на дачу, выкопали картошку, потом с родителями посидели, через два месяца - свадьба. Нам обоим тогда было по 19 лет».

Вскоре после венчания Алексей принёс молодой жене странную весть: он увольняется с работы, уходит из института и становится священником. Родители с обеих сторон схватились за головы: на дворе 1993 год, Ростсельмаш - чуть ли не единственное предприятие, где что-то платят, в институте всё хорошо.

Но Алексей стоял на своём: Господь призвал - не могу противиться. Тем более, что несколько поколений по линии отца Климентова были служителями церкви, прадедушка - сам епископ Феофилакт (Владыка Ростовский и Новочеркасский).

«В 1990-е священников не хватало, поэтому в некоторых случаях можно было сдать экзамен, а потом уже учиться и служить, - объясняет матушка. - Так вот на экзамен мой муж шёл ещё с десятком пономарей. И если другие знали писание, то Алексей был совершенно неподготовлен. А потом рассказывал: какой вопрос не зададут, у него в голове сам собой возникает правильный ответ - цитаты из писания, правила, устав. Экзамен он сдал, единственный из десяти претендентов».

Несколько поколений по линии отца у Алексея Климентова были священникми.
Несколько поколений по линии отца у Алексея Климентова были священниками. Фото: АиФ-Ростов/ Светлана Ломакина

Пути Господни...

Потом началась обычная жизнь небогатого сельского священника. Несколько месяцев Климентовы провели в Ростове, затем - Обливская, Заветное, последние 20 лет семья живёт в селе Сандата Сальского района, до калмыцких степей рукой подать. Село небогатое, русско-турецкое, поэтому паствы в старинном Свято-Георгиевском храме немного. Однако храм не пустует. Полтора десятка человек там есть всегда - это Климентовы. Матушка - регент хора, все дети, включая четырёхлетнего Дениса, поют и помогают при церкви.

- 12 приёмных детей - это полкласса. Как решились?

- Первая дочка родилась у нас ещё в Ростове, потом пятеро сыновей. Сидели мы как-то вечером за чаем, и в разговоре проскользнуло, что могли бы поднять ещё нескольких ребятишек. Подали заявку, нам предложили забрать из детского дома троих сестёр. Старшей было шесть с половиной, средней четыре, младшей три годика. Новорождённого их братика усыновили в Штаты.

Полгода, до того как детей забрали органы опеки, малыши жили с лежачей бабушкой - мать бросила семью, уехала с любимым мужчиной, отец сидел в тюрьме. Выжили дети чудом. А когда пришли в наш дом, научили главному - терпению.

Через пару лет мы взяли ещё трёх сестёр. В их родном доме был притон - малыши видели то, о чём и взрослым думать тошно. Старшей девочке было семь. Поэтому нам было сложнее, чем с первыми приёмными. Но год прошёл, другой - сейчас уже их не узнать.

Затем взяли ещё четверых малышей и ещё двоих. Итого 12 детей за 10 лет. Мы бы приглашали ещё и ещё, но закон не позволяет - дом маловат.

Старшие дети уже иучатся и работаею, помогают родителям.
Старшие дети уже учатся и работаю, помогают родителям. Фото: АиФ-Ростов/ Светлана Ломакина

В город за счастьем

На каждого приёмного ребёнка семья получает 9836 рублей, плюс по 22 тысячи - зарплата родителей. Для кого-то эти деньги покажутся огромными, но если посчитать сборы в школу, сапоги, куртки, необходимые для школы ноутбуки, станет понятно - Климентовы не жируют.

- Излишеств у нас нет, каждую покупку обсуждаем. К счастью, старшие дети учатся. Маша закончила в Москве мединститут им. Сеченова, заработала зарубежную ординатуру. Встала на ноги, помогает и вещами, и деньгами. Вот сегодня из Стамбула прислала по Whatsapp картинки подарков - мы выбираем. Сыновья тоже учатся и работают. В следующем году в мединститут будет поступать наша первая приёмная девочка - Нина.

- Кто-то хочет стать священником?

- Как Господь управит. От нас в этом мире мало что зависит. Несколько лет назад третий сын, Андрей, заболел раком. Нужна была трансплантация костного мозга. Сколько это стоит, догадаться несложно. Но случилось чудо - выяснилось, что донором для Андрюши может стать Маша. Операция прошла успешно, сейчас уже всё хорошо. Когда дети узнали, что у их брата такой диагноз, семья сплотилась, все молились об излечении.

- В прошлом году ваша семья стала победителем II Всероссийского конкурса «Семья года». Какую-то помощь вы получили?

- Хлебопечку. И грамоту... У нас, конечно, есть льготы, у ребят преимущества для поступления в вузы, но всё равно мы постоянно сталкиваемся с трудностями. Главная из которых - общество не готово принимать наших детей. В селе поначалу относились настороженно, не понимали - зачем нам столько ребятни? В школу я ходила, как на работу - объясняла, что эти дети видели совершенно другую, иногда страшную, жизнь, нужно быть мягче, нужно постараться встать на их сторону. 

А недавно шла и встретила заведующую детсадом, и она мне сказала, что наши девочки и мальчики воспитаны лучше, чем те, которые растут в обычных семьях, и за это ей хочется поклониться мне до земли. Я расплакалась.

Как Господь управит, часто повторяет Севелана Климентова.
«Как Господь управит» - часто повторяет Севелана Климентова, хозяйка смьи в которой живут по заповедям Божьим. Фото: АиФ-Ростов/ Светлана Ломакина

Пока мы разговаривали, младшие успели ободрать обои, старшие выкрасили две комнаты. На обед за длинным столом собрались 15 человек. Борщ дежурные разливали из ведёрной кастрюли. Гремели чашки, несколько булок хлеба легли ломтями в центр вымытой до белизны клеёнки.

Приехал отец Андрей. После трапезы усадил детвору в «ГАЗель» и повёз в храм на службу. По дороге рассказывал о том, что в селе Сандата дуют со стороны калмыцких степей особенные ветра - с примесью мелкого песка и пыли. Песок шлифует, словно наждачка, всё, что попадается на его пути. Поднимешь новый дом - а через год у него уже углы покатые, полированные калмыцким ветром. Немногие дома и люди такой климат выдерживают.

И только Свято-Георгиевский храм за 130 лет мало изменился - углы у него ровные, стены толстые, основа крепкая. Такая же, как у Климентовых.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как будет выглядеть итальянский ветропарк на берегу Таганрогского залива?
  2. Дончанин Геннадий Малахов получил «золото» на фестивале гиревого спорта?
  3. 952 года или 750 лет: сколько на самом деле исполняется Азову?
  4. Кто получил титул «Ростовская красавица-2019»?
  5. Почему в Ростовской области нет закона о детях войны?
Самое интересное в регионах
Роскачество
Вы задавали вопрос президенту России Владимиру Путину?