Примерное время чтения: 8 минут
117

Звуки сердца. Как в Ростове детям и взрослым помогают услышать мир

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. "АиФ на Дону" 23/03/2022
На Дону слухоречевая коррекция детей входит в ОМС.
На Дону слухоречевая коррекция детей входит в ОМС. / Дмитрий Бочкарёв / Из архива

По статистике, на 1000 детей рождается один ребёнок с врождённой патологией – либо с глухотой, либо с тяжёлой потерей слуха, причём к трёхлетнему возрасту таких детей уже трое. В целом более 13 млн человек в России имеют нарушение слуха, причём более одного млн человек из них – это дети.

О том, как в Ростове помогают решить проблемы со слухом, почему это важно делать вовремя и какую помощь оказывают беженцам из Донбасса, рассказал социальный предприниматель, один из основателей центра «МастерСлух» Дмитрий Бочкарёв.

Время против врачей

– Дмитрий Михайлович, насколько сегодня востребованы сурдологи?

– Сурдолог занимается всеми нюансами патологий слуха. А слух – это не только уши, они лишь инструмент. Мы слышим мозгом. Слух – второй по значимости канал получения информации после зрения. Без качественного слуха человек не может развиваться и чувствовать себя комфортно в социуме.

Когда мы только открыли первый кабинет в Таганроге 15 лет назад, стало понятно, что людей с этой патологией становится всё больше, а в муниципальной медицине существует дефицит кадров в этой специальности. Поэтому теперь у нас больше 30 офисов в 14 регионах. Мы считаем, что услуга должна быть там, где живут пациенты, а не за тридевять земель.

– В основном вы работаете с детьми?

– С людьми всех возрастов. В целом, пациенты делятся на две большие группы. Первая – это люди, которые в какой-то момент впервые сталкиваются с потерей слуха и обращаются к врачам. Например, когда с возрастом происходит сбой функций и систем нашего организма. И слух – не исключение, просто не все до него доживают. Вторая группа – пациенты, которые родились с врождёнными патологиями органов слуха, в основном, это дети. Патология отличается тем, что время всегда играет против нас. Формирование участков мозга, ответственных за слух и речь, происходит у детей в определённом возрасте – до трёх лет. Упустить этот момент нельзя. Вот почему мы всегда твердим как мантру: ранняя диагностика, раннее протезирование и непрерывная реабилитация дают много шансов, что ребёнок с патологией слуха будет развиваться естественным путём. И в итоге мало чем отличаться от нормотипичных детей. Останутся сохранными речь и интеллект, ребёнок будет социализирован, сможет учиться в школе и получить про­фессию.

Кстати
В 2021 году инвалидам по слуху в Ростовской области предоставлено 1,3 тысячи часов сурдоперевода и 53,5 тысячи минут диспетчерской связи. Профессиональную подготовку прошли 10 сурдопереводчиков.
Наша миссия – это помочь детям, чтобы они на самых ранних этапах были продиагностированы, протезированы и реабилитированы и не стали инвалидами. По социальному статусу, не медицинскому.

Рука помощи

– Государство поддерживает вашу работу?

– Ростовская область – наш «домашний» регион, здесь прогрессивно относятся к развитию медицины и поддерживают наши инициативы. Это один из единичных субъектов РФ, который поддержал введение в систему обязательного медицинского страхования (ОМС) коррекционную слухоречевую реабилитацию детей. Речь идёт о том, что мало надеть на ребёнка слуховой аппарат, это не избавляет автоматически от инвалидности. Чтобы научиться пользоваться функцией, которая появилась, нужно время, это сродни использованию протезов. Поэтому 90% нашей работы – это реабилитация, специальная коррекционная работа. С ребёнком работают четыре специалиста: сурдопедагог, слухопротезист, который отвечает за корректную работу и настройки слуховых аппаратов или имплантов, врач сурдолог-оториноларинголог и логопед. Дальше ребёнка учат пользоваться новой способностью: ведь мало научиться слышать звук, нужно ещё переводить его в физические понятия, ассоциировать с ощущениями и предметами. Это сродни обучению хождению на ходулях или более понятная аналогия – обучению иностранному языку.

Инициативу нашего центра о включении в ОМС на уровне региона поддержали, по этой программе прошли уже более 300 детей. И мы стали первыми из частных медицинских центров менять речевые процессоры систем кохлеарной системы. При тяжёлых потерях слуха проводится операция, в ходе которой во внутреннее ухо помещают прибор, подменяющий улитку внутреннего уха. На голове у пациента есть речевой процессор, улавливающий и обрабатывающий звуки, которые передаются на слуховой нерв. Раз в пять лет этот процессор нужно менять. Сейчас это делается за счёт средств ОМС. Вообще, первая подобная операция в России была проведена только в 1991 году, а сейчас ежегодно их делают для 1500 человек. Конечно, федеральные медцентры в Москве и Санкт-Петербурге не могут уже принять всех. Отсюда вытекает ещё одна наша миссия: на уровне законодательных инициатив и общественной поддержки мы стремимся стать частью системы слухоречевой реабилитации, которая должна быть в стране, в регионах реально доступной.

– Участвует ли компания в решении проблем здравоохранения?

– Мы уверены, что без участия нас как экспертов не будет развиваться отрасль. Патология, которой мы занимаемся, сложная, она мало кому понятна, о ней знают немного. Сложно продвигать инициативы и реанимировать отрасль, но мы стараемся. Занимаемся и научной работой, наши врачи патентуют свои разработки. Мы говорим о реальных потребностях пациентов на самых высоких уровнях, о том, что необходимое для инвалидов – это не только сурдоперевод и пандусы. Нужна социализация, создание системы реабилитации, обучение кадров, коррекционная работа. Это дети, которые могут вырасти нормальными членами общества, работать, платить налоги и быть минимально зависимыми от поддержки государства. Работаем с благотворительными фондами и даже учредили свой – «Слышать жизнь», потому что часто у родителей детей, которые обращаются к нам, нет средств на оплату высокотехнологичной помощи.

Мир звука для Лизы

– А детям-беженцам из ДНР и ЛНР помогаете?

– На днях мы помогли пятилетней девочке из детского дома Донецка (ДНР), она сейчас живёт в пункте размещения беженцев в Неклиновском районе. Её зовут Лиза, ей 5 лет. Прекрасный ребёнок, живой и очень доброжелательный. Ей был поставлен диагноз «задержка речевого развития», подозрение на глухоту. Но глубоко ребёнком в её городе не занимались. Мы провели диагностику, врач-сурдолог поработала с ней. Подобрали сверхмощные цифровые слуховые аппараты, стоимость их покроем либо за счёт нашего фонда, либо с участием партнёров. Теперь Лиза сможет слышать. А вот говорить, увы, нет, потому что упущен момент. Формирование коры мозга, которая отвечает за речь, заканчивается у человека в три года. Девочка использует для общения несколько слов, жестов и звуков. Но теперь она слышит окружающие звуки, это более безопасная жизнь, также она получит толчок к развитию: сможет более активно коммуницировать и давать обратную связь. Если бы её привезли раньше, мы бы смогли сделать больше, конечно. Но и сейчас можно сделать немало, если заниматься. Лизу будут привозить на занятия к сурдопедагогу в Таганрог, как минимум, два раза в неделю. Это не первый и не последний ребёнок из ДНР, которому мы помогаем. Сейчас с помощью регионального штаба ОНФ в Ростовской области собираем данные, сколько у нас в пунктах временного размещения людей с нарушениями слуха, которым нужна наша помощь.

– Были ли ещё примеры, когда человек не мог заплатить за лечение, но вопрос решался?

– В таком случае решение принимаем по каждому человеку индивидуально. За год через собственный фонд собрали средства для 30 человек. Есть несколько фондов, которые также на себя берут финансирование. Мы выступаем иногда в качестве оператора и ищем благотворителей. Несколько лет назад мы ездили протезировать Нину Васильевну Переверзеву – передовика советского сельского хозяйства, комбайнёра женского уборочного звена колхоза «Путь Ленина» Песчанокопского района Ростовской области, Героя Социалистического Труда. У неё была диагностирована возрастная потеря слуха. И таких примеров немало, причём обращаются люди из разных регионов страны. Когда была пандемия коронавируса, мы работали вместе с ОНФ по программе «Мы вместе», в частности, развозили батарейки для слуховых аппаратов, потому что многие одинокие люди, по сути, оказались взаперти. Также у центра есть и другие полезные проекты, в том числе при поддержке и участии Всероссийского общества глухих (ВОГ), они несколько дней учат сотрудников в Ростове коррекционной работе. Мы, конечно, не можем помочь сотням людей, но помогаем десяткам и их жизнь изменилась к лучшему.

Досье

Дмитрий Михайлович Бочкарёв – социальный предприниматель, учредитель благотворительного фонда «Слышать жизнь», со-основатель и директор сети медицинских центров «МастерСлух». Окончил Новосибирский государственный университет по специальности «экономическая кибернетика» в 1994 году. Награждён знаком губернатора Ростовской области «За милосердие и благотворительность».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах