aif.ru counter
229

Будем есть. Какие продукты на наших столах и какого они качества?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. "Аргументы и Факты" на Дону 04/11/2015
Александра Горбунова / АиФ

Что мешает «залить» всю область своим, донским молоком? Как обстоят дела у животноводов?

Больше года назад в России взяли курс на импортозамещение, выполнить который невозможно, не поддерживая мелкий и средний сельский бизнес.

Как чувствуют себя сегодня фермеры? Почему население донских деревень продолжает уменьшаться? Каких продуктов мы стали производить больше?

В этих и других вопросах мы постарались разобраться, пригласив к разговору и экспертов, и селян.

- Если б поддержать как следует крестьян, то у нас в самом скором времени проблема была бы другая: куда девать полученную продукцию, - не без горечи говорит Александр Родин, президент Ассоциации крестьянских (фермер­ских) хозяйств, кооперативов и других малых производителей (АККОР) Ростовской области.

- Скажем, в странах той же Европы с 1991 года - колоссальное перепроизводство, переизбыток сельхозпродукции, - продолжает он.

Исход из села

- Александр Максимович, того, что фермерству сегодня на Дону живётся хорошо, не позволяют говорить, как я понимаю, уже даже сухие цифры...

- К сожалению, ни о каком бурном развитии фермерства, сельского предпринимательства речи действительно не идёт. Напротив, на Дону количество фермерских хозяйств продолжает сокращаться...

Скажем, по итогам прошлого года таких хозяйств было 7 802, хотя ещё за год до того - 8 334. В последние три года банкротятся, закрываются примерно по 600 хозяйств в год. В целом за 3 года область потеряла примерно две тысячи фермерских хозяйств. Конечно, всё это говорит о том, что в аграрной сфере для рядовых крестьян не созданы по-настоящему благоприятные условия.

Другая беда: донская деревня становится всё менее многолюдной. В научной литературе этот процесс называется «людское опустынивание». И то, что пустеют маленькие населённые пункты, сёла, хутора, - это тоже показатель того, что очень многое неблагополучно.

Посудите сами. Если опереться на данные переписей, то понятно, что ещё в 2010 году отрицательная динамика, проще говоря, убыль населения, отмечалась в 33 районах области, а в 10-ти население росло. Сейчас же убывает население уже в 38 районах области. В целом только за последние 4 года донское село потеряло 40,3 тысячи человек. Это примерно то же, как если бы с карты области полностью исчез такой достаточно большой район, как Орловский.

Всё это ни одному нормальному человеку не может внушать оптимизма и радости. Да и как производить продуктов всё больше, если население из деревни уходит, перебирается в города?!

Если вернуться к вопросу о фермерах... Думаю, по итогам года недосчитаемся ещё около 400 хозяйств. Скажем, на днях мне позвонили: на грани банкротства ещё 3 хозяйства в Пролетарском районе.

- Почему так? И что нужно, чтобы переломить ситуацию?

- Понимаете, причин несколько. Но самое главное: нет продуманной до мелочей, разумной системы поддержки крестьян, благоприятных условий для развития мелкого и среднего сельского предпринимательства.

Чего именно добивается наша ассоциация? Увеличения размеров господдержки для небольших хозяйств и ограничения её масштабов для крупных холдингов. Власть в последнее время вообще увлеклась под­держ­кой крупных проектов, не замечая при этом, что население уходит из села.

За рубежом вообще госпомощь (субсидии и пр.) получает прежде всего малый бизнес. Ведь крупный и эффективный в силах нанять талантливых руководителей, которые смогут наладить процесс без существенных бюджетных вливаний.

А если вернуться к нашим реалиям... У нас поддержка мелких хозяйств и без того невелика. Но и её получает лишь процентов 30 донских фермеров. Почему? Начнём с очевидного: чиновнику надо отчитаться за выдачу субсидий. И ему, разумеется, хочется облегчить себе работу. А проще собрать документы с нескольких «крупняков», чем возиться с сотнями мелких фермеров. Остаётся, увы, и проблема административных барьеров. Мы в нашей ассоциации считаем: пора упростить порядок доведения госпомощи до мелких предпринимателей. Разумнее, чтобы человек вообще мог предъявить один документ - отчёт из органа статистики, что он действующий фермер, и получай ту помощь, что тебе положена. Вместо этого фермер сегодня ради господдержки должен тратиться на открытие и обслуживание банковского счёта, ехать за какими-то справками порой за 50 - 60 км... Иной раз выходит: овчинка выделки не стоит. Скажем, не так давно мне прислали расчёты из Чертков­ского района. Человеку, имеющему 47 га земли, ради субсидии в 12 тысяч рублей на сбор подтверждающих документов надо потратить... 16 тыс. рублей. Разве это помощь?

Другая беда - дорогие кредиты. Фермерство встало на ноги в конце 90-х годов, когда льготный кредит можно было взять под 0,75%, после - под 2%, под 8% годовых. Сейчас за него требуют свыше 20% годовых...

Наконец, везде на Западе интересы гигантских хозяйств и мелких фермеров всё же увязывают. В тех же США мега-холдинги продают фермерам телят для выращивания, которых после у них же скупают. А у нас мелкие предприниматели сами по себе...

Кто напоит молоком?

- Анализирует ли донская фермерская ассоциация итоги импортозамещения? Каких продуктов удалось произвести больше?

- Понимаете, успехи, безусловно, есть. Однако уже есть и вопросы. Скажем, как понять, кто поит страну молоком? Ведь молокозаводы используют сегодня много сухого молока. Началась шумиха вокруг пальмового масла, которое, как выяснилось, льют и в мороженое, и в творог, и в сливочное масло, и т.д.

Или вот вам другой повод для размышления. В России ежегодно перерабатывается 13,5 млн тонн молока. Но при этом заявляется, что произведено его... 30 млн тонн - вдвое с лишним больше. Куда оно делось? Мол, его надаивают в личных подсобных хозяйствах и распродают на рынках. То есть оно якобы есть. Но есть ли в таких объёмах на самом деле?

Я вообще считаю: если по-настоящему поддержать крестьян, то без барабанного боя об импортозамещении можно было завалить страну отечественной едой. Но, повторюсь, для этого нужно поддержать крестьян, прекратить бегство людей из деревни...

Настораживает нашу ассоциацию и то, что, например, сейчас делают акцент на получение «зимних овощей» в больших комбинатах. Идёт строительство нескольких таких комплексов. Но будут ли там овощи дешевле тех же турецких? И почему вместо этого не поддержать тех же багаевцев, у которых уже сегодня овощи получаются дешевле, чем в тепличных комбинатах?

Свой взгяд. Когда замычат бурёнки?

Николай Курман, житель посёлка Рассвет Аксай­ского района, зоотехник.

Больше 30 лет он проработал на областной племенной станции, а в последние годы зарабатывал молоком. Держал 5-6 бурёнок. С женой вместе они готовили и домашний творог, сметану, даже простенькую брынзу. Однако со своим стадом он год назад расстался («Скакнули в цене корма, а субсидию на их покупку отменили», - сетовал он), после опять было завёл коров.

- Но в итоге сейчас я всё равно без бурёнок, - рассказал Николай Иванович. - Правда, теперь уже дело только во мне - не позволяет здоровье. Мечтаю вот завести коз, с ними всё-таки хлопот меньше. А что касается молока... В советские времена в поселковом стаде было 120 коров. Сейчас осталось лишь... 3. Хотя стоит домашнее молоко сейчас вовсе не дёшево - 60 руб. за литр. Почему люди не стремятся завести коров, зарабатывать молоком? С одной стороны, у многих сельских  жителей нет уже желания возиться с коровами. Люди отвыкают от крестьянского труда, молодёжь так и вовсе от него шарахается... Так что зачем пенять на государство, если немногим охота вкалывать? С другой стороны, есть и проблема - дороговизна сельхозживотных. Не самая лучшая корова стоит сегодня 60 - 70 тыс. рублей, племенная нетель (беременная тёлка) - 120 тыс. руб.! Сейчас бы государству помочь личным подсобным хозяйствам - дать им субсидии на покупку КРС, мелкого скота! Но этой помощи нет.

Да и просто найти племенную корову - проблема. В Ростов­ской области племенная станция была уничтожена ещё в конце 90-х годов. А ведь в соседних регионах - в Воронежской области, на Кубани такие станции смогли сохранить.

Мнение против: кто снимает сливки?

Николай Полещук, фермер, Пролетарский район:

- Откровенно говоря, ничего в нашей жизни после курса на импортозамещение не поменялось...

Занимаюсь растениеводством, да ещё у меня почти 400 бурёнок. И вот как сдавали мы молоко перекупщикам из Краснодара по 15 руб. за литр, так и сдаём... А ведь зайдёшь в магазин, там это же молоко - по 47, по 54 руб. за литр! Как так? Почему?! Никто отвечать не станет.

А организуй государство закупку молока у нас по достойной цене (хотя бы рублей по 20), мы бы так развернулись! Купили бы высокопродуктивный скот, усовершенствовали бы ферму.

Однако сейчас «снимает сливки» по-прежнему перекупщик, а не крестьянин.

Мнение за: «Санкции помогли. Но...»

Алексей Жданов, фермер-животновод, Пролетар­ский район:

- Продовольственные санкции тем, кто, как и я, занимается разведением племенного мясного скота, - на руку! Бычков на откорм селяне стали брать охотнее. Хотя и обманываться не стоит. Чтобы прокормить область  своей качественной говядиной, бычков нужно выращивать ВДВОЕ больше!

Желающих заниматься животноводством стало больше. Но их не так много, как требуется.

Но бычки - готовый материал для откорма. Его вырастил - и получай деньги. А вот тёлочек крестьяне берут уже не­охотно... Дело в том, что выращивание КРС - затратное дело. Только сегодня, после 15 лет работы, мы в своём хозяйстве смогли построить полноценную животноводческую базу, навесы, кормовые столы и др.

Мы рады, что к животноводам прислушались, и с этого года государство стало выдавать субсидию на корову, которая привела телёнка. Федеральные субсидии - хорошая поддержка, однако областные совсем маленькие. Сейчас бы государству активнее поддержать животноводов! В противном случае местной говядиной мы людей не накормим...  

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах