aif.ru counter
33

Семь "Я" мамы Тани

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43 27/10/2010

В одиночку она воспитала семерых детдомовских детей

- Видите, какой красивый мой бывший муж, - Татьяна Александровна показывает чуть пожелтевшую фотографию в семейном альбоме. - Он военный. Вместе мы сменили 9 мест. Поначалу он служил в Германии, там родились две наши дочки - Оксана и Ульяна.

- После его отправили на Дальний Восток. Хабаровск, Амурск, Советская Гавань... - вполголоса перечисляет она. - В Советской Гавани родилась Диана. Потом 2 года мы жили в Ленинграде. Затем мужа перевели на Украину, где родился наш четвёртый ребёнок - Володя. Когда ему было полтора года, муж (он был уже командиром части, подполковником) встретил другую, она была на 19 лет его младше, красавица. Никто не виноват. Мы развелись.

Взяв детей, Татьяна вернулась к маме - в село Новопавловка в 10 км от Кашар. Ей было 36 лет, и надо было строить жизнь заново.

И тогда ни она, ни кто-либо из её родных и представить не могли, что 7 лет спустя она станет единственной на Дону, кто в одиночку, без мужа, решится создать приёмную семью, взяв в неё семерых маленьких детдомов.ских детей.

Не на лето, а на лета

Но тогда, в середине 90-х годов, Татьяне Васильченко даже толком негде было жить. С детьми (старшей, Оксане, было 15 лет) она поселилась у мамы, в маленьком 2-комнатном деревенском доме. Чтобы не стеснять мать, в конце концов пошла к председателю колхоза.

- Я попросила хоть какое-нибудь жильё. Председателем была женщина, она развела руками. Всё, что было, - детский сад, который лет десять как стоял за.крытым, - вспоминает она. - Председатель честно предупредила, что от него отказались уже три семьи. Там не было полов, окон. Но я не испугалась.

Татьяна с детьми отломали несколько секций от бесхозного деревянного забора. Положили их на опоры там, где вместо пола были ямы. Постелили линолеум. Попросив у знакомых старые стёкла, привели в порядок ветхие оконные рамы. Те проёмы, куда стёкол не хватило, попросту забили фанерой.

Затем остро встал вопрос о том, на что содержать семью. Бывший муж помогал, но этого не хватало. Устраиваться же по специальности - воспитателем детсада (воспитателем Татьяна, колеся с мужем по стране, проработала почти 20 лет) в селе было негде. Поначалу она с детьми выживала благодаря небольшому хозяйству - корове да нескольким поросятам. Когда две старшие дочери окончили школу, Татьяна решила рискнуть (терять было нечего) и .устроиться продавцами на ростовском рынке. Торговали носками, ремнями, галантереей. Но если у дочерей дело пошло, то Татьяна понимала, что занимается не своим делом. Да и зазывать покупателей, навязчиво расхваливать товар у неё не получалось.

- Откровенно говоря, всё, что я умею в жизни, - это воспитывать детей, - словно извиняясь, говорит она.

После она пыталась найти себя в ещё одной профессии - заочно выучилась в Ростове на психолога, устроилась работать в новопавловскую школу. Но грянуло сокращение штата. Ставка психолога первой пошла под нож.

Собственно, взять на себя заботу о чужих детях её подтолкнул случай. Однажды подруга, работавшая в детдоме, попросила взять на лето нескольких сирот. Полагалось ли за это вознаграждение, Татьяна так и не поняла. Но подумала: почему нет? В окрестностях села 5 речушек. Летом в огороде у её хатки яблони ломались от яблок. Чтоб оформить документы, надо было ехать в Ростов, в Минобразования. А там, посмотрев на женщину с добрыми, будто у ребёнка, глазами, предложили взять детей не на лето, а... на много лет. Другими словами, открыть приёмную семью.

Самые счастливые в деревне

- Я решила для себя несколько вещей. Например, что возьму только детей, у которых нет родственников. Ведь те нередко неблагополучны. А я одна, в случае чего не смогу дать отпор, - вспоминает она.

Другим решением Татьяны стало взять только девочек ("кстати, у нас в районе есть такая приёмная семья, в ней семеро девчат") и чтобы им было не больше 8 лет. Два последних условия выставил её младший сын Володя, которому тогда, в 2001-м, как раз исполнилось 8. С решимостью чётко следовать этим принципам Татьяна и поехала по детдомам Ростова, Новошахтинска, Шахт. Жизнь распорядилась по-другому. В первом же детдоме Татьяна пожалела малышей - брата и сестрёнку Петю и Русанну, у которых на всём белом свете не было ни одной родной души. Дети были цыганчатами, их нашли на Ростовском вокзале.

- Рассказывая о них, директор детдома обмолвилась, что вот их-то вряд ли кто возьмёт, - вспоминает Татьяна.

Потом ей запомнились глаза Серёжи. Не решалась нарушить слово, данное сыну. Уехала, а после всё равно вернулась в этот детдом. И уезжала уже с мальчишкой, крепко вцепившимся в её руку. Следом привезла в дом Игорька - мальчишку уже дважды брали семьи, но оба раза возвращали.

Как сейчас припоминают Васильченко, вроде в одной из тех семей мальчик что-то сломал. Другим родителям не глянулся своим вечно насупленным лицом.

- Не-е-т, - смеётся уже подросший Петя, имея в виду, что, попав к Татьяне, мальчишки оставались мальчишками, а не делались вмиг паиньками.

Татьяна баловала своих детей. Не глядя на то, что на ребёнка выделяется строго определённая сумма, накупала девочкам куклы, мальчишкам - игровые приставки.

- У нас все деньги идут в общий котёл, - поясняют в семье.

Из-за "Денди", популярной в мальчишечьей среде игровой приставки, в семье сгорело два телевизора. "Но что поделаешь", - разводит руками Татьяна. Зато, играя в "Денди", её мальчики были самыми счастливыми в деревне.

...Наташа глянулась Татьяне ласковым, хотя и гордым, нравом. У девочки оказалось множество родных, да только никто из них ею за 9 лет так и не поинтересовался.

- Что касается родственников моих детей, мы решили так, - говорит Татьяна. - Раз, кроме Серёжиной бабушки, никто .узнать о них не захотел, мы их искать не будем, пока детям не исполнится по 18 лет. Но я пообещала каждому: тогда мы их обязательно найдём. В конце концов, в жизни бывают разные ситуации. Может, скажем, это не папа, живой и здоровый, не хочет общаться с дочкой, а против общения его новая семья.

А последними в дружный коллектив семьи Васильченко влились сёстры Лена и Ира.

Миссия выполнена?

Как о любой счастливой семье, о Васильченко можно рассказывать долго. Несколько детей отменно готовят.

- Мы с Ульяной (дочь Ульяну Татьяна уговорила стать вторым воспитателем в приёмной семье) в первые же дни купили детям по тетради. И расписали, как готовить те или иные блюда, - вспоминает Татьяна. - Вплоть до элементарного: чтобы сделать бутерброд, надо разрезать хлеб, намазать маслом. Положить сыр, колбасу или просто порезанной зеленью посыпать. В результате, уезжая в поликлинику с больным ребёнком, за лекарствами, за продуктами, я всегда была спокойна, что дети не голодают.

Оказалось, что у Игоря музыкальный слух. Петя стал душой сельской мальчишеской компании. Ира выросла книгочеей. И т.д. Татьяна Александровна победила большинство их болезней.

Казалось бы, дети почти выросли. Сейчас с Татьяной живут четверо школьников, остальные уже студенты. Скоро дело, ставшее делом её жизни, закончится. Вот только закончится ли?

- Это мои пусть не кровные, но родные дети, - без пафоса говорит Васильченко.

А значит, душа за них у матери болит всю жизнь. Новая идея Татьяны Александровны - организовать маленькую семейную пекарню, где дети (если захотят вернуться в село) смогут зарабатывать себе на жизнь. Бизнес перспективен.

- К нам в село даже хлеб возят только трижды в неделю, а сдобу - и вовсе только по праздникам, - говорит Татьяна.

Четверых детей она заразила своей любовью к кулинарии - Лена, Ира, Петя пекут лучше многих взрослых хозяек. Наташа сейчас учится на повара-кондитера. Всё упирается в деньги: в кредите 53-летней Татьяне Васильченко банки уже отказали. Тогда она... заняла у всех родных 60 тыс. руб. Вдобавок часть стройматериалов семье продали в рассрочку на полгода. Васильченко привели в порядок старый гараж. И совсем недавно открыли в нём крошечный продуктовый ларёк, назвав его "Мечта". Значительная часть выручки откладывается на оборудование для той самой пекарни.

Виктория ГОЛОВКО

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых