Примерное время чтения: 10 минут
225

«Нельзя сажать красивое животное в клетку». Ростовскому зоопарку - 95 лет

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. "АиФ на Дону" 29/06/2022
Амурскому тигру Устину на воле пришлось несладко.
Амурскому тигру Устину на воле пришлось несладко. Ростовский зоопарк

26 июня – юбилей у одного из символов донской столицы – Ростовского зоопарка. Он пережил Великую Отечественную войну, лихие 90-е, пандемию и сейчас снова справляется с очередными вызовами времени.

Что нужно животным, что – посетителям и какие звери готовы жить в живой природе, «АиФ на Дону» выяснил у директора Ростовского-на-Дону зоопарка Александра Жадобина.

Укусы пандемии

Зоопарк для ростовчан – место особое. Сюда приходят не просто показать детворе заморских зверей. Здесь можно побродить по красивым тенистым аллеям, поваляться на лужайке, помочить ноги в фонтане. Зоопарк, как сейчас говорят, место притяжения – к тому же здесь постоянно что-то меняется, рождаются очаровательные детёныши у разных животных, расширяются вольеры, приезжают представители фауны из других регионов. Зоопарк старается радовать горожан, но сейчас для него не самые простые времена. Хотя настрой – самый оптимистичный.

Александр Жадобин возглавляет ростовский зоопарк с 2015 года
Александр Жадобин возглавляет ростовский зоопарк с 2015 года Фото: Ростовский зоопарк

Ульяна Алфеева, Rostov.aif.ru: Александр Васильевич, два года пандемии сильно ударили по зоопарку?

Александр Жадобин: Пандемия нас отбросила минимум на год. Когда наша команда пришла шесть лет назад, в зоопарке было всего две всесезонные экспозиции – аквариум и слоны. За прошедшие годы мы сделали 13 новых. И на 2020–2021 годы у нас были большие планы, но из-за того, что зоопарк был закрыт несколько месяцев, мы сильно теряли в посетителях, соответственно, и в доходах. Например, за 12 месяцев 2020 года у нас побывало всего 200 тысяч посетителей, а обычно их около 480 тысяч. В тот год мы думали только о выживании.

– И закрыться, как другие заведения, нельзя…

– Мы единственное в регионе учреждение культуры непрерывного типа. Животных по домам на время пандемии не отправишь. Их надо кормить, лечить, за ними нужно убирать, вольеры надо ремонтировать, готовиться к зиме. Восьмерых кассиров мы вынуждены были отправить в отпуск, несколько снизили зарплаты.

– Но цену за входной билет всё-таки пришлось повысить?

– Сейчас у нас цена 400 рублей за билет для взрослого, 150 рублей стоит детский. Это самая небольшая цена среди всех городов-миллионников. Меньше пятиста входной билет нигде не стоит, средняя цена – 900. Но дело в том, что мы учреждение социальное, и наша основная задача – это содержание коллекций, а не зарабатывание денег.

– Кто-то помогал зоопарку? Я слышала, что ритейлеры фрукты-овощи подкидывают для животных.

– Это не так. Дело в том, что у нас очень жёсткая система поставки кормов, всё должно быть сертифицировано, включая питание. В противном случае нас ждёт штраф 200 тысяч рублей за каждую несертифицированную партию кормов. Что касается спонсоров, в то время желающих помочь особо не было: все были закрыты и сами выживали. У нас, конечно, есть главные партнёры, это «Роснефть» и «Мир ремонта», поддерживает ещё спонсоров, есть опекуны у кое-каких животных. Некоторые из них в последнее время вынуждены были отказаться от поддержки зоопарка. Но, несмотря на проблемы, мы сейчас вполне справляемся со своими задачами. Хоть и не теми темпами, к которым были готовы, но лучше, чем большая часть российских зоопарков.

Не всем надо на волю

– Зоопарк сегодня – учреждение круглогодичное. Всех ли животных посетители могут увидеть в холодное время года?

– Сейчас у нас практически 95% животных можно наблюдать круглый год. Теплолюбивые звери находятся в помещениях, их можно увидеть через стекло. Впрочем, вне зависимости от сезона животное само выбирает, где ему комфортно. Недавно мы построили огромный вольер для жирафа с застеклённой частью. Дверь в помещение открыта, жираф сам решает, где ему быть – на улице, или под крышей. Зверь – не клоун на манеже. Если ему некомфортно, он должен иметь возможность спрятаться. Это нормально.

– Ростовский зоопарк участвует в программе сохранения редких видов животных, что это значит?

– Это значит, что мы растим животных, которых затем можно восстановить в живой природе. В Ростовском зоопарке это тигры, леопарды, зубры. Не так давно мы отправили в национальный заповедник зубра по кличке Мультик. Пока он на карантине в огромном вольере, потом будет жить в диком лесу и, надеемся, начнёт размножаться и восстанавливать популяцию зубров в естественных условиях. Сегодня зоопарки уже не изымают из живой природы зверей, а наоборот, сохраняют стоящие на грани исчезновения виды.

КСТАТИ
В Ростовском зоопарке семь тысяч представителей 507 видов животных. Из них 270 видов состоят в Красной книге международного союза охраны природы и природных ресурсов.

– Насколько я понимаю, не каждое животное из зоопарка в состоянии существовать в живой природе самостоятельно?

– В случае зубров это возможно. Наш Мультик, хотя и не привык сам добывать пищу в лесу, в вольере потихоньку осваивается, его подкармливают, потом он будет наблюдать за поведением стада и, скорее всего, справится. Но не всех животных можно адаптировать к естественной среде обитания. С хищниками это практически невыполнимая задача. Например, нашего знаменитого амурского тигра Устина спасли люди, когда он был детёнышем. И с самого начала его планировалось выпустить на свободу, что и было сделано на Дальнем Востоке. Но он сам отправился в Китай, там понял, что гораздо легче охотиться на собак и коров в деревне, перепугал местных жителей, вернулся обратно. Уже здесь угодил в капкан. И стало очевидно, что на воле он не выживет. То же самое с белыми медведями, если их выпустить, могут погибнуть люди, потому что сами они охотиться не будут, пойдут к человеку, начнут с объедков, а кем закончат, можно только предполагать.

В постоянном движении

– В зоопарке часто появляются новые животные?

– Наша коллекция постоянно находится в движении. Обмениваться животными – задача всех зоопарков: так мы можем избежать близкородственных связей между зверями. К нам постоянно кто-то приезжает, недавно появились лойские овцы, сурки-байбаки. Но это и сложный процесс. Потому что часто мы не можем взять новых, пока живы прежние представители этого вида. Возрастных никуда не денешь, размножаться они уже не могут, но и усыпление мы не практикуем. А совместить их с вновь прибывшими животными крайне непросто.

– Раньше такой обмен происходил и с Европой. Как нынешняя ситуация повлияла на этот процесс?

– Тот обмен, который был с европейскими зоопарками, переоценить сложно.

Только из последних приобретений – доставленные к нам совершенно бесплатно носороги, бегемот и орангутаны. Навскидку стоимость одного такого животного составляет около 15 млн долларов. В прошлом году прибыли самки кенгуру, а в этом мы ждали самца. Я сам являюсь членом комитета по сохранению амурского леопарда в Европе, пока ещё уведомление об исключении не пришло, но содружество с Ростовским зоопарком приостановлено. Это потеря, которую мы уже ощутили.

– И какой же выход из этой ситуации?

– Сейчас мы через Союз зоо­парков России просим, чтобы нам как-то облегчили возможность общения напрямую с Африкой и Азией для обмена животными. Иначе пополнять коллекции мы не сможем, а это важно. Например, у нас один-единственный жираф – самка Елизара, это приплод нашего зоопарка, ей 27 лет. А живут жирафы 25–30 лет. К сожалению, во время репродуктивного возраста животного не было сделано ничего для её размножения. Когда пришла наша команда, Елизара уже не могла стать мамой. Слава богу, пока она здорова, но мы же понимаем, что жираф уже в критическом возрасте. И в итоге зоопарк рискует остаться без этого животного.

Детки не в клетке

– Александр Васильевич, я вижу, животных уже не держат в клетках. Все в больших вольерах.

– И это тоже во много связано с обменом с Европой. Животных нам передавали с условием, что мы приведём их место жительства в соответствие с европейскими требованиями. Но в любом случае сложно даже представить себе, что можно привезти в зоопарк красивое животное и посадить его в клетку. Наша задача, чтобы люди, которые приходят в зоопарк, не жалели животных, а радовались. А для этого нужно создавать для зверей приличные условия. Поэтому я считаю, что нам не надо гнаться за количеством видов. Нужно стараться, чтобы у каждого вида была своя отличная территория, где есть и укрытие, и свежая водичка, и вкусный корм. И инфраструктурой мы занимаемся регулярно. Планов у нас много. Каждый год мы делаем капремонт, реконструкцию минимум пяти-шести экспозиций. По сути, за последние шесть лет у нас ремонт не остановился ни на минуту.

– Это всё требует немалых средств. Как вы справляетесь?

– Развиваемся мы за счёт того, что сами зарабатываем. Огромное спасибо нашим посетителям, приходя к нам, вы голосуете за нас рублём, помогаете идти дальше.

ДОСЬЕ
Александр Васильевич Жадобин родился 7 апреля 1981 года в городе Новошахтинске. Окончил Ростовский военный институт ракетных войск и Южно-Российский институт управления – филиал РАНХиГС. Кандидат биологических наук. С 2015 года возглавляет Ростовский зоопарк.

– И последний вопрос. Ростовскому зоопарку 95 лет. Каким вы видите его в будущем?

– Я могу предположить, каким он встретит своё 100-летие. Есть фраза, на которую регулярно обижаются мои коллеги: в нашей стране только два по-настоящему уникальных классических зоопарка, в Новосибирске и в Ростове. Поэтому я против вот этих модных течений, установок фигурок, например. Через 10 лет они уже будут выглядеть как трэш, потому что мода меняется, а классика остается. Ростовский зоопарк всегда, я надеюсь, будет зелёным, с тропинками, аллеями, прудами. Мы стараемся сохранить каждое дерево. Никогда не будем вырубать их ради нового вольера, и без того найдём место, чтобы каждое животное имело отличные условия. Словом, планируется привести всё в состояние совершенства, и для этого у нас есть все предпосылки.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах