146

Сколько хороших людей? Истории из практики донской переписчицы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. "АиФ на Дону" 24/11/2021
Перепись показала, что хороших людей больше, чем плохих, считает Ольга Грек.
Перепись показала, что хороших людей больше, чем плохих, считает Ольга Грек. / Светлана Ломакина / АиФ-Ростов

Ровно месяц – с 15 октября до 14 ноября – в России проходила перепись населения. Активные пользователи интернета участвовали в ней удалённо, а с теми, кто не очень дружит с сетью, работали переписчики. Одна из них – Ольга Грек. Женщина не только активно переписывала население на своём участке, но и делилась с координаторами историями из жизни, которые те потом выкладывали в соцсети «Вконтакте». Корреспондент «АиФ-Ростов» встретилась с Ольгой Владимировной и узнала, кто не открывает двери переписчику и сколько в Азове хороших людей.

Шикарная работа на свежем воздухе

Ольга Грек живёт на окраине Азова – три километра до центра, столько же до выезда из города. Три улицы и почти двести домов – это её участок. Ольга Васильевна ответственная, выходила в два часа дня и до позднего вечера бегала от дома к дому. Подтянулась, хотя работа на свежем воздухе для неё норма: Ольга торговала косметикой, работала на выборах и вообще везде, где хоть что-то платят.

Ольга Грек: По образованию я работник торговли, умею продавать. В 2001 году мы переехали в Азов из Киргизии. Там начались известные события, мы тянули до последнего, а потом сорвались практически в никуда, я на тот момент была беременна. Надо было дом строить на новом месте, начинать всё заново – это было, как жизнь после пожара, всё с нуля и очень тяжело. Часто даже на хлеб денег не было. А дети маленькие, поэтому я бралась за всё. И никак не могла привыкнуть к Азову. Но через пять лет вдруг поняла, что очень люблю этот город.

Светлана Ломакина, «АиФ-Ростов»: Как пришло осознание?

– Не знаю, может, ребёнок подрос и я вздохнула и огляделась? Азов удобный, всё в шаговой доступности: музей, рынок, есть где погулять. И тут ритм жизни спокойный, а я люблю наблюдать за миром, созерцать, в суете больших городов это невозможно. Недавно зашла с переписью на окраину, у нас там есть улица Оборонная – она последняя перед Доном, за ней начинаются степи. Курлычат журавли, крякают утки. А я иду и не пойму, что-то не так. Вот же – нет ощущения города, здесь уже другой мир и время даже идёт по-другому.

– Какие ещё открытия были во время переписи?

– Работу нашла! (смеётся) В связи с пандемией даже меня накрыло – косметика не идёт. И я пошла работать в детский сад дворником. Как нашла? Пришла на перепись в одно домовладение, во дворе сидит мужчина с собакой. Начали заполнять переписной лист, я спрашиваю: «Источники средств к существованию. Пенсия?» Он говорит: «Пенсия и зарплата. У меня такая шикарная работа: утром вышел, три часа поработал на свежем воздухе и целый день свободен!» Пошутил, конечно, про шикарную работу. Но я ухватилась и благодаря ему тоже пошла дворником – временно, надеюсь.

Досье
Ольга Владимировна Грек родилась 7 мая 1965 года в селе Октябрьском Карасукского района Новосибирской области. В 1989 году окончила Московский институт пищевой промышленности. Работала в пищепроме, служила по контракту в армии. С 2001 года живёт в Азове. В 2021-м впервые попробовала себя в роли переписчика населения.

– Любой человек может быть переписчиком?

– Наверное, лишь бы был ответственным. А я очень ответственная – телец по гороскопу. Нам выдавали планшет, в нём забито количество домо­владений, которые мы должны пройти. Вот у меня вначале было 194 домовладения, но потом у нашей сотрудницы заболел ребёнок и пришлось прихватить её участок. Там мне уже некогда было созерцать и много разговаривать, сроки горели.

Что посеешь...

– Перепись длилась месяц. За это время были истории, которые вас удивили?

– Бабушка одна встретила меня с подарком. Я пришла в домовладение – вышла женщина старше меня. Мы поговорили, а потом она попросила, чтобы я опросила отдельно её старенькую маму, которая с ней живёт – ей 91 год, в таком возрасте уже остро ощущается дефицит внимания. У меня мама такая была, я согласилась. Выходит старушка, маленькая, худенькая, но видно, что её в этой семье уважают, любят, с ней считаются – для меня это было очень приятно. Начали заполнять документы – я выспрашивала, что надо и что не надо, просидела около часа. Жизнь у бабули, как и у всех людей того поколения, была очень трудная. Много вспоминала о работе, о том, где жила, о детях. Что-то яркое выделить сложно, но для неё всё яркое, это её жизнь. А потом она говорит дочке: ну, подари! И дочка выносит мне домотканый коврик, из тех, что кладут на стулья. Я была поражена: в 91 год бабуля сама плетёт коврики! И дарит только тем, кто ей нравится. Теперь он лежит у меня дома.

– Вторая история, кажется, была о детях?

– Да. Я пришла в дом, переписываю хозяев и вижу детей – девочку во-от с такими чёрными глазами и ресницами и светловолосого мальчика. Говорю: «А эти детки? Надо же их переписать». И хозяева рассказали, что не знают, как их оформить, потому что они этих детей опекают, но юридически ребята пока не их и выплат на них нет. Девочка – таджичка, а мальчик русский. Мама девочки перевозила наркотики, прикрываясь ребёнком, девочке тогда был годик или даже меньше. Маму посадили в тюрьму, а малышку отдали в детдом, откуда её и взяла эта семья. Семья очень хорошая, я помню их ещё с выборов, тогда я тоже работала на этом участке. В доме хорошая атмосфера. И дети растут спокойные. Девочка теперь говорит на чистом русском языке, воспитанная. И я подумала, вот пример того, что дети, как чистый лист, что напишешь на них, что в них вложишь, то и будет. Мне кажется, у этих малышей будет всё хорошо.

– Третья история про гостеприимство?

– Я шла вечером, улица длинная – осталось несколько домов, а я замёрзла ужасно. Стучу в калитку. Выходит женщина, видит, что у меня пальцы от холода не гнутся, пригласила на кухню. Налила мне в пиале чай с шиповником, и мы между переписью разговорились – они родом из Таджикистана, приехали примерно в то же время, что и мы. Сыновья у нас родились с разницей в год. То есть, они прошли всё то же, что и мы. Но если я уже жизнь свою «оформила», сын учится в Санкт-Петербурге, дочка счастливо за казака замуж вышла, дом построен, то у них до сих пор идёт строительство и надо ещё вкладывать и много работать. Но они такие открытые! Это чисто азиатская черта, и никогда не думала, что столкнусь с этим в Азове, а тут, как на родину съездила, вот такое было чувство. Мы сидим в доме у Дона, пьём чай из пиал и говорим о наших, вроде, разных, но таких похожих жизнях...

– Вы рассказывали кураторам, что у вас на участке живут носители необычных языков?

– Сейчас подросла молодёжь, которая хорошо знает английский язык. Люди постарше больше знают немецкий и французский, а говорят у нас многие на украинском и армянском. Из экзотики: знаток японского языка и языка майя. Его знает солидный мужчина в возрасте. А ещё у нас на участке живут четыре кандидата наук – вот это меня сильно удивило.

И добро всегда побеждает

– Когда я звонила вам в конце переписи, вы говорили, что люди пошли сложные, не открывают двери...

– Да, это были последние дни переписи, и я по второму, а то и третьему разу обходила людей, которые не открывали раньше. Часто отсылали, говорили, что не надо им это или сами перепишутся на гос­услугах. И люди эти были небедные. Бедные, многодетные, старики открывали сразу. А как чуть богаче, уже всё. Хотя чего было бояться? Мотивировали тем, что не поддерживают власть; но политика политикой, а чтобы построить садик, надо посчитать, сколько детей живут в округе. Как их посчитать, если люди не открывают? Я даже обращение написала, сбросила в свою группу в Whatsapp, чтобы люди понимали, для чего мы всё это делаем.

– Ольга Владимировна, 1120 человек, что вы переписали, цифра приличная. Нарисуйте, пожалуйста, на основании увиденного портрет среднестатистического азовчанина?

– Это сложно. Все очень разные. Но я вижу, что люди старшего поколения прожили более интересную жизнь, чем молодые. Они все откуда-то приехали: комсомольские стройки, новые города. Даже сейчас рассказывают о молодости с горящими глазами. А наше поколение или моложе отвечают так: родился в Азове, живу в Азове. Может, это удобно и хорошо, но романтизма нет, радости в этом мало. Вот мама моя окончила медицинское училище, её отправили на Братскую ГЭС, где она познакомилась с моим папой, который там работал трактористом. Он её увёз в Новосибирскую область. Потом мы снова переехали – вот это была жизнь...

– Ольга, давайте подведём ваши личные итоги переписи. Вы нашли благодаря ей работу и...

– И другими глазами посмотрела на своих же соседей. Одно дело просто здороваться, а другое узнать их биографию, как живут, я в душу сильно не лезла, но так получалось, что люди многое сами рассказывали. И из этих рассказов я поняла, что хороших людей на свете больше, чем плохих.

– Сколько примерно тех и тех в процентах?

– Примерно восемьдесят хороших на двадцать плохих. То есть добро победит зло – это перепись точно показала!

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах