Примерное время чтения: 3 минуты
2919

Донские шахты проданы. Что будет с угольными предприятиями дальше?

Светлана Ломакина / АиФ

Кто купил донские шахты?

О том, что Сбербанк передал свои активы по угольным шахтам кипрской компании Valleyton Investments, несколько дней назад сообщил «Коммерсантъ». Речь идёт о продаже шахт в Ростовской области «Донской антрацит», «Сулинантрацит» и «Шахтоуправление Обуховская», которые находятся в Ростовской области. Все они входили в ООО ДТЭК.

Озвученная сумма сделки 230 млн долларов. Она прошла через электронную торговую площадку «Сбербанк-АСТ». Покупателю также перешли права требования по кредиту Сбербанка почти на 447 млн. долларов.

Как сообщает РБК, компании Valleyton Investments принадлежит гражданке Армении Елене Оганесян, которую СМИ иногда называют бизнес-партнером украинского миллиардера Рината Ахмедова – владельца ДТЭК. Покупателя активов также связывают ещё с одним бизнес-партнером Ахметова - Вадимом Новинским. Однако прямых подтверждений этой информации нет.

Почему все молчат?

Что говорят по поводу продажи донских предприятий местные профсоюзы и региональное правительство? И как продажа шахт отразится на работе шахтёров и на экономике донского региона? Сегодня этими вопросами задаются многие жители Ростовской области.                      

Официально участники сделки пока никак её не объясняют. Правительство Ростовской области тоже воздерживается от комментариев. Речь идёт о бизнесе частных компаний, в который регион вмешиваться не может, а последствия сделки оценивать ещё рано.

Однако, поскольку это касается продажи крупных активов, государство свою бдительность всё же проявляет: без одобрения Федеральной антимонопольной службы такие сделки, как правило, не совершаются.

В организации донских профсоюзов тоже не высказывают никаких предположений по поводу того, как продажа угольных шахт отразится на трудовых коллективах и работе донских шахтёров. Но пообещали сделать это сразу же после того, как ситуация прояснится.

  

«Пока очень сложно делать какие-то выводы. Это - частная коммерческая сделка, за которой может стоять всё что угодно. В такие сделки действительно никто не может вмешиваться, если нет признаков нарушения закона или нет доли государства в собственности продаваемых активов, - пояснил юрист и частный инвестор Сергей Панин. – Теоретически новый собственник может и перепродать компанию. А может, вложив дополнительные инвестиции, начать её развивать. Намерения нового собственника обычно становятся понятны после покупки очень быстро. Никто не покупает предприятия для того, чтобы они просто стояли – это невыгодно. Это бизнес».

Кому это выгодно?

Выгодное это приобретение для покупателя или нет, оценить однозначно тоже затруднительно. Из трех предприятий прибыльной считается только АО «Шахтоуправление «Обуховская». В 2020 году компания показала прибыль около 255,5 млн рублей. «Донской антрацит» и «Сулинантрацит» в настоящее время убыточны.

Кстати, новость о возможной продаже донских шахт появилась ещё год назад. Тогда генеральный директор «ДТЭК» Максим Тимченко в интервью «Экономической правде» заявил, что угольные активы компании могут быть проданы. При этом о намерениях компании продать угольные активы говорили ещё с 2016 года.

Как считают эксперты, продать три ростовские шахты именно сегодня, Рината Ахметова подстегнула геополитика: поставка угля на Украину стала практически невозможна. А поставку донского антрацита в Турцию или страны Азиатско-Тихоокеанского региона могут ограничить вводимые Западом санкции. Поставлять уголь в третьи страны с территории России компании, зарегистрированной на Кипре, может быть удобней и экономически безопасней.

Если новые рентабельные источники сбыта донского угля действительно будут найдены, есть надежда, что угольные шахты в Ростовской области продолжат работать и развиваться, а массовых сокращений на этих предприятиях не будет.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах