aif.ru counter
608

Закулисье ростовского драмтеатра. Как знаменитым актёрам работалось на Дону

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. "АиФ на Дону" 27/07/2016 Сюжет Год кино на Дону
пресс-служба театра / АиФ-Ростов

Для самого режиссёра работа в провинции была, скорее, в тягость, о чём он не раз писал Станиславскому и Немировичу-Данченко. Завадский мечтал вернуться в столицу, искал для этого любую возможность. Но вынужден был с 1936-го по 1940-й вместе со всей своей труппой сидеть в Ростове.

Когда в Москве началось движение по переброске молодых театров в крупные районные центры, многие труппы попросту отказались ехать. И довольно скоро прекратили своё существование. Театр Завадского творческая ссылка на юг страны фактически спасла.

Правда, Ростов для такой вынужденной миграции был не самым удачным городом. Это сегодня билеты на интересные постановки раскупают за месяц до спектакля, залы переполнены, артистов купают в овациях. Тогда же жители купеческого города предпочитали оперетту и эстраду, а во время спектаклей не могли отказать себе в удовольствии оторвать у пары кресел обшивку. Так что перед Юрием Завадским и его артистами стояла непростая задача - «воспитать рабочие массы».

Гигантский трактор

Творить московским артистам предстояло в новом помещении. В 1935 году завершилось строительство театрального здания, которое по замыслу архитекторов походило на гигант­ский трактор.

«Беду мы почувствовали сразу. Увидели громадное здание, напоминавшее гигант­ский трактор, а внутри массу лишнего пространства. Непомерно широкие коридоры, колоссальное фойе, зрительный зал на 2300 мест (больше, чем в Большом театре) ну и, соответственно, сцена! Мрамор, бархат, плюш - полный «шик-модерн». Всё это было как-то «не по делу», и складывалось впечатление, что задача строителей не создание удобного драматиче­ского театра, а желание щегольнуть размахом: глядите, мол, какой мы в Ростове театр отгрохали, а?!» - вспоминал Рости­слав Плятт.

До Юрия Завадского в театре-тракторе успели поработать и другие режиссёры, но ему было тяжелее остальных, потому что предпочитал он камерное пространство, а в огромном зале просто терялся.

«Я помню, как в нашей маленькой студии (в Москве, в Головином переулке. - Прим. автора) мизансценой становились тончайшие движения актёра, быстрый взгляд, едва уловимая улыбка, комнатные подробности мимики. На ростовской сцене поворота головы было недостаточно, чтобы акцентировать кусок: детали, полутона растворялись в пространстве», - писал Завад­ский.

В 1935 году завершилось строительство театрального здания, которое по замыслу архитекторов походило на гигант¬ский трактор.
В 1935 году завершилось строительство театрального здания, которое по замыслу архитекторов походило на гигант¬ский трактор. Фото: www.russianlook.com

Актёрам приходилось идти на различные хитрости. Например, когда артисты вели диалог с противоположных концов сцены, они совершенно не слышали друг друга. Чтобы не кричать, решили говорить нормально, а когда кто-то один заканчивал свою реплику, то делал партнёру жест, что теперь его очередь.

В провинции

В Ростове театр Завадского поставил более 20 спектаклей. Первой работой стала «Любовь Яровая», произведение Константина Тренёва. Эту пьесу ставили повально по всей стране, Завадскому хотелось как-то выделиться, и он нашёл выход. Действие перенёс  в южный город, в типичный для Ростова дворик трёхэтажного дома с многочисленными лестницами и балконами, а героев наделил характерными чертами донских жителей - говор, загар, простота в общении... Когда занавес опустился, зал взорвался аплодисментами.

В ростовский период своей творческой деятельности Юрий Александрович почти не играл сам. Исключением стала роль Чацкого в «Горе от ума». Но и от неё после третьего спектакля Завадский отказался.

С появлением театра Завад­ского культурная жизнь Ростова стала меняться. Появилась традиция театральных вечеров. Ну а как реагировали на самих артистов местные жители! Например, Вера Марецкая после каждого спектакля буквально утопала в цветах, а когда по улице шёл красивый и статный Николай Мордвинов, ростовчане невольно останавливались и провожали артиста взглядом, машины часто сигналили.

Появилась при театре и студия, куда набирали студентов для обучения актёрской игре. Всё чаще на гастроли в донскую столицу приезжали столичные коллективы. Город постепенно обретал славу культурной столицы юга. Ну а в среде актёров Завадский ввёл традицию собираться раз в неделю и говорить о проблемах, будущих постановках, музыке, живописи и многом другом. Такого раньше в Ростовском драматическом не было никогда.

«Ехали на три года, прожили четыре. Ожесточённая борьба здесь с актёрами старой школы, с авторами, которые считают театр своей вотчиной, с газетами, которые нашли, что они могут властвовать над делами и умами, долго и упорно считавшими нас белыми воронами», - писал в своих дневниках Николай Мордвинов.

Хозяйка сцены

Настоящей хозяйкой ростовской сцены стала Вера Марецкая, которая сыграла здесь одни из лучших своих ролей, многие из которых исполняла потом и в Театре Моссовета. В частности, речь идёт о Катарине в «Укрощении строптивой» и Мирандолине в «Трактирщице».

«Ростов - это моя театральная молодость. Мы работали с большим вдохновением. И хотя в новом театре были свои проблемы, например, скверная акустика, но все эти недостатки компенсировал тёплый приём зрителей и местных актёров», - уверяла артистка.

В Ростове Марецкая не только блистала на сцене, но и наладила личную жизнь. Второй раз вышла замуж: её избранником стал коллега Юрий Троицкий, который позже погиб на войне. Здесь же на Дону она родила дочку, став мамой во второй раз.

Кстати, первым супругом Веры Петровны был Завадский. Они прожили вместе пять лет, растили сына. Но, влюбившись в другую, Юрий Александрович ушёл от жены. Она же осталась ему творчески верна и даже не подумала переходить в другой театр. А приглашений-то было множество.

Работая в Ростове, актриса успела и в кино засветиться (именно в этот период она участвовала в фильме «Член правительства»), и попробовала себя в качестве режиссёра, будучи сопостановщиком спектакля «Павел Греков».

В 1939 году большая часть московских артистов отправились обратно в Москву, покинув Ростовский драматический театр. Марецкая уехала самой последней. Но никогда не забывала донскую столицу и часто бывала здесь на гастролях.

Единственный ростовчанин

Среди актёров театра Завадского был и коренной ростовчанин Ростислав Плятт, который перебрался в Москву с родителями ещё в 1916 году.

Его отец - известный ростовский адвокат Иван Иосифович Плят, поляк по национальности. Имя Ростислав себе придумал сам, прибавил одну букву к фамилии и немного изменил отчество. Мать  Зинаида Павловна Закаменная - украинка из Полтавы.

«Любопытно, что в 1936 го­ду, когда студия Завадского была переброшена в Ростов-на-Дону, театральные сплетники всерьёз подозревали меня в причастности к этой интриге, как единственного ростовчанина в труппе», - вспоминал актёр.

Кстати, сам Ростислав Плятт вовсе не хотел покидать Москву, а к Ростову относился с иронией.

Впрочем, позже актёр полюбил родной город: на закате лет он назвал ростовские годы лучшими в своей жизни.

В Ростове Плятта очень любили. Особенно сложно было до­стать билеты на спектакли, где он играл в дуэте с Верой Марецкой, с которой был очень дружен (даже ходили слухи об их романе). Ну а первый крупный на сцене успех имела роль Фон Ранкена, сыгранная в 1938 году на ростовской сцене.

Эта постановка обнаружила склонность актёра к углублённому, психологически тонкому раскрытию характера. А ведь до этой роли Плятт был признанным комедийным актёром.

В кинематографе актёр начал свою работу с 1939 года. Первая роль - холостяка в фильме «Подкидыш». Популярность Плятта была основана не только на ряде сцениче­ских и экранных работ, но и на человеческих качествах артиста, ставшего воплощением интеллигентности/

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах