aif.ru counter
30.10.2017 21:19
АиФ - РостовЮлия Морозова
165

«Не ружьём, а бульдозером». Как человек уничтожает соседей по планете

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. "АиФ на Дону" 25/10/2017 Сюжет Год экологии в Ростовской области
Александр Липкович: радует, что сейчас растёт численность птиц.
Александр Липкович: радует, что сейчас растёт численность птиц. © / Александр Липкович / Ростовский государственный природный биосферный заповедник

Заместитель директора по науке государственного природного заповедника «Ростовский», кандидат биологических наук Александр Липкович более 40 лет занимается изучением диких животных в среде их обитания.

Покраснеет ли Красная книга?

Юлия Морозова, «АиФ на Дону»: Александр Давидович, вы не просто учёный, вы зоолог-практик. И не понаслышке знаете, что птиц и зверей в нашей области с каждым годом становится всё меньше. Некоторых из них можно увидеть лишь в Красной книге. В их исчезновении виноваты люди?

Александр Липкович: Отчасти это так. Но не всё, что происходит в природе, связано с деятельностью человека. У разных видов животных и птиц свои циклы жизни. Степная пеструшка (мелкий грызун) долгое время в восточных районах нашей области была главным полевым вредителем.

Вдруг оказалось, что массовый вид практически исчез из нашего региона. Теперь он в Красной книге. Почему так произошло? Скорее всего, регуляция природы. Причина - слишком высокая численность этих животных и превышение ёмкости угодий. И природа «включает» механизм саморегуляции видов.

- Но главную опасность для флоры и фауны представляет деятельность человека?

- Конечно, главная угроза - это возможные нарушения сельхозтехнологий, ведь более 90% земель донского региона распахано. Тысячи птиц ежегодно гибнут не от выстрелов охотников, а от неумелого хозяйствования и безответственного хранения ядохимикатов.

Вот идёт борьба с вредными грызунами, зерно протравливают фосфидом цинка и вместо того, чтобы точечно засыпать в норки, его бросают на поле. Садятся на отдых стаи перелётных птиц, клюют протравленное зерно, а потом сотни их остаются здесь лежать.

Александр Липкович.
Александр Липкович. Фото: Из личного архива Александра Липковича

Автодороги - ещё одна причина массовой гибели животных. Скольких зверей - зайцев, лис, ежей -  сбивают машины. Дороги мы не уберём, но вот на территориях, где обитает много животных, необходимо поставить знаки ограничения скорости. Ведь если водитель едет со скоростью 120- 130 км/ч, то вряд ли он будет пытаться затормозить перед перебегающим дорогу зверьком.

- Можно ли сказать, что Красная книга даёт объективную картину состояния животного мира Ростовской области?

- Я неоднократно участвовал в создании Красных книг. Они далеко не всегда отражают реальность. Представьте, учёный занимается каким-то жуком. Так вот, престиж исследований повысится, если насекомое будет редким. Тогда его стараются «подтянуть» на страницы книги, допуская некий произвол.

- Но ведь учёные проводят исследования, изучают, как изменилась численность популяции вида?

- Проводят, но вовсе не в том объёме. Между изданиями книги проходит 10 лет. Чтобы видеть всю динамику, нужен большой штат полевых исследователей, они должны объездить и обойти всю область, образно выражаясь, заглянуть под каждый куст. Это предполагает хорошее финансирование. Сейчас оно недостаточное. Зато денег на оформление книги не жалеют - она выглядит как роскошное подарочное издание. Хотя должна быть рабочим инструментом учёного и практика.

- Всё же виды, занесённые в Красную книгу, охраняются, а, значит, это приводит к росту их популяции.

- Знаете, часто бывает, что Красная книга и все строгие запретительные меры по поводу краснокнижных видов мешают охранять природу. Редкое животное вроде бы строго охраняется, а с другой стороны - оно никому не нужно.

Так, например, произошло с зубрами на Кавказе. Я занимался ими в Осетии. Популяция животных начала расти, угодий не хватало, а егеря были категорически против проникновения зубра на территории своих хозяйств. Ведь охотиться на этот вид нельзя, а отвечать за зверя нужно. Так положение в Красной книге помешало реальному расселению зубра.

Охотники - защитиники животных

- Получается, что запретами ничего не решить?

- Нужно довериться профессионалам, а в России прекрасная зоологическая школа, многовековой опыт охотоведения. Вопрос защиты флоры и фауны нельзя решать на эмоциях, под давлением обывательского жалостливого отношения к природе. Рьяные экологи предлагают запретить охоту и любую регуляцию численности животных, например, волков.

В этом году у нас в заповеднике появились волчата. Только за два месяца восемь хищников (пять щенят и трое взрослых) зарезали около 30 телят и овец. К ноябрю ущерб составит более 100 единиц домашней скотины, а именно на неё охотятся волки.

Для нормально сбалансированной природной экосистемы численность диких копытных животных должна быть в 20 раз больше количества волков. Если же оленей почти столько, сколько и волков - хищники неизбежно их уничтожат. И станут наносить ущерб животноводству, что и происходит во многих районах нашей области.

Непридуманный мир Ростовского природного биосферного заповедника | Фотогалерея

Нужно определиться: какой «дикой природы» мы хотим? Агрессивной для хозяйства человека, его здоровья, а иногда и жизни? Или мы хотим леса и поля полные косуль, оленей, зайцев, фазанов? Сейчас не обойтись без научно обоснованной регуляции количества волков, шакалов, лисиц. Кстати, они - природные резервуары вируса бешенства и других особо опасных заболеваний людей.

- Какие меры помогут повысить популяцию редких и исчезающих видов животных?

- Вот парадокс для обывателей: крупных зверей и птиц может сохранить … охота. Обратите внимание, что виды животных, имеющие промысловое или охотничье значение, не стали исчезающими. Как раз их и охраняют, в развитие видов вкладываются немалые деньги.

Давайте вспомним, что произошло с недавней гордостью нашей земли - донской лошадью. Это был стратегический ресурс государства. На огромных территориях конных заводов категорически запрещалось распахивать земли, чтобы сохранять естественные пастбища для животных.

Как только лошадь утратила стратегическое значение, её поголовье резко упало, а степи, ранее отведённые под пастбища, засеяли.  Следом за лошадью стали исчезать многие степные виды: дрофа, стрепет, байбак.

И тоже самое среди охотничьих видов. Благородный олень - это ресурс, за который готовы платить хорошие деньги. И охотхозяйства берегут его как зеницу ока, разводят, создают новые популяции, следят за угодьями его обитания. В тех странах, где хорошо развита охота, в том числе трофейная, всё в порядке с дикой природой, там сохраняется среда обитания животных.

- Получается, что охотники - защитники животных?

- Они готовы не только платить деньги за своё любимое занятие, но и его отстаивать. За много лет единственный случай массовой гибели диких гусей на полях от ядохимикатов довели до суда и предали огласке именно охотники Ростовской области.

- Французский эколог Жан Дорст сказал: «Природу уничтожают не ружьём, а бульдозером».

- Это моя любимая фраза. В 60-70-е годы тысячи сайгаков приходили к нам из Калмыкии, наносили вред посевам. Популяция этих животных, несмотря на ежегодный отстрел (официально - более ста тысяч особей в год, не считая браконьерства), держалась на высоком уровне, порядка миллиона особей. А погубила их распашка степных земель, сооружение оросительных каналов, ограждения культурных пастбищ.

Сайгаки кочуют на огромные расстояния, генетическая память ведёт их путями, которыми тысячу лет назад проходили их предки. Но вдруг на маршруте возникает преграда, например, канал. Сайгаки, не сворачивая, шли на него, сотнями падали в углубление, пока по их трупам сородичи не перебирались на другой берег.

Добила популяцию мода на сайгачьи рога в странах Востока. Целенаправленная браконьерская добыча самцов привела к уменьшению популяции. Противостоят браконьерам егеря и охотоведы. Достаточно вспомнить погибшего от браконьерской пули в степях Калмыкии молодого охотоведа Уилдиса Кнакиса, охранявшего стада сайгаков.

Аист прилетел

- А всё же есть ли какие-то позитивные изменения?

- Безусловно. В последние годы особо охраняемым территориям выделяется хорошее финансирование. Радует, что сейчас растёт численность птиц. В долине Западного Маныча один из мощных магистральных путей пролётов пернатых на территории Евразии.

Здесь расположен наш биосферный заповедник «Ростов­ский», рядом - калмыцкий биосферный заповедник «Чёрные земли», их охранные зоны соединяются. Дальше идёт целый ряд охотничьих хозяйств, где очень жёсткий режим контроля отстрела. В этих местах тысячи серых журавлей, казарок, гусей совершают миграционные остановки. Здесь гнездятся пеликаны, колпицы, чегравы.

Восемь лет назад на острове в охранной зоне нашего заповедника появилась редкая чайка - черноголовый хохотун. Сначала 50 пар, а в прошлом году я насчитал более 800 гнёзд. У нас стали высиживать птенцов розовые пеликаны и чегравы (вид из Красной книги) - это большая редкость для донского края.

А не так давно у одной из кошар, где держат скот, я увидел белого аиста. Местные жители относятся к птице с трепетом и уважением. В охранной зоне заповедника пару лет назад я встретил самого крупного падальщика - чёрного грифа. Его не было на нашей территории более ста лет. Появились также многотысячные стаи когда-то очень редкой золотистой ржанки.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество