Примерное время чтения: 3 минуты
149

Вячеслав Плахотнюк: Нужна ли неприкосновенность политикам?

Вячеслав Плахотнюк: «Иммунитет хорош для того, у кого он есть, и плохо тому, у кого в нужное время его не окажется». Эти слова подтвердила недавняя история с арестом депутата Верховной Рады Украины Виктора Медведчука.

Как появилась неприкосновенность

Вопрос о том, должны ли депутаты парламентов иметь специальную защиту от уголовного преследования уходит своими корнями в древние времена. Когда волей монархов свобода и жизнь народных представителей подвергались угрозе, а суды были сословными, зависимыми и несправедливыми. Согласие парламента на арест и привлечение депутата к уголовной ответственности представляло собой необходимый противовес и гарантию.

Есть мнение, что сегодня в развитых демократиях парламентский иммунитет стал анахронизмом. У исполнительной власти имеется минимум возможностей для инициации необоснованных обвинений. Судебного же контроля достаточно, чтобы не выделять членов парламентов в особую группу «неприкосновенных» и обеспечивать для них повышенные гарантии на стадиях уголовного судопроизводства - до начала разбирательства в суде.

В таких странах парламентский иммунитет ограничивается только отсутствием юридической ответственности за высказанные мнения и принятые решения, относящиеся непосредственно к парламентской деятельности. Остальные претензии уголовно-правового характера предъявляются и разрешаются «в общем порядке».

А вот «молодые демократии» сегодня сохраняют и даже укрепляют институт «парламентского иммунитета», опасаясь неправомерного вмешательства сильной исполнительной власти в условиях слабого судебного контроля. В адрес такого подхода раздаются упрёки в политической коррупции и злоупотреблении привилегиями. Граждане недовольны такой сегрегацией.

Единых международных стандартов в этой сфере нет. Каждая страна ориентируется на традицию и внутренний общественный консенсус. Важно, чтобы при осуществлении регулирования соблюдались основополагающие принципы процессуального права - прозрачность, правовая определённость, предсказуемость, беспристрастность и право на возражение и защиту.

У парламента на контроле

Украина пошла по пути «развитых демократий» и уравняла своих депутатов с иными гражданами. С 1 января прошлого года Конституция Украины, в статье 80, не содержит нормы о том, что народные депутаты Украины не могут быть без согласия Верховной Рады привлечены к уголовной ответственности, задержаны или арестованы. Таким образом, из процедуры исключён парламент – все вопросы находятся в компетенции следственных органов, прокуратуры и судов.

13 мая Виктору Медведчуку пригодилась бы публичная процедура - трибуна, обсуждение и голосование в Верховной Раде. Но в нужное время этих инструментов не оказалось, а опасения относительно заказного политического характера возбуждённого дела есть.

В Российской Федерации подобный ход событий исключён. Неприкосновенность гарантирована статьёй 98 Конституции. Законодатели внимательно следят за обеспечением гарантий своей деятельности. Закон «О статусе сенатора и депутата…», в статье 19 содержит прямой запрет не только на возбуждение уголовного дела, но и на арест, обыск или допрос без согласия Госдумы или Совета Федерации, получаемого Генеральным прокурором.

Иммунитет, таким образом, снимается. Он как бы тает «по частям». По окончании расследования Генеральный прокурор повторно обращается в парламент, но уже за согласием на передачу дела в суд. Сенаторы и депутаты должны убедиться в том, что сформулированное в окончательной форме обвинение не содержит в себе признаков политического преследования и окончательно «попрощаться» со своим коллегой.

Таким образом, неприкосновенность российских сенаторов и депутатов Государственной Думы РФ многократно застрахована и обеспечена. Говорить об ослаблении этого режима можно будет тогда, когда не останется сомнений в надёжности и независимости каждой ветви государственной власти.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах