aif.ru counter
208

Звёзды кино вспоминают Ростов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. "Аргументы и Факты" на Дону 25/06/2014

Лев Дуров:

- В шестидесятые годы артисты Театра Ленинского комсомола часто приезжали в Ростов. Одну историю помню по нынешний день. Нам с Ширвиндтом и Державиным дали общую гримёрку. И вот перед началом спектакля они решили разыграть гримёра.

Лев Дуров Фото: www.russianlook.com

Дело так было. Шура тяжело вздыхает и с досадой начинает бормотать:

- И почему мы взяли только по одному!.. Да и рубашки надо было брать по три, а не по две…

- А я ведь тебе говорил, - укоряет Михаил.

- Говорил…

Опять молчат.

- Ладно, Саша, - успокаивает товарища Державин, - завтра поедем и ещё возьмём.

- А вдруг уже не будет? - беспокоится Александр.

- Да нет, ты же видел: там было много.

Диалог внимательно слушает гримёр:

- Вы о чём, ребята? - наконец спрашивает он.

- Да ни о чём, просто так.

Но гримёр уже почувствовал, что это не «просто так», и начинает канючить:

Михаил Державин Фото: www.russianlook.com

- Ну что, жалко, что ли, сказать? Сами же говорите, что там много.

- Ладно, чёрт с тобой, - сдаётся наконец Ширвиндт и смотрит на друга. - Сказать, что ли?

- Да уж говори, - обречённо соглашается Михаил. - От него ведь не отвяжешься.

- Спускаешься по Чехова к Дону. Двухэтажный дом справа, вход со двора, - шёпотом произносит Александр, оглядываясь на  дверь.

- И что там? - гримёр тоже переходит на шёпот.

- А там продают английские замшевые пиджаки по цене двух бутылок и рубашки любых расцветок. Сколько здесь три, в Москве одна стоит. Да и не найдёшь таких в Москве.

- А что так  дёшево? - недоверчиво спрашивает гримёр.

- Контрабанда, - поясняет Державин. - Им, видно, нужно быстрее сплавить товар. Только ты - никому!

Гримёр несколько минут молчит, потом не выдерживает нервного напряжения и осторожно спрашивает:

- Ребята, я вам, наверное, уже не нужен?

- Конечно. Иди отдыхай.

- Гримёр пулей выскакивает из комнаты, а поскольку у меня выход был только в конце спектакля, я тоже выскочил на улицу, схватил какого-то частника и поехал к дому, который только что Шура назвал, - вспоминает Лев Дуров. - Очень хотелось понаблюдать со стороны за тем, как история будет развиваться.

Притаился за деревом. Наконец минут через пятнадцать наш гримёр появляется в компании с несколькими артистами - идут настороженно, оглядываясь по сторонам. Заходят во двор. Но им говорят, что никакие пиджаки здесь не продаются, есть разве что керосиновая лавка.

Но гримёр-то понимает, что всё это камуфляж, и начинает давить на продавца:

Александр Ширвиндт Фото: www.russianlook.com

- Чего вы боитесь? Мы московские артисты: сегодня здесь, завтра там. Никто ничего не узнает. Всё будет шито-крыто. А мы у вас весь товар заберём.

Керосинщик начинает заводиться:

- Какой товар? Вот мой товар - керосин. Хотите - берите, хоть весь! Какие замшевые пиджаки? Вы с ума сошли! Какой дурак будет держать в керосиновой лавке замшевые пиджаки?

Но поскольку шумиха поднялась нешуточная, то соседи полезли в лавку, дабы лично убедиться, что пиджаков у керосинщика действительно нет.

В театр вернулись мрачные и с желанием отомстить…

Нина Архипова:

- Я очень дружила с Евгением Весником. И вот он рассказывал, как однажды оказался в Ростовском аэропорту с великим Александром Вертинским. Дело в том, что они летели в Адлер на съёмки в разных фильмах, но из-за непогоды Адлер не принимал и самолёт приземлился в Ростове - рейс отложили до утра, а у артистов была только мелочь в карманах.

Вертинский - человек легендарный, но невероятно скромный: никогда не умел пользоваться своей славой, готов был голодать, ночевать вместе со всеми на жёсткой скамье аэровокзала, только бы избежать пристального к себе внимания.

Спасти ситуацию решился Евгений Весник.

- Александр Николаевич, у меня в Ростове знакомые, - сказал он. - Я возьму машину, «слетаю» в город, быстренько достану денег и вернусь. А вы пока можете заказать ужин в ресторане. Всё будет в порядке.

- Хорошо, - согласился Вертинский, - а по прибытии в Адлер, как только получим жалованье, рассчитаемся.

Женя выскочил на улицу, поймал такси, поехал в город, хотя никаких знакомых у него, конечно же, в Ростове не было. Зато на руке были хорошие часы «Москва». Стоили они тогда четыреста рублей: если бы он их продал даже за триста, то артистам вполне хватило бы и на ночлег, и на ресторан.

Пока доехал до центра, на счётчике уже отстучала приличная сумма.

Александр Вертинский Фото: Commons.wikimedia.org

Обратился к милиционеру:

- Где здесь можно продать часы?

- А сегодня скупка не работает: воскресенье.

- Что же мне делать?

- Здесь недалеко часовой мастер живёт, - сказал милиционер. - Зайдите к нему домой. Может, он у вас купит.

Рассказал, как найти этого мастера. Весник быстро нашёл квартиру, звонит в дверь, рассказывает ему всё как есть: про посадку, про Адлер, про съёмки, о Вертинском.

- Боже мой! Как я его люблю! - кричит мастер. - Но могу дать максимум двести рублей. Больше никак!

Делать нечего, Женя берёт деньги. Хватило их только на то, чтобы расплатиться за такси и за ночлег.

Вернулся в аэропорт. Нашёл Александра Николаевича в ресторане. Сидит, ждёт. Хорошо ждёт: «Рябиновая на коньяке», всевозможная закуска вплоть до икры. Весник холодеет. Чем платить? Но вида не показывает - идёт на кухню и спрашивает:

- Кто обслуживает Вертинского?

Подошла молодая девушка. Всё ей рассказал. Отдал паспорт, она ему - свой адрес. Договорились: как только прилетит в Адлер, тотчас вышлет ей деньги, а она - паспорт.

- Только Вертинскому ничего не говорите! - попросил он её. На том и разошлись. Весник вернулся за столик, сказал, что рассчитался с официанткой.

А наутро они прилетели в Адлер: Женя выслал деньги, а ему прислали паспорт.

С тех пор Женя часто вспоминал Ростов…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество