514

Агрессор и жертва – за одной партой. Как справляться с травлей в школах?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. "АиФ на Дону" 06/10/2020
Анна Прибылова / Коллаж АиФ

Буллинг – слово в России относительно новое, но явлению этому много лет, просто называлось оно раньше травлей. Давайте вспомним свои школьные годы, почти у каждого был опыт, когда над ним либо издевались одноклассники, либо он сам участвовал в этом процессе, либо наблюдал со стороны.

Непризнанная проблема

Буллинг в России официально не признаётся и не считается проблемой. Так, в пресс-службе ГУ МВД по Ростовской области пояснили, что ни одного заявления по поводу травли детей в образовательных учреждениях за текущий год к ним не поступало. А те же драки и школьные избиения, про которые так часто пишут СМИ, к травле и буллингу не относятся. Поэтому и решать эту проблему государство не собирается. Между тем, по результатам опросов (1057 респондентов от 10 до 18 лет, проживающие в 52 регионах РФ) известно, что с травлей в школе так или иначе столкнулся каждый второй ребёнок (52%). Психологическое давление от сверстников испытывают 32% опрошенных, а физической агрессии подверглись 26,6%.

Сами подростки (16–18 лет) считают, что причиной буллинга являются внешний вид (43,8%) и национальность (33,6%). Кстати, жалуются ребята не только на травлю со стороны одноклассников, но и на агрессивное отношение со стороны педагогов. Об этом сообщил каждый пятый респондент – 19,7%. Но и школьники не остаются в стороне, 22% опрошенных подростков рассказали, что в их образовательных учреждениях наблюдается буллинг учителей со стороны учеников. Самый распространённый вариант такого буллинга – это съёмка провокационных видео во время уроков и дальнейшее распространение видеороликов через интернет.

Не знаешь, как обернётся

Проблема буллинга не нова, она была всегда (вспомните кинофильм «Чучело» с Кристиной Орбакайте в главной роли), но сейчас из-за возможностей интернета это приобрело небывалый размах. Руководитель Совета отцов Дона Андрей Петров вспоминает, как несколько лет назад ученики выложили в сеть фото, как на физкультуру переодевается девочка-инвалид (умственная отсталость), фотографию обидно подписали: «Раздеваюсь за деньги». Началась травля ученицы. «Обратившись в полицию, мы смогли найти того, кто это выложил, и удалить запись. Но это было очень долго и тяжело. Считаю, что раньше такой агрессии не было среди детей, и виноваты в этом СМИ, транслирующие негатив. Считаю, что цензура должна быть, поскольку сейчас происходит подмена понятий: не патриотические ценности, а «всё ради хайпа», – говорит Андрей Петров. Но он не снимает ответственности и с родителей. Часто инициатор травли сам страдает от побоев родителей или от их тотального невнимания. Поэтому и пытается самоутвердиться в коллективе ровесников как умеет.

Каждый учебный год для вновь пришедших учеников Андрей Петров рассказывает одну историю: «Повстречал своего одноклассника (назовём его Сергей), он недавно попал в одну из больниц. Операция предстояла сложная, на желудке. Пришёл хирург, им оказался ещё один наш одноклассник, Евгений. Когда-то он был очень полным, всё время носом шмыгал. Так вот Сергей каждое утро дожидался его у дверей школы, прыгал на спину и заставлял везти его в класс. Однако хирург не подал виду, что вспомнил Сергея, операцию провёл успешно. Вернувшись, Сергей собрал своих сыновей, рассказал о том, что с ним произошло: «Не обижайте тех, кто слабее. Сегодня ты ему подзатыльник дал и почувствовал себя героем, а ведь потом, в будущем он может протянуть тебе руку помощи». Ещё один метод Андрея Петрова противостоять буллингу таков – он говорит ученикам: «Если ты кому-то дал подзатыльник или пинок, запомни это чувство. А потом переведи бабушку через дорогу, помоги слабому. Прислушайся к себе, запомни эту радость, эту гордость за свой поступок».

Семья и школа

Генеральный директор гимназии Донского академического развития Марина Голубева считает, что главное в борьбе с буллингом в образовательных учреждениях – это работа профессионального школьного психолога, который обязан отслеживать напряжённые ситуации в детском коллективе и выравнивать атмосферу. Важно также не замалчивать и не игнорировать буллинг, а включаться сразу в решение проблемы и учителям, и родителям, и самим детям.

«Дети не стали более жестокими, они, как зеркало, которое воспроизводит ту среду, в которую попали. Если в классе и в учебном заведении в целом позитивный настрой, то они его подхватывают. Большую роль также играет постоянный диалог между взрослым и подростком.

Дело в том, что именно подростки, пытаясь стать взрослыми, нуждаются в информации, в ответах на многие вопросы. Если они получают исчерпывающие ответы, то чувствуют себя уверенно и не стремятся утвердиться, например, за счёт унижения сверстников. Если же идёт непонимание, отсутствие мудрого наставника, то появляется агрессия», – говорит Марина Голубева. По её мнению, иногда причиной буллинга может быть социальное неравенство, но тут опять всё зависит от правильно расставленных педагогами акцентов. Не выделять тех, чьи родители имеют какой-либо статус, высокое положение, материальный достаток, а, наоборот, рассказывать детям, что все эти достижения – заслуга мам и пап. А вот ребёнок должен сам самореализоваться и чего-то достигнуть в учёбе, танцах, театральном кружке и т. д.

Последствия взросления

С такой позицией согласна и педагог с 36-летним стажем На­талья Марочкина (Большелогская средняя школа, Аксайский район). Она всегда старается разговаривать, прежде всего, с родителями. По наблюдению Натальи Анатольевны, в 5–6-х классах дети более агрессивны по отношению друг к другу. Они взрослеют и пытаются поделить лидерство в классе. Делают ребята это любыми способами, какие им позволяет воспитание. В этом возрасте между мальчиками часто вспыхивают нешуточные драки: разбитые в кровь лица, вызов родителей к директору. «К 8–9-му классу дети по-другому смотрят на насилие, деспотизм. Может быть, проходит переломный момент их взросления. Теперь они больше внимания обращают на то, как на их действия реагируют другие, как воспринимают их поведение девочки. Кстати, именно они могут погасить конфликты и встать на сторону обиженного», – говорит Наталья Марочкина.

Педагог считает, что причиной травли могут стать недостаток внимания со стороны родителей (это касается обидчика, он так пытается обратить на себя внимание), подростковый период и избыток негатива в интернете. Именно интернет и доступность любой информации делают детей более жестокими по отношению друг к другу.

Комментарий психолога

Ростовский семейный психолог Ольга Елисеева:

«Последствия буллинга схожи по степени тяжести с семейным насилием. Ребёнку необходима помощь. Но попросить её слишком опасно. Как правило, у детей, которых унижают в школе, уже есть опыт давления со стороны родителей. Когда дома к ребёнку много требований, критики и мало помощи, то оказаться в ситуации буллинга очень легко. Достаточно одного-двух неприятных моментов: не так одет, не смог справиться со школьным заданием, не смог завязать отношения с агрессивным ребёнком.

Педагоги обычно видят происходящее, но не вмешиваются: не верят, что происходящее опасно, боятся стать жертвой детского буллинга, не имеют ресурса для защиты жертвы. Кстати, часто сам педагог может спровоцировать буллинг своим поведением, высмеяв ребёнка, сделав ему замечание. Дети обычно замыкаются в себе, ведь речь идёт об унижении и стыде, и не рассказывают об этом родителям. Особенно, если мама и папа зациклены на оценках, на внешних моментах (чистота в комнате, одежда, питание), много критикуют и не поддерживают. Но помните, что узнать о том, что ребёнок подвергается травле, можно по таким признакам: беспричинные слёзы, закрытость, мало информации о сверстниках, ссадины, синяки, испорченные личные вещи и одежда.

Помочь может специалист-психолог, опытные педагоги и любовь родителей».

Комментарий юриста

Руководитель ростовского юридического агентства, мать двоих сыновей Инна Чемеркина:

«По статье 1073 ГК РФ, если дети, не достигшие 14 лет, во время нахождения под надзором образовательной организации (т.е. в школе) причинили вред кому-либо, например, в результате драки, то именно образовательное учреждение будет отвечать за причинённый вред. Родители пострадавших детей могут побратиться к руководству образовательного учреждения, оно обязано принимать меры по урегулированию ситуации. Если школа не исполняет своих обязанностей, то необходимо жаловаться в вышестоящую инстанцию, в департамент образования. Также родители могут обратиться к инспекторам полиции по работе с несовершеннолетними, к представителям комиссии по делам несовершеннолетних. Если это не помогло, то можно подать иск, особенно, если ребёнок получил травмы в драке. В суде требуйте взыскать материальный ущерб и компенсацию морального вреда. Ответственность за причинённый вред также возлагается не только на образовательное учреждение, но и на родителей хулиганов. Но нужно доказать, что со стороны родителей обидчика было безответственное отношение к воспитанию, поощрение хулиганских действий».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах