aif.ru counter
933

Шедевр или мазня? Как формируются цены на картины современных художников

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. "АиФ на Дону" 10/12/2019
Светлана Ломакина / АиФ-Ростов

Галерея «Ростов» — сегодня едва ли не самая популярная, модная и в то же время демократичная площадка в донской столице.

О художниках, ценах на картины и легендарных историях корреспондент «АиФ-Ростов» поговорила с куратором галереи Ириной Ровер.

Со слезами на глазах

 Светлана Ломакина, «АиФ-Ростов»: Ирина, галерее уже полтора года. Вы сделали не один десяток мероприятий и выставок. И большая часть из них бесплатны. Как такое возможно сегодня, да ещё и в центре Ростова?

Ирина Ровер: Когда идея только родилась, Сергей Валентинович Гайдук, которому и принадлежит эта галерея, поставил перед нами несколько задач. Первая — сделать из этого места общественную площадку, куда бы могли прийти люди самых разных интересов. И чтобы ничто, включая цены на билеты, наших гостей не пугало. Ведь галереи бывают порой настолько «про искусство», что человеку неподготовленному даже страшно зайти. Мы же позиционируем себя как галерея «для города». Поэтому недавно у нас была встреча с космонавтом, потом с художником, который вернулся из экспедиции в Антарктику; у нас проходят литературные вечера и лекции. И даже на 2020 год уже расписана программа.

— Кто ваши посетители?

— Изначально мы открывались к чемпионату мира-2018. И нашей целью было показать гостям города Ростов, каким мы его помним и любим — много зелёни, чудесные южные улочки, старые дома, резные двери, люди. Работ было так много, что меня не раз упрекали за «ковровую развеску» (когда работы висят очень плотно). Но «ковровая развеска» — это тоже по-ростовски, богато и концентрировано. Так вот мы ждали гостей, а пошли горожане. Их было невероятное количество. Некоторые даже плакали: «это моя улица!», «это мой двор!»

Директор Центрального рынка Юрий Муковоз на одной из картин увидел дом своего детства, кто-то ещё что-то. Люди благодарили, писали отзывы. И мы поняли, что первые, кому нужна наша галерея — это сами ростовчане, наши горожане. Это словосочетание я произношу всё чаще и чаще, потому что оно очень точное. Днём к нам приходят студенты и школьники, вечером парочки, люди после работы. На выходных у нас целые семьи.

Почём нынче искусство?

— Назовите несколько имён самых популярных сегодня в Ростове художников?

— Скульптор Маша Богораз, акварелистка Ирина Мотыкальская, художница и перфомансистка Инна Фёдорова, живописец Александр Савеленко, художница Татьяна Лусегенова, потрясающий художник Дмитрий Мясников. Последнее имя — это звезда новой российской живописи.

Посмотрите его «Жнецы жнут» и  «Жнецов ждут». Может быть, кто-то скажет, что эти работы слишком политизированы, но пройдёт 20-30 лет и его картины будут висеть как произведения искусства, актуальные для своего времени.

— А может, не будут?

— Будут. Это всегда видно. Для того, чтобы художник вошёл в историю, у него должен быть серьёзный бэкграунд, образование. Своя история, лицо в живописи. К примеру, Александр Савеленко — окончил училище им. Грекова, преподает там же, имеет за спиной десятки выставок, работы находятся даже в зарубежных музеях.

— Ирина, вижу в углу работы художника Игоря Михайленко, стоимость 200 тысяч рублей. Для меня трудно понять, как формируется цена картины. Но один очень умный и успешный художник объяснил, что цена на работу базируется на внутренних ощущениях художника. Одна и та же картина может стоить как пять тысяч рублей, так и пятьсот. Это правда?

— Теоретически это так. Но есть цена, на которой художник держит уровень своих работ. Друзьям он может продать её и дешевле. У каждого свой маркетинг, а поскольку мы не салон продаж, то в это не вмешиваемся.

Кстати, о том, как дёшево покупать работы, я не так давно писала в Инстаграме. Американская супружеская пара Фогель — она библиотекарь, он работник почты — собрали за жизнь около пяти тысяч картин. Это одна из самых ценных коллекций в США, притом что жили супруги в однокомнатной съёмной квартире. Супруги вели насыщенную культурную жизнь. Они ходили на выставки, знакомились с художниками, начинали с ними дружить, и это личное отношение сказывалось на стоимости работы. Часть картин им просто дарили, часть они покупали с огромной скидкой. Однажды получили работу в подарок за то, что присматривали за котом художника. Со временем попасть в коллекцию Фогель стало престижным. Они делали свои выставки и, что бы ни случалось в их жизни, не продали ни одной картины. В 1992 году супруги передали всю коллекцию в Национальную галерею искусств, которую выбрали потому, что вход туда свободный. И таких удивительных историй в мире немало.

Шедевр с распродажи

— Много лет назад я ездила в Семикаракорск к художнику Николаю Медведеву. Он тогда уже был почти слепым, жил в нищете, рисовал чуть ли не на обёрточной бумаге. Акварели свои достал из-за печки. А потом я узнала, что в своё время он был очень успешным. Но начал пить и дошёл до дна. Нельзя ему было помочь?

— Ему помогал один коллекционер — покупал его работы. Он и хоронил художника, если я не ошибаюсь. Медведев не умел продавать свои работы, и многие не умеют, потому что у нас нет как такового арт-рынка, нет длительной сформированной столетиями истории, как на Западе. Посмотрите сериал «Пикассо», там очень хорошо показано, как всё начиналось — были коллекционеры, дилеры. А в России (тогда СССР) существовал один заказчик — государство и Союз художников. Не было галерей, продавать работы было запрещено, рынок не сформирован.

Не сформирован он и сейчас — не принято у нас покупать живопись. В ресторане мы можем оставить 50 тысяч рублей за банкет, а картину купить за эти деньги — дороговато. Тем более в «Икее» всегда можно купить прекрасный постер...

— Ирина, вы готовите цикл лекций о истории коллекционирования, об чудесных и странных приобретениях картин. И я уже читала у вас совершенно удивительную историю о том, как одна американская дама купила работу Поллока.

— Да, дама, водитель грузовика, решила пошутить над своей подругой — купила на гаражной распродаже за 5 долларов огромную картину, которая в итоге не влезла в трейлер подруги. Картину облокотили на дом, сами сели напротив с пивом, решили побросать в полотно дротиками. Но, к счастью, заговорили «за жизнь» и забыли о своём намерении. Подруги разошлись, а картина осталась. Новая хозяйка решила от неё избавиться, вытащила уже на свою гаражную распродажу, где к работе подошёл преподаватель школы искусств и сказал: «Это похоже на работу Поллока, вы бы обратились к искусствоведам, потому что если это действительно так, у вас у дома стоят несколько миллионов долларов». Женщина обратилась к искусствоведам, они над ней посмеялись, но какой-то канадец заинтересовался, сделал сравнительный анализ и сказал, что да, это Поллок.

Или вот ещё одна история. Французская 90-летняя старушка собралась в дом престарелых. Её родственники обратились в местный аукцион с просьбой «оценить завалы и расчистить мусор». Оказалось, что старая доска, висевшая над печкой — это картина «Осмеяние Христа», созданная в 1280 году. 27 октября этого года работа была продана за 24 млн евро. Естественно, это уникальные случаи, но надо понимать, что революции, войны, которые происходили в нашей стране, повлекли за собой великую миграцию произведений искусства, и, возможно, у вашей бабушки тоже есть какая-то особенная икона или картина.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах