aif.ru counter
106

Усатый мам

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. "Аргументы и Факты на Дону" 29/09/2010

Александр Малыгин впервые стал папой в сорок лет. Через два года после рождения дочки ему пришлось стать и… мамой. О родительской любви, которая покрывает все трудности, история отца-одиночки. 

Александр Малыгин открыл дверь. В маленькой квартирке горел свет, чтобы Лене было не страшно засыпать. В углу лежал ворох пелёнок. Подбросив в печку дров, он наспех выпил кружку чая и поставил греть кастрюлю с водой. Постругал хозяйственное мыло в таз, замочил детские вещи и принялся за стирку. Далеко за полночь уставший отец провалился в глубокий сон под стук капель, которые стекали в подставленные тазы с развешанных на кухне мокрых носков, маек, трусиков. Часа в три проснулась дочка. Будильник должен был прозвенеть через два часа.

Утром, пока булькала на плите каша для Лены, он заварил себе кофе, покормил щенка и кота, сложил в пакет высохшее бельё. Поцеловав малютку, вышел. Впереди предстоял тяжёлый рабочий день, но он был спокоен: ребёнок оставался под надёжным присмотром соседки.

Быть отцом никогда не поздно

Лена — поздний и единственный ребёнок Александра Малыгина. Дочь родилась к 40-летнему юбилею, подарив отцу удивительное ощущение второй молодости. Крохотная, с чёрными глазёнками, девчушка стала для него самым дорогим существом. 

— Мне было так страшно брать её на руки, забирая из роддома, что я категорически отказался нести младенца, — вспоминает он с улыбкой. — Знал бы тогда, сколько нянчиться с ней придётся!

Нянчиться пришлось и с женой, которая после родов стала уходить в загулы. Возвращаясь с работы, мужчина часто приходил в пустую квартиру. Мать пила с дружками-собутыльниками, прихватив грудную девочку с собой. Почти два года муж вытаскивал её из сомнительных компаний. Но когда после очередного загула она принесла домой Лену с высокой температурой, а сама завалилась спать, терпение лопнуло. Александр подал на развод. Суд лишил женщину родительских прав.

— Я остался с ребёнком, которому было год и девять месяцев. У дочки обострился бронхит, было подозрение на астму. Пришлось лечь в больницу. В детском отделении я был единственным отцом, который круглосуточно находился в палате, остальные дети были с мамами. Денег не хватало. От алиментов жены я отказался. Она и себя-то толком обеспечить не могла. После выписки нужно было срочно выходить на работу.

— На моём пути всегда встречались отзывчивые люди, но больше всего я обязан соседке Елене Андриановне Малютиной, с которой мы дружим более сорока лет и которую Лена называет бабушкой. Дочка росла болезненной, водить её в садик часто не мог, приходилось оставлять совсем крошкой дома. Выручала бабуля — кормила, гуляла с ней, укладывала спать. Приду с работы, а она уже сопит в кроватке. Когда девочка подросла, стала бояться оставаться ночью одна. Я подарил ей икону Ангела Хранителя и объяснил, что он будет защищать её, пока меня нет рядом. Так она, в обнимку со своей иконкой, и засыпала.

Александр признаётся, что без женской помощи одиноким папам не обойтись. Счастье, когда на пути встречаются такие отзывчивые люди, как Елена Андриановна. Несмотря на пожилой возраст, она находила время для соседской девочки, помогала воспитывать её и, как могла, восполняла отсутствие мамы.

Куда уходит детство

— Признаюсь, первые пять лет были очень тяжёлыми, — говорит Александр Малыгин. — Были минуты, когда хотелось взвыть от отчаяния. Легче стало после того, как я впервые отвёз Лену на летние каникулы на Азовское море. Ребёнок загорал, много купался, ел свежие овощи и фрукты, но главное — пил парное козье молоко. Это был первый год, когда я и не заметил, как пролетела зима, потому что дочь ни разу не заболела. Она подросла, стала многое понимать и однажды прямо спросила: «Пап, а где моя мама?» Я ответил, что она ушла и никогда к нам не вернётся. За 12 лет мать ни разу не навестила Лену, ни разу не позвонила, хотя из Ростова, насколько мне известно, не уезжала. Я понимал, что рано или поздно этот во.прос должен был прозвучать, и обманывать ребёнка не имел права. С тех пор эта тема для нас закрыта… Вообще дочка всегда была очень сообразительной. Начну её воспитывать, кулаком по столу стучать, а она прильнёт ко мне и говорит: «Ну, мапулечка, не сердись». Знает, лиса, как растопить отцовское сердце. Мапулечка… Стараюсь заменить мать, но чувствую, как не хватает девочке женской ласки. Вроде бы разговариваем с ней на все темы, но бывают такие во.просы, с которыми она бежит только к Елене Андриановне. Пока я в курсе её 12-летних горестей и радостей, а что будет дальше, посмотрим. Недавно попросила денег на парикмахерскую. «Я уже немаленькая, — говорит, — чтобы с косичками ходить». Ну что ж, пришлось вести эту барышню в салон. Сделали ей чёлку, подстригли покороче. Уже девица, а не ребёнок, в угол не поставишь, приходится беседовать, убеждать. Я всегда старался её занимать после школы. Сначала она ходила на танцы, сейчас уже перешла в третий класс музыкальной школы. Играет на аккордеоне. Высшее образование я ей дать не смогу, но, может, хоть в училище культуры поступит…

О чём мечтает мапуля

Выучить дочь и провести в квартиру газ — вот две задачи, которые наметил себе на будущее Александр Валентинович. Маленькая квартира Малыгиных — общей площадью 30 квадратных метров находится в самом центре города, в минуте ходьбы от Центрального рынка. В их старом доме только в трёх семьях нет газа. Каждую зиму отец-одиночка покупает угля на восемь тысяч рублей и топит печку. Но даже это не спасает от морозов — ветер выдувает всё тепло. 

Всю жизнь мужчина проработал водителем в милиции. Но на пенсию в четыре с половиной тысячи и детское пособие размером 218 рублей не прожить, поэтому он продолжает работать, но уже на «скорой помощи». Денег хватает, но откладывать не получается. Дочка растёт, а с ней растут и расходы. И если у мам, самостоятельно воспитывающих детей, есть льготы (они могут рассчитывать на бесплатное двухразовое питание для детей в школе, получают повышенное пособие), то отцов-одиночек по закону просто не существует. Чиновники объясняют это тем, что матерью-одиночкой называют женщину, у которой в свидетельстве о рождении ребёнка напротив графы «Отец» стоит прочерк, а у мужчины такого в принципе быть не может. Но что делать тем папам, которые самостоятельно воспитывают детей? Из-за смерти супруги или лишения женщины родительских прав все обязанности переходят к отцу. Единственное, что можно выбить у государства в таком случае, это ежемесячное пособие в 250 рублей на ребёнка. И то, если семья будет признана малоимущей, а для этого требуется не раз обить пороги собеса. Маме-одиночке при таком же раскладе выплачивается сумма в два раза больше — 510 рублей и она имеет ряд льгот. Поэтому на учёте в районных отделах соцзащиты стоит чуть больше два.дцати одиноких пап. На деле их гораздо больше, просто они предпочитают не тратить время на сбор справок для получения грошовых пособий и не жалуются в различные органы.

Как поётся в детской песенке, папа может и гвоздь вбить, и защитить, и научить, и проучить обидчика, и в угол поставить, а вот мамой быть не может… Оказывается, может. Вот только чиновникам этого не докажешь.

— После того, как мы остались с Леной одни, я о себе думал в последнюю очередь, — признаётся глава маленькой семьи Малыгиных. — Конечно, были попытки построить отношения с женщинами, но они разбивались, когда видел, что моего ребёнка не хотят принимать как родного. А счастье дочки для меня главнее всего. Она порой даже шутит: мол, когда я тебя женю наконец? А я в ответ смеюсь: мол, старенький уже. А если серьёзно, надеюсь когда-нибудь встретить свою половину. Каждый мапуля хочет быть просто папой…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах