Примерное время чтения: 9 минут
512

От любви до ненависти. Как в Ростове помогают жертвам домашнего насилия

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. "АиФ на Дону" 22/09/2020
Станислав Ломакин / Коллаж АиФ

За период самоизоляции количество обращений в НКО, поддерживающие жертв домашнего насилия, увеличилось в 2,5 раза. Это статистика по России. О том, как обстоят дела в Ростовской области, можно ли отличить заботливого мужа от тирана и куда обращаться жертвам домашнего насилия, мы поговорили с директором АНО по оказанию социальных услуг семье Еленой Золотиловой.

Пандемия и её последствия

Светлана Ломакина, «АиФ-Ростов»: Елена Анатольевна, мы беседовали с вами пять лет назад и тогда вы не могли добиться открытия кризисной квартиры. Изменилось что-то за это время?

Елена Золотилова: Да, изменилось. Квартира у нас есть благодаря пандемии. Во время самоизоляции от звонков не было отбоя. Женщины звонили от соседей, из травмпунктов, иногда звонили даже врачи. Один раз обратились сотрудники магазина: женщина убежала в тапочках и с двумя маленькими детьми.

Это длилось три месяца: апрель, май, июнь. И многие фонды оказывали внеплановую поддержку. Мы тоже обратились за такой поддержкой в НКО и благодаря этому открыли кризисную квартиру, но она в Ростове будет работать до ноября. А после мы становимся перед большой проблемой: что дальше? Пока у нас живут пять женщин, разместить мы можем до десяти человек; оплачиваем само проживание, потому что это не какой-то специально построенный центр, а съёмное жильё, минимальный набор продуктов питания и товаров первой необходимости. Конечно, нам бы хотелось помогать им и дальше, но поскольку это не госпрограмма, мы не уверены, что благотворители смогут финансировать проект постоянно.

Плюс к этому мы участвуем ещё в одном проекте – оказание консультационной психологической помощи для женщин Северного Кавказа. В последнее время начали говорить о проблемах семей из кавказских республик: обращений много, а закон о домашнем насилии в ближайшее время пересматриваться не будет. Поэтому надо помогать теми средствами, которые нам доступны.

Досье
Елена Анатольевна Золотилова родилась в 1961 году в г. Армавире. В 1985 году окончила Ростовский государственный университет по специальности психология, стаж работы по специальности 35 лет. С 2000 г. занимается общественной работой в области профилактики насилия в отношении женщин и детей. В 2004 году открыла автономную некоммерческую организацию «Региональный ресурсный центр по профилактике насилия», в 2016 году организация была переименована в АНО по оказанию социальных услуг семье.

– У вас живут пять человек – это капля в море.

– Да, но мы берём крайние случаи. С конца марта по июнь к нам обратились за помощью 43 женщины. Обычно такое количество бывает за полгода. Не все женщины нуждаются в убежище: некоторым мы помогли переехать в другие регионы, иногда нужно помочь деньгами, случалось, что селили в общежитие.

– В какой ситуации чаще звонят? Когда уже нужно бежать?

– Бывает по-разному. Часто женщина ещё не готова уйти, просто звонит, чтобы поговорить о создавшейся ситуации, а в финале задаёт вопрос, что ей делать? Бывает, что женщине нужно помочь выстроить стратегию побега. Нередко мы принимаем подопечных организаций из других регионов, чтобы спрятать их от мужей. Вчера был такой звонок: просят принять девушку, которая была в кризисной квартире далёкого города, но муж вычислил её и при­ехал забирать с родственниками.

Цепочка насилия

– Давайте поговорим о предтече этой ситуации. Как распознать будущего тирана на самом раннем этапе ухаживаний?

– Ну, во-первых, девушку должна насторожить чрезмерная опека: запреты на общение с друзьями, а потом и родственниками, контроль над внешним видом. Это всё подаётся как забота и стремление уберечь её от неприятных ситуаций. Если женщина следует всем требованиям, то вскоре оказывается в изоляции. И тогда тиран может делать с ней всё, что хочет. Приведу пример. Я работала с чудесной молодой женщиной. Она с ребёнком приехала к нам из другого региона с одним чемоданом. Состояние её было на грани суицидального. А начиналось всё очень красиво.

За ней ухаживал состоятельный и очень, как казалось, заботливый мужчина. Да, иногда он ограничивал её свободу, но она не хотела конфликтовать. Вскоре вышла замуж, по его настоятельной просьбе бросила работу, родила ребёнка и стала домохозяйкой. Отношения с её родными и друзьями он тоже обрубил. Ну, а дальше догадаться не сложно: полная изоляция, унижения, издевательства, физическое насилие. Когда она решила уйти, травля достигла невероятных масштабов. И не прекратилась она даже после решения суда. Женщине пришлось бежать, она боялась за себя и ребёнка.

– Эта история очень похожа на сюжет фильма «В постели с врагом». Но там на помощь героине приходит новая любовь.

– В жизни всё немного иначе. Зачастую после развода с домашним тираном женщине нужно немало времени, чтобы отойти от тех отношений, пройти курс реабилитации. И не только ей, но и её детям. Ведь нередко они не только видят издевательства над матерью, но и сами страдают от гнева отца. Кстати, дети, которые испытали насилие в семье (подчеркну, не обязательно физическое), переносят этот опыт и в другие сферы жизни. И, попадая в агрессивную среду, к примеру, в школу, они начинают вымещать возникшую агрессию на более слабых. И возникает такая цепочка агрессивности общества, корни которой идут из семьи.

Поэтому я могу утверждать, что в озлобленности наших детей виноваты не телевизор и интернет. Это сопутствующие факторы, которые для ребёнка, выросшего в любви, большой роли не играют. В бедах несчастных детей виноваты только их несчастливые родители.

– Говоря о семейных тиранах, подразумеваются злые мужья. Однако деспотичные жёны тоже не редкость?

– Бывает и такое. Но из-за того, что женщины, как правило, физически слабее, они выбирают другие способы тирании. Поведение жертвы-мужчины в этом случае отличается от поведения жертвы-женщины. Если у него есть чувство самосохранения, то он относительно безболезненно уходит от такой жены. А если нет, то, находясь под постоянным прессингом, он либо заболевает и рано умирает, либо начинает пить, а когда напивается, вымещает на супруге всё скопившееся недовольство. На эту тему мне вспомнился случай. Ко мне обратилась женщина по поводу домашнего насилия, мол, муж-тиран в подпитии бьёт её. Но после выяснения ситуации оказалось, что жена не давала ему ни капли свободы – проверяла телефон, компьютер, карманы, высчитывала время от работы до дома, контролировала финансы и так далее. Одним словом, причина проблемы была в ней. После психологической работы ситуация в семье стала значительно лучше.

Куда бежать?

– С насилием в отношении пожилых членов семьи обращения были?

– Тут ещё сложнее, потому что старики, как правило, не знают, куда обратиться в таких случаях. У них нет интернета, они не знают телефонов доверия и часто просто бояться рассказать о том, что над ними издеваются. Хотя в случае с пожилыми всё гораздо проще, чем с конфликтами между супругами: старики звонят в полицию, приезжает бригада и насильника забирают. Однако бабушка сегодня напишет заявление на внука, который поднял на неё руку в пьяном бреду, а завтра придёт и заберёт его. Именно так чаще всего и бывает.

– Давайте вернёмся к пострадавшим женщинам. Есть какой-то общий алгоритм действий для тех, кто хочет уйти от ти­рана?

– Есть. Но, думаю, рассказывать об этом на страницах газеты мы не будем. Зачем открывать насильнику карты? Сейчас, поскольку проблема на слуху, есть много сайтов: nasiliu.net, silsila, всероссийский телефон доверия 8-800-7000-600.

Да, ещё один совет – при каждой попытке насилия обращайтесь в полицию, органы опеки, если нужно защитить ребёнка, в инспекцию по делам несовершеннолетних. И собирайте подтверждения того, что вы обращались за помощью. На суде они могут сыграть очень важную роль. Ведь, как показывает практика, в 99% случаев во время развода бывший муж пытается отыграться по максимуму. В ход идёт и борьба за имущество (вплоть до бытовых мелочей), и психиатрическая экспертиза (желание доказать невменяемость женщины), и отъём детей. Причём, в некоторых случаях всё это удаётся.

– У всех ли женщин, которые вырвались из ситуации насилия, кардинально изменилась судьба?

– У всех. Они постепенно восстанавливаются: психологический статус, социальный, эмоциональный. Женщина, когда находится в ситуации насилия, практически дезориентирована в социуме. Она ведёт себя, как человек, который долго находился в плену, а потом вышел на волю: куда идти, что делать? Постепенно, шаг за шагом, всё восстанавливается. Но от пережитого у женщины навсегда остаются психологические и не только шрамы – напоминание о том, что допустить подобное отношение к себе больше нельзя.

Кстати

В 2010 году по инициативе Елены Золотиловой женские организации Южного федерального округа объединились в сеть, на основе которой в 2016 году была создана Коалиция некоммерческих организаций, государственных и муниципальных учреждений Южного федерального округа, занимающихся проблемами насилия в семье. Целью такого объединения стало развитие межсекторного и межведомственного взаимодействия путём привлечения других НКО, государственных учреждений и коммерческих психологических и юридических организаций к сетевому сотрудничеству по проблеме домашнего насилия, что позволяет более эффективно использовать наработки каждой из организаций и способствует формированию единого подхода к оказанию услуг пострадавшим от домашнего насилия.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах