aif.ru counter
3195

Донской вояж бесноватого фюрера. Зачем Гитлер приезжал под Ростов?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. "АиФ на Дону" 27/11/2019
Bundesarchiv / Commons.wikimedia.org

29 ноября 1941 г. после трёх дней боёв части красной армии выбили немцев из Ростова. Освобождение «Ворот Кавказа» стало первой крупной победой Советского Союза в войне и первым серь­ёзным поражением фашистской Германии. Настолько серьёзным, что на Дон приехал лично Адольф Гитлер.

Всё это выглядит, как легенда. В самом деле, в официальной истории Великой Отечественной войны ничего не говорится о приезде Гитлера в Ростовскую область. Однако «АиФ-Ростов» выяснил, что документальные источники, подтверждающие это, всё же существуют.

Больше того, в Неклиновском районе сохранился даже дом, в котором безумный вождь Третьего Рейха провёл ночь.

Почему Гитлер испугался генералов?

О том, что Гитлер был на Дону, известно стало лишь по обрывкам воспоминаний его приближённых и немецких военачальников. Итак, осень 1941 года. Немецкая армия продолжает свой победный марш по территории СССР. Мастер создания «котлов» Эвальд фон Клейст ведёт на юг свою 1-ю танковую армию. В её составе два элитнейших корпуса СС — «Викинг» и «Лейбштандарт Адольф Гитлер», личные телохранители фюрера. К началу октября взят Донбасс, немецкие части выходят к окрестностям Таганрога. 17 ноября пал Ростов. «Ворота Кавказа» открыты, теперь танкам с крестами на броне прямая дорога к «крови войны» — грозненской нефти.

Однако сбыться этим планам не удаётся. Утром 27 ноября советские войска по трём направлениям двинулись на освобождение Ростова. Наступление оказалось более чем удачным. Красная Армия смогла не только освободить стратегически важный город, но и заставить фашистов отступить к реке Миус. Теперь под угрозой оказывается судьба 1-й танковой армии. В целях её усиления Гитлер приказывать прислать Клейсту 152 танка из резерва, предназначавшегося для наступления на Москву. Кто знает, может быть именно этих полутора сотен «панцеров» и не хватило фашистам, чтобы прорвать оборону столицы?

Сам Гитлер в ярости, он категорически запрещает отступать к Миусу. Однако командующий группой армий «Юг» фельдмаршал Рунштедт утверждает, что иначе русские разобьют Клейста, и отказывается выполнять приказ. После этого Гитлер снимает Рунштедта, а сам, по версии донских историков, опиравшихся на воспоминания немецких военачальников, отправляется под Ростов.

Смотрим дневник начальника сухопутных войск Германии генерала Гальдера (он будет опубликован после войны): «2 декабря. Противник оказывает давление на наши части, занимающие оборону по Миусу. Фюрер уехал в 1-ю танковую армию». Стоп, а где же находился в то время штаб первой танковой Клейста? В Таганроге!

Известно, что в припадке гнева Гитлер падал на пол, принимаясь грызть ковёр. Можно представить, какое впечатление произвело на него отступление из Ростова, если он среди ночи приказал готовить самолёт и лететь к линии фронта. Вечером 2 декабря четырёхмоторный «Фокке-Вульф Кондор» Гитлера — в Мариуполе. В целях безопасности, как рассказывал позже начальник гитлеровской охраны Раттенхубер, поездка не афишировалась, войска СС лишь оцепили квартал с гостиницей, где спал фюрер.

«После этого фюрер вместе с Дитрихом на автомобиле отправился в штаб «Лейбштандарта СС Адольф Гитлер», располагавшийся на хуторе Чекилёв Фёдоровского района Ростовской области», — пишут в своей книге «56-я армия в боях за Ростов» сотрудники ЮНЦ РАН В. Афанасенко и Е. Кринко.

Всю дорогу фюрер был мрачен. Что его так тревожило? Отступление от Ростова? Оказывается, не только оно. «Гитлер сказал мне, что хочет увидеть верного «Зеппа» Дитриха, командира «Лейбштандарта СС Адольф Гитлер», чтобы тот «правдиво» доложил ему о положении наших войск и, как он искренне думал, «неправильном» руководстве со стороны командных инстанций сухопутных войск», — писал командующий Вермахтом фельдмаршал Кейтель. Не о провале наступления думал Гитлер — боялся предательства генералов. Думал, что те намеренно сорвали его «гениальный» план наступления. Уж не заговор ли готовят? Потому и ехал к своему любимцу Дитриху, потому и заночевал в его штабе под охраной верных «лейб­штандартцев». Располагался он в старом одноэтажном особняке, принадлежавшем до революции казачьему есаулу Акиму Чекилёву. Особняк сохранился и по сей день, стены в старину клали крепко. Казалось бы, с чего ему стоять пустым? Но будто сама история сделала его проклятым местом.

Так после освобождения Ростова в 1943 г. горожане превратили немецкий офицерский клуб в общественный туалет — такое омерзение вызывала память об оккупантах. Что говорить о доме, где ночевал сам фюрер.

Кто виноват в неудавшемся убийстве?

А ведь, казалось бы, вот он шанс остановить войну! Убить Гитлера — и миллионы людей останутся в живых. И тогда не превратится в руины Сталинград, не придётся ещё восемьсот дней голодать Ленинграду, продолжит цвести Хатынь, не задышат смертью в облака печи Освенцима. Почему же был упущен великий, выпадающий раз на миллион, шанс?

Легко сказать, сделать — трудно. Освобождение Ростова далось Красной Армии тяжело. Три дня боёв измотали бойцов, многие страдали от обморожений и недоедания — обозы остались на левом берегу. Вместе с ними на левобережье толкались танки и приданная 56-й армии артиллерия, включая два тяжёлых гаубичных артполка и дивизион особой мощности резерва главного командования. Стокилограммовый снаряд гаубицы летел на 17 километров, превращая в груду мусора железобетонный дот — куда перед ним выстоять старому особняку с мирно храпящим во сне фюрером. А после этого бросок танками и — огнём и гусеницами!

Но 30 ноября не по сезону предательски потеплело, одновременно задула «низовка», отодвинув от берегов лёд. Пришлось все силы бросать на наведение мостовых переправ. В общем, ни танков, ни дальнобойной артиллерии в нужный момент в распоряжении не оказалось.

Может, авиация? Небо к тому времени ещё оставалось за асами Геринга, но даже в этих условиях у Красной Армии имелся свой беспроигрышный вариант. Тяжёлый бомбардировщик Пе-8 уходил вверх на десять километров, где его не доставали ни «мессеры», ни зенитки. Базировались «пешки» под Владимиром, перебросить их в Ростов — вопрос пяти часов. Десяток двухсоткилограммовых бомб из-за облаков, и от Гитлера останутся одни дымящиеся усы.

Увы, хоть для артналёта, хоть для бомбардировки надо было вовремя узнать о главном — кто сейчас находится в двух шагах от возмездия. Как раз об этом сообщить оказалось некому. «Чем занималась воздушная, морская и агентурная разведка, куда смотрели подпольщики Таганрога?» — задаются вопросом историки. Но В. Волошин в своей книге об оккупации Таганрога объясняет — не в состоянии было подполье ничего сделать!

Всего, как сообщал в Москву начальник УНКВД по Ростовской области С. Покотило, в преддверии наступления немцев в Таганроге и окрестностях было оставлено 28 диверсантов из числа местных жителей. Опыта агентурной работы они не имели, связи, судя по всему, тоже. Были ещё отряды партизан — отчаянных, готовых биться с врагом до конца. Однако, как следует из справки об организации партизанского движения, одни отряды ушли вместе с Красной Армией, другие были уничтожены фашистами. Во многом из-за того, что формировались они впопыхах. Ведь до конца не верили, что враг дойдёт до Ростова — обещалось же наоборот, «малой кровью, на чужой территории».

Не справилась и военная разведка. «Непрофессионализм разведывательных служб 56-й армии, как и Южного фронта, проявился ещё в период боёв за Ростов, когда так и не было определено направление главного удара противника, — пишет В. Афанасенко. — Позже разведка «не заметила» вывода из Ростова 13-й и 14-й танковых дивизий противника. Четверо суток советское командование вело сложные перегруппировки трёх армий с целью захлопнуть в Ростове «главные силы Клейста», даже не подозревая, что в реальности против этих армий отбиваются обескровленные две дивизии и одна бригада противника!»

Всё это не в укор. Наоборот, низкий поклон всем, кто встал навстречу врагу. Отваги и самопожертвования им хватало, не было лишь опыта. Появится он позже, в боях. А так утром 4 декабря 1941 г. Гитлер вернулся в Мариуполь, откуда вылетел обратно в Берлин. До конца войны оставалось ещё 1253 дня.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах