aif.ru counter
26.06.2015 11:51
Ирина ПРИЛУЦКАЯ
1240

Химики выпали в осадок. Чем закончился кадровый эксперимент в ЮФУ

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. "Аргументы и Факты" на Дону 24/06/2015

В середине февраля члены учёного совета химического факультета ЮФУ написали письмо премьер-министру России Дмитрию Медведеву, который также возглавляет Попечительский совет университета, с просьбой разобраться в сложившейся ситуации: согласно утверж­дённому новому штатному расписанию, в вузе предстоят массовые сокращения преподавательского состава. Обращение также направили Марине Боровской, ректору ЮФУ, и в ряд других инстанций.

Фото: Южный федеральный университет

«Мы обеспокоены так называемой оптимизацией, проводимой на факультете: этим термином руководство прикрывает сокращение штата», - считает Сергей Левченков, кандидат химических наук, доцент кафедры физической и коллоидной химии химического факультета ЮФУ, старший научный сотрудник ЮНЦ РАН.

Необратимая реакция

- Средний возраст преподавателей на факультете 48 лет. Есть пожилые профессора, но треть коллектива составляют учёные до 39 лет, - продолжает Сергей Иванович. - Изначально предложили сократить почти половину преподаватель­ского состава. В итоге решили оставить 44 ставки из 64, т.е. убрать примерно треть людей. Ещё большая угроза нависла над учебно-вспомогательным персоналом. Прежде всего это инженеры и лаборанты. Из 50 ставок намерены оставить 17, хотя эти люди нам совершенно необходимы. На химфаке лаборанты выполняют в корне иную функцию, нежели на гуманитарных факультетах. Они несут важную нагрузку в учебном процессе: готовят растворы и реактивы, проводят учебные практикумы, подготавливают для них оборудование и помещения. Лишних людей у нас нет. 17 лаборантов на факультет - это катастрофа!

- Как отреагировало на ваше письмо руководство университета?

- Прямого ответа мы так и не получили и находимся в подвешенном состоянии. Есть новое штатное расписание, и, хотя приказ о сокращении пока ещё не подписан, это может случиться в любой момент. Предлагают сократить количество практических часов, увеличить количество студентов в группах. И как потом выпускники, у которых не было достаточной практики, пойдут работать на производство? Нет ответа и от председателя Попечительского совета университета, хотя, казалось бы, судьба вуза его должна интересовать особо.

С протянутой рукой

- Но ведь есть коммерческие места. Выходит, факультет не может сам себя прокормить?

- Студентов, которые платят за обучение, не так много. К примеру, в прошлом году из 80 человек только 15 поступили на коммерческой основе. Это очень небольшие деньги. К сожалению, сумма, которая выделяется из бюджета на подготовку студента-химика, очень маленькая. Для сравнения: на обучение историка университет получает всего на 1,5 тысячи рублей меньше. Хотя нам в отличие от гуманитариев нужны не только столы, стулья и доски, но и лаборатории, приборы, реактивы. Мы не раз поднимали этот вопрос на уровне ректората, предлагали обратиться в Министерство образования, писали заявки, но тщетно.

Сергей Левченков. Фото: Из личного архива

Мы сотрудничаем с коллегами из Карнатакского университета в Индии. Вуз, скажем так, средней руки, да и страна не очень богатая, но мы были удивлены, что у них ежегодно химический факультет получает из бюджета около миллиона долларов на материально-техническое обеспечение - покупку реактивов, оборудования, посуды. Нашему факультету в прошлом году на эти цели было выделено всего 420 тысяч рублей, хотя университет имеет статус федерального, а это высшая категория вузов в стране. Покупка оборудования очень дорогостоящее дело. Обставить одну лабораторию специальной мебелью, вытяжными шкафами, химической посудой обойдётся в 1,5 - 2 млн рублей. На каждой кафедре по 3 - 4 учебных лаборатории плюс 4 - 5 научных. На это деньги не выделяются уже давно. Когда ЮФУ только был создан, закупили несколько дорогостоящих приборов, которые, безусловно, помогают науке, но учебные лаборатории нужно полностью переоснащать. У многих реактивов истёк срок годности, есть приборы производства ещё 1950-х годов. Общий практикум по физиче­ской и коллоидной химии находится на уровне 19-го века: одна из «приборных» практических работ, которую выполняют студенты, делается таким же методом, как и в 1850 году. Это было ноу-хау 165 лет назад! Не хватает даже нормальной химической посуды.

Кое-что для практикумов можно купить за счёт грантов. Но, во-первых, это является нарушением правил (фонды финансируют конкретный научный проект, и использовать эти деньги для обеспечения учебного процесса, строго говоря, за­прещено), а во-вторых, гранты - очень непредсказуемая вещь: можно годами подавать заявки, будучи талантливым учёным, и ничего не выиграть. К тому же для работы над интересными проектами нужно иметь хорошее оборудование, которого у нас, повторюсь, нет. Замкнутый круг.

- От этого неизбежно страдает и качество образования?

- Не совсем так. Это не значит, что химфак плохо готовит студентов. Мы стараемся максимально использовать то, что имеем: мы учим их думать, планировать эксперименты. Наших выпускников охотно берут на работу в лаборатории по контролю качества, на таможню, на пищевые производства. Но они туда приходят и впервые в жизни видят приборы, которых на химфаке отродясь не было...

Это не может продолжаться вечно, особенно, если сократить половину сотрудников. К нам недавно приезжал американский учёный Джордан ПОЛЕР из университета Северной Каролины и был очень впечатлён, увидев предоставленную ему лабораторию, в которой, кроме столов, раковины и тяги, ничего нет. Его удивило, как мы, работая в таких условиях, печатаемся в серьёзных научных журналах. Среди 10 самых публикуемых сотрудников ЮФУ четверо - работники нашей кафедры. За прошлый год 24 наши публикации попали в Scopus (реферативная база данных статей из авторитетных научных изданий). Ни один факультет не может похвастать такими показателями в расчёте на одного сотрудника.

Фото: АиФ/ Григорий Белозеров

Игра на понижение

- Какой выход из сложившейся ситуации вы видите?

- Сокращение штата приведёт только к ухудшению. У нас вполне работоспособное учебное и научное подразделение, что подтверждается не только словами, но и публикациями, востребованностью выпускников, высоким конкурсом и пр. Наших выпускников охотно берут в аспирантуру зарубежных вузов. Но суть той политики, которую проводит сейчас руководство, - это сокращение расходов, а не стремление сделать образование лучше. Зачем нужны реформы, которые однозначно принесут ухудшение?

Главная проблема в том, что руководство нашего университета в данном случае подходит ко всем подразделениям с одной меркой - финансовой. Как к ларьку, который должен приносить прибыль. А химфак по опре­делению невыгодный факультет. У нас в лабораториях стоят электрические печи, работает тяга и пр., соответственно химфак тратит на коммунальные расходы несопоставимо больше, чем многие другие факультеты. Но ведь задача университета не деньги приносить, а готовить специалистов и генерировать знания! Мы создаём человеческий капитал, рабочую си­лу, которая принесёт прибыль когда-нибудь потом.

- Вы очень резко высказываетесь. Коллеги поддерживают?

- Сегодня не принято возмущаться. Но ведь речь идёт об очень важных вещах, и наша кафедра едина во мнении. Сокращение касается не только нашего факультета, но пока возмутились только химики, остальные молчат.

Ростовский государственный университет в своё время был одним из лучших в СССР, а затем в России. После создания ЮФУ мы опустились в рейтингах на 25-е место. Если сейчас сократить половину сотрудников, мы рискуем упасть ещё ниже. Вот такая «оптимизация»...

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество