Примерное время чтения: 8 минут
1013

«Мы – старики-разбойники!» В Ростове начался суд по делу «аксайских рынков»

В деле 16 фигурантов.
В деле 16 фигурантов. / Виталий Колбасин / АиФ-Ростов

В среду, 12 июля, в Ростове-на-Дону начался суд по громкому делу о нелегальных «аксайских рынках». Следствие считает, что земля, на которой выросли рынки, перешла в частные руки незаконно 20 лет назад. Первое публичное заседание над членами ОПГ «аксайских рынков» в Ростове-на-Дону запомнилось агрессивным поведением адвокатов к журналистам и нарядно одетыми, как на светский выход, родственниками подсудимых.

В суде побывал корреспондент rostov.aif.ru.

За что судят Бабаевых и Виталия Борзенко

Среди 16 фигурантов — бывший глава Аксайского района Ростовской области Виталий Борзенко, а также сыновья и родственники Карима Бабаева, создавшего бизнес-империю.

Подозреваемые проходят по четырем статьям УК РФ — «Организация преступного сообщества или участие в нём»; «Мошенничество»; «Злоупотребление должностными полномочиями» и «Отмывание денег».

В деле - 180 томов.
В деле - 180 томов. Фото: АиФ-Ростов/ Виталий Колбасин

По версии следствия, руководимая Каримом Бабаевым ОПГ, около 20 лет назад незаконно завладела обширными муниципальными землями на въезде в Ростов-на-Дону со стороны Аксая и создала там под видом рынков криминальную империю.

Речь идёт о рынках «Алмаз», «Атлант», «Овощной» и «Классик», которые в апреле 2021 года со скандалом закрыли с помощью ОМОНа. Это вызвало большой общественный резонанс в регионе. Предприниматели, работавшие на рынках, бастовали, но их разогнала полиция.

Через суд коммерсанты требовали вернуть им торговые места, но дела в судах они проиграли. Около тысячи торговцев оказались без привычных рабочих мест.

Селфи на фоне «клетки»

Из-за большого количества подсудимых и их адвокатов (заявили 35 защитников) заседание прошло в здании Ростовского гарнизонного военного суда, так как в Пролетарском районном суде донской столицы не нашлось подходящего просторного помещения.

Перед входом в здание суда образовалась сборная солянка — журналисты, адвокаты, родственники. Это вызвало неприязнь у отдельных «высоких» посетителей.

«Зачем так много журналистов, хватило бы и двух человек, мы вам все равно интервью не дадим!» — сказала дама в толпе, обращаясь ко мне.

«И напрасно, — отреагировал я. — Чем больше вы скажете в защиту своих родных, тем больше положительного о них напишут в СМИ».

Только вот среди репортеров желания брать интервью ни у кого не возникло.

О «группе поддержки» из родственников стоит упомянуть отдельно.

Подсудимые и родственники - в хорошем настроении.
Подсудимые и родственники - в хорошем настроении. Фото: АиФ-Ростов/ Виталий Колбасин

Женщины и молодые девушки в прекрасном настроении при встрече обнимались и целовались. Их можно было отличить от адвокатов и журналистов по красивым нарядам и модным прическам, как будто они нарядились для прогулки по набережной Ялты.

В зале гарнизонного суда не всем хватило места. Адвокаты обвинили в этом ростовских журналистов.

«Почему приоритет отдан журналистам, а не родственникам?» — вызывающе спросила секретаря суда одна из адвокатов.

На что секретарь спокойно ответила, что родственники могут и постоять. Родню пустили в зал заседания в последнюю очередь, когда подсудимые находились в светопрозрачной кабине.

И это было похоже на выход по подиуму конкурса красоты. Девушки улыбались, махали рукой, — то ли всем собравшимся, то ли тем, кто находился в специальной клетке. Одна дама даже успела сделать селфи напротив кабины для заключенных.

Разошлись по разным углам

В клетке-аквариуме тоже не скучали. Оттуда то и дело доносился смех.

«Мы старики-разбойники!» — сказал кто-то из обвиняемых.

Король финансовой империи аксайских рынков Карим Бабаев и экс-глава Аксайского района Виталий Борзенко находились по разные углы клетки, от них не отходили адвокаты.

Виталий Борзенко общается с супругой сквозь стекло
Виталий Борзенко общается с супругой сквозь стекло "клетки". Фото: АиФ-Ростов/ Виталий Колбасин

Началось заседание, его вел судья Пролетарского районного суда Ростова-на-Дону Александр Бондарев. Само действо длилось чуть больше часа. Часть времени заняло обсуждение — можно ли позволить журналистам вести фото и видео съемку.

«Освещать событие в прессе, конечно, нужно, но вот снимать нас, стареньких, не надо», — ответил судье за всех подозреваемых Бабаев-старший.

Высказалась и адвокат: «Учитывая возраст подсудимых, я против съемки, и против того, чтобы фотографировали адвокатов ! А то появляются потом наши снимки в телеграм-каналах».

В итоге федеральный судья Александр Бондарев все же разрешил фото- и видеосъемку.

Вторая половина заседания состояла из знакомства судьи с обвиняемыми. Он задавал им базовые вопросы (где родился, где «крестился») — все обвиняемые дисциплинированно отвечали. На этом судья объявил о завершении первого заседания.

«Объявляю перерыв на неделю, — сказал он. — Нет одного подсудимого, он в межобластной туберкулезной больнице. На связь с МОТБ выйти не удалось. Карпенко не доставлен, кроме того, не явились шесть адвокатов по неизвестной причине».

Но противостояние журналистов и адвокатов продолжилось.

«Зачем вы снимаете? У вас есть аккредитация?» — неожиданно услышал я в свой адрес.

«Вы кто?» — спросил я мужчину.

«Вы оскорбляете меня, я — человек, адвокат! — агрессивно отреагировал защитник. — У людей горе, прошу вас, пусть родственники поговорят наедине! Мы ведь с вами на одной стороне баррикад?»

В коридоре одна участница процесса жаловалась подруге на журналистов: «Они всё фотографируют! Даже как я слезы вытираю!»

Уже на выходе из здания суда меня догнала адвокат Бабаева-старшего, которая произнесла пространную речь о защите личных данных, пригрозив, что будет проверять!

«Проверяйте!» — с улыбкой ответил я ей.

Вот такой нервный выдался первый процесс для его участников. Трем прокурорам предстоит предъявить доказательства вины заключенных, по собранным 180 томам уголовных дел.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах