aif.ru counter
1010

У знаменитого шолоховского Гришки Мелехова был подлинный прототип

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. "Аргументы и Факты на Дону" 30/09/2011

Первый том будущей великой эпопеи вышел в свет спустя год, вызвав восхищение у современников. Читатели забрасывали автора письмами, требуя продолжения повествования о судьбе главного героя.

Что мог ответить им Шолохов? Не рассказывать же было, что в то самое время, как типографии печатали свежий тираж, реальный прототип Григория Мелехова лёг в безвестную могилу, расстрелянный без суда в чекистской тюрьме.

О том, существовал ли Гришка Мелехов на самом деле, или же в его образе автор вывел собирательный тип донского казака, Шолохова начали спрашивать сразу же после выхода романа. Долгие годы писатель отнекивался, утверждая, что его герой - фигура, полностью вымышленная. Лишь в середине семидесятых, уже став заслуженным классиком и нобелевским лауреатом, Михаил Александрович признался литературоведу Константину Прийме: прообразом Мелехова был реальный человек - вёшенский казак, полный георгиевский кавалер Харлампий Ермаков, история жизни которого во многом и послужила основой для романа.

Казачья воля - печальная доля

«Мелеховский двор - на самом краю хутора...» - известными строками начинается «Тихий Дон». Как установили исследователи, крепкий курень Ермакова действительно стоял когда-то на окраине хутора Базки. А дальше так и вовсе по тексту как по жизни. Дед Харлампия на самом деле привёз из турецкого похода на Дон жену-полонянку, отчего и пошли чернявые дети. И с замужней соседкой Ермаков также крутил по молодости, как и книжный Гришка. Незадолго до Первой мировой ушёл на службу. Воевал на германском фронте, за отчаянную храбрость заслужил четыре «Георгия» и офицерский чин хорунжего. Вернувшись в конце 1917-го в родной хутор, выходец из голытьбы Ермаков без колебаний примкнул к красным. Вскоре командир революционных казаков Подтёлков назначил отважного рубаку своей правой рукой. Однако спустя год между товарищами случился разлад. Разгромив отряды полковника Чернецова, Подтёлков приказал казнить всех пленных, для примера лично зарубив шашкой десяток станичников.

- Убивать казаков без суда не дело, - возразил ему Ермаков. - Многие были взяты белыми по мобилизации, а многие по темноте своей одурманены. Революция не для того делалась, чтобы людей десятками в распыл пускать.

Рассвирепевший Подтёлков приказал Харлампию лично встать к эшафоту. Но тот в ответ увёл свой отряд за Дон. Возможно, та кровавая казнь, положить конец которой он оказался не в силах, заставила его пересмотреть свои взгляды. Вскоре вместо алой ленты на папахе Ермакова уже сияла кокарда. Снова со своим бывшим командиром Харлампию довелось встретиться весной 1918-го, когда пленный Подтёлков сам оказался на виселице. И опять на приказ привести приговор в исполнение Ермаков ответил отказом. Военно-полевой суд приговорил Харлампия к расстрелу, однако казаки заступились за своего командира и под угрозой восстания заставили пересмотреть решение.

У белых Ермаков прослужил год. Во время Вёшенского восстания командовал дивизией, вместе с Добровольческой армией дошёл до Новороссийска, где разгромленные части генерала Кутепова в панике садились на пароходы. Но отважному донцу эмиграция была не по сердцу. Дождавшись, когда пирс займёт корпус Будённого, Харлампий сложил оружие. Как оказалось, вчерашние противники были наслышаны о его славе солдата, а не палача.

В Первой конной Ермаков получил под начало отряд, воевал с Врангелем и белополяками, сам Троцкий вручил ему за заслуги именные часы. В 1923-м Ермакова назначили начальником Майкопской кавалерийской школы. Правда, на этой должности он пробыл недолго, вскоре выйдя в отставку.

Отчего же обладателя такой биографии предпочли забыть?

Расстрелян без суда и следствия

В архивах Ростовского управления ФСБ до сих пор хранится три тома следственного дела №45529. В них дан ответ на вопрос, отчего имя Ермакова оказалось надолго вычеркнутым из истории.

Оказавшись после демобилизации в родном хуторе, отставной красный командир занял пост председателя сельсовета. Там и повстречал его молодой Шолохов. История Харлампия, метавшегося в поисках правды от красных к белым, заинтересовала писателя. Как позже рассказывала дочь бывшего хорунжего известному шолоховеду Феликсу Кузнецову, это и погубило её отца: Ермаков не скрывал, что творили в Гражданскую на Дону и белые, и красные, заодно давая оценки новой власти. «Все думают, что война кончилась, а она теперь против своих идёт, страшнее германской...» - говорил он.

Вскоре в Базки нагрянул оперуполномоченный ГПУ.

Неизвестно, что именно так возмутило чекистов. Гражданская война и казачье восстание и без того ещё оставались в народной памяти. Не тот ли факт, что кто-то собирает конкретные сведения о большевистском терроре? В деле Харлампия находится письмо, посланное ему Шолоховым весной 1926 года, когда тот только задумывал «Тихий Дон»: «Уважаемый товарищ Ермаков! Мне необходимо получить от Вас некоторые сведения относительно эпохи 1919 года. Сведения эти касаются мелочей Верхне-Донского восстания. Сообщите, в какое время удобнее будет приехать к Вам». 

В начале 1927 года Ермакова арестовали. На основании показаний восьми свидетелей его признали виновным в контрреволюционной агитации, заодно припомнив былые грехи. Суда не было: дело в особом порядке направили в Москву, где за закрытыми дверями Президиум ЦИК под председательством Калинина приговорил Ермакова к расстрелу. 17 июня приговор был приведён в исполнение.

Нежданный памятник

Место захоронения Ермакова так и осталось неизвестным. Гриф секретности с дела сняли лишь в начале девяностых - тогда и стало известно о трагической судьбе казака, оказавшегося прообразом шолоховского героя. Впрочем, легенду о том, что у Гришки был живой прототип, в донских хуторах передавали из уст в уста и прежде. Говорили, правда, тайком. Советская власть не приветствовала разговоры о расказачивании. Так, весной 1981-го случился конфуз: на крутом донском берегу близ хутора Калининский неожиданно появился обелиск. На металлической пластине значилось: «Прототипу главного героя "Тихого Дона" Ермакову Харлампию Васильевичу. Лихому рубаке и отчаянно храброму человеку. 1891 - 1927 гг. Вечная Вам память».

Новость о появлении памятника белому офицеру вызвала немалый переполох. Органы кинулись искать вольнодумца в районе, не подозревая, что таинственный скульптор на самом деле не имеет к казачеству никакого отношения. Как выяснилось позже, монумент изготовил и тайно привёз к хутору рабочий горьковского автозавода Иван Калеганов, страстный поклонник «Тихого Дона», случайно узнавший о Ермакове. Без лишнего шума обелиск убрали. Сейчас он хранится в музее Шолохова в Вёшенской, оставаясь памятником сразу двум героям - литературному Мелехову и его реальному прототипу.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах