Примерное время чтения: 11 минут
1408

Деревенская Лолита. На Дону приемного отца подозревают в растлении ребенка

Девочка умерла летом 2022 года от сердечной недостаточности.
Девочка умерла летом 2022 года от сердечной недостаточности. / Светлана Ломакина / АиФ-Ростов

Донские паблики на днях облетела новость: житель Красносулинского района, 40-летний многодетный отец-одиночка взял под опеку пятнадцатилетнюю девочку и, вероятно, совратил её. В новостных сводках со слов опекуна писали, что у них с приемной дочерью случилась взаимная любовь и даже шла речь о свадьбе. Но этим летом девочка умерла от сердечной недостаточности. После этого правоохранительные органы возбудили в отношении Ивана Н. (имя изменено - прим.ред.) уголовное дело по статье 134 «Половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста».

Корреспондент rostov.aif.ru отправилась в Красносулинский район, чтобы узнать эту историю из первых уст.

Старый да малый, да Ваня Н.

Самое частое, что звучало в ответ на просьбу описать Катю (имя изменено - прим.ред): худенькая, почти прозрачная, и глазищи в пол-лица.

И вот кладбище на окраине хутора. На деревянном кресте большое портретное фото: Катя, и правда, худенькая и красивая. Модный пиджак, модный маникюр, модная цепь с фальшивыми бриллиантами на шее. Катя подпирает рукой подбородок и смотрит задумчиво в бесконечную степь. А под ней ветер колышет выцветшие за полгода похоронные ленты: от родственников и от Ваниной семьи.

В хуторе, где разыгралась драма, нет ни асфальта, ни газа. Из примет цивилизации только магазин.

– У нас тут, если наберётся 60 человек, уже будет хорошо, — объясняла пенсионерка у овощной автолавки. – Живут старый да малый. И Ваня со своими детьми.

Ваня – этот тот самый Иван Н., о котором шумят паблики. Бабушки, услышав, что я приехала разузнать подробности его истории, тоже завелись.

– Нормальный мужик он. В драках мы его не видели. Дети ходят чистые, накормленные. Выпивал если, то так, по праздникам. Как все, — начала одна.

– А девочка была хорошая, — добавила вторая. – Худенькая такая, дитё дитём! Бегала с его детьми в школу. Здоровалась. Воспитанная. Но про их жизнь вам лучше на ихней улице спросить, там-то всё виднее...

«Она с ним жизнь нормальную увидела»

Найти двор опекуна на «ихней улице» было нетрудно: он большой, в два вполне приличных фасада. По словам соседей, разные дома стали одной из причин, по которым Катю отдали в семью Ивана. Планировалось, что девочка будет жить отдельно. 

Иван, когда готовил дом и двор, очень торопился. Местные недоумевали - к чему многодетному отцу ещё и приёмная дочь? А он объяснял - девочка в беде, просит помощи, надо выручать, вытаскивать её из детдома. 

– Она тоненькая, но такая работящая! - всё ещё в настоящем времени говорит о Кате соседка тётя Вера. – Когда сюда пришла, всё перемыла, перепылесосила. Я нарадоваться не могла - думала, наконец-то у них появилась хозяйка!.. А она здесь нашла и дом, и уют! Только у Вани её и поняли. Очень хорошая была девочка, но раненая.

– Что вы имеете в виду?

– Мы же по-соседски друг к другу ходили. То я им что-то принесу, то они – мне. И она как-то рассказывала, что мать её, после рождения что ли, вынесла на свалку. Бабушка кинулась – внучки нет! – нашла, принесла обратно. Бабушку она любила. А когда в детдоме оказалась... У нас как: детдомовский – значит, не человек. А у неё же сердце болело! Если бы я могла, я бы сама её удочерила, чтобы не болтали всякое...

Тётя Вера пустилась в долгие рассуждения, из которых стало понятно, что большинство соседей не воспринимали близкие отношения между опекуном и приёмной дочерью чем-то неправильным, незаконным. Потому что Катя «вела себя, как взрослая», все знали, что она многое пережила – да и по телевизору на телешоу ещё не такое увидишь.

С этой же темы начался наш разговор и с тремя другими жительницами села. Женщин я встретила на улице: фамилии свои назвать они отказались, но о ситуации говорили с жаром. Главная причина та же – опекун Ваня, по их мнению, никой не педофил, а просто дурак, желающий помочь «малолетке», а в итоге влюбившийся в неё до чёртиков – писатель Набоков вот ровно о таком же и повествовал.

Катя в рассказах женщин тоже походила на Лолиту. С двумя «но» – у неё была наркозависимость и не самая счастливая судьба. Ещё до детского дома девочка, по словам местных, пережила насилие со стороны парней немногим постарше ее самой. Защитить Катю было некому – отец давно умер, о маме история умалчивает, а бабушке уже давно самой нужна была помощь. В марте прошлого года бабушка умерла. Катя несколько месяцев была под опекой родственника, а потом оказалась в детском доме. Оттуда она и начала звонить Ивану - просила забрать её, помочь, спасти.  

А звонила именно ему, потому что Иван работал вместе с её отцом и после его смерти помогал им с бабушкой «то шиферину привезти, то забор подправить». Ну и так, вообще, по-человечески поддерживал.

– Когда они жили вместе, он её одевал, обувал, кормил, планшет ей купил, чтобы она рисовала. И она очень красиво рисовала, в художественную школу ходила! Но была зависимая и они на этой почве постоянно ругались, — рассказывала соседка. – Он хотел, чтобы она бросила. А она не смогла – и вот, умерла.

– Почему случилась остановка сердца?

– Говорят, передоз. Но она же больная вся была. Худенькая и насквозь больная. В школе её почти не видели - только придёт: то живот, то по-женски, то голова. И он её вечно лечил - таблетки, больницы, горячие уколы... Ничего для неё не жалел и она с ним жизнь нормальную увидела!

«Виноват, базара нет»

С самим Иваном (он, пока идёт следствие, живёт под подпиской о невыезде) удалось поговорить только поздним вечером. Сейчас 39-летний мужчина работает автослесарем на щебёночном заводе - рано утром отправляет детей в школу и поздно вечером возвращается. По словам соседей, дети дружили с Катей и на похоронах горько о ней плакали. Жена Ивана, мама троих ребят-подростков, погибла несколько лет назад.

Светлана Ломакина, rostov.aif.ru: Иван, как я поняла, вы забрали Катю, потому что она об этом очень просила?

Иван Н.: Да, после смерти бабушки, в марте 2021 года, Катя три месяца была под опекой деда или дяди, я не помню точно, а потом её отдали в детский дом - оттуда она мне и звонила и просила забрать. Плакала постоянно.

– Какие усилия вы приложили, чтобы вам, многодетному отцу-одиночке, её отдали?

– Делал, что надо. Собрал бумажки. Характеристики у меня хорошие. У нас есть где жить – во дворе стоят четыре дома – в одном ремонт я хотел делать. Ну, мы вместе собирались. Потом решили, как дети старшие окончат школу, все в Москву поедем к моей маме. Там, думал, легче им будет учиться. Катя грамотная была, рисовала хорошо... Не получилось...

– Органы опеки часто вас навещали?

– Ну, приходили, заглядывали везде. Мы не то чтобы живём шикарно, но бардака у нас никогда не было. Ну бывает, обувь там после дождя не вымыта, а так, чтобы гора посуды или грязь – нету такого.

– В новостях было написано, что Катю подсадили на синтетический наркотик в детском доме. Она вам об этом рассказывала?

– Не в детском доме, с 11 лет её подсадили, еще дома. Много чего рассказывала. Она обещала, что бросит - это было условие, чтобы я её забрал. Она раньше очень тяжело жила, даже жить не хотела... А когда у неё сердце остановилось, да – в крови нашли следы наркотиков.

– Где она их брала?

– Откуда же я знаю? Всё на сайтах, в телефоне. Я в телефоне не сижу – мне надо думать, чем печку топить и детей кормить.

(Соседи говорили, что после того, как Катя доставала наркотики, к Ивану приезжали «разбираться» и, видимо, за деньгами её дилеры, но он этой темы в разговоре избегает. На вопрос, употребляет ли сам, уверенно говорит, что сдавал анализы и «чистый» – «если бы употреблял, за детьми смотреть было бы некому»)

– Вы понимали по состоянию Кати, когда она приняла наркотики?

– Если честно, нет. Она в последнее время очень жизнерадостная стала (многие наркотики дают состояние повышенной энергичности, жизнерадостности - прим. ред.). В школе за младшим смотрела, переживала за моих детей. Говорила, что у неё появился смысл жизни, семья – а раньше она жить не хотела. Я радовался, если честно.

– И вы даже купили для Кати старенькую машину?

– Не купили - мама моя дала, и не ей, а в школу детей возить. Я хотел попробовать её талант как художника развить – чтобы она рисовала на машинах. Работу бы ей нашли... Она грамотная девчонка была...

– Со временем вы полюбили Катю как женщину?

– Не хочу отвечать на эти вопросы. Кому скажешь, чё да как, потом такое пишут!.. Бедной девочки уже сколько нет, а до сих пор ни её, ни меня в покое не оставляют!

– Но соседи за вас переживают...

– Да понятно. Они говорят, хоть один ты тут остался, помогаешь. Не дай Бог чё – и чё мы делать будем? Я говорю: «А чё я сделаю, тёть Нюсь? Захотят – посадят». Я ничего не могу. Да, не уследил, виноват, базара нет. Но я всё вам рассказал как есть, а чё дальше будет – не знаю...

Одинокие мужчины не приветствуются

Возбуждение уголовного дела в отношении Ивана Н. в региональном следственном управлении Следкома России подтвердили, прокомментировав, что сейчас проходит расследование. Ему грозит до 4 лет лишения свободы.

Но как получилось, что органы опеки 15-летнюю девочку отдали одинокому мужчине? Юридических препятствий к опекунству со стороны одиноких родителей вне зависимости от пола нет, но фактически органы опеки стараются не отдавать детей мужчинам, не состоящим в браке – по понятным причинам.

Как прокомментировала rostov.aif.ru педагог-психолог Азовского центра помощи детям, эксперт с 20-летним стажем Марина Гурова, окончательное решение о том, пойдет ли ребенок жить к приемным родителям, принимают органы опеки. Но ключевой фактор – желание ребенка и готовность родителя, которое определяют психологи.  Ответственные специалисты должны внимательно следить за тем, чтобы будущие папа и мама не состояли на учете у психиатра и нарколога, не имели судимости, а также материальных проблем. Преимущество отдается полным семьям.

«Риски возрастают, если женщина хочет усыновить мальчика, ведь для нормального психологического развития пареньку нужен мужской пример. Однако это, конечно, не является поводом для отказа. А вот случаи, когда одинокие мужчины хотят взять детей под опеку, единичны. В моей практике подобное было лишь раз. Я била во все колокола и настояла, чтобы ребенок остался у нас в учреждении. Как позже выяснилось, у мужчины действительно были определенного рода отклонения», — добавила эксперт.

В каком детском доме региона отдали страдавшую зависимостью девочку Ивану и почему, оперативно выяснить не удалось. В детских домах муниципального образования корреспонденту rostov.aif.ru заявили, что плохо осведомлены об этой ситуации, а то и вовсе ничего не слышали. По словам соседей, речь может идти об детской оргнизации в другом районе Ростовской области, сейчас там проходит проверка, связанная с подозрением о распространении наркотиков.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах