aif.ru counter
49

Крестьянское гнездо птичников Хромовых

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25 23/06/2010

Им не страшны ни кризисы, ни засухи

- Больше всего не люблю, когда на жизнь жалуются. И власти им плохие, и Бог несправедлив. А я считаю, что каждый получает по заслугам. Будем работать - будем жить. И кризис этот переживём, и всё остальное. Было бы желание, - Анна Хромова смахивает с чёлки соломину, и я замечаю её не по-деревенски ухоженные руки со свежим маникюром.

Анна вообще нетипичная селянка: спортивная, подтянутая, в чистой выглаженной униформе. И подворье её больше похоже на версальский парк: кованые решётки, благоухающие розарии, в просторных залитых солнцем комнатах - драпировка стен и мебель в стиле барокко.

- Этот дом - наша с Валерой мечта, - с гордостью показывает свои владения хозяйка. - На воплощение её ушло семнадцать лет. Муж сам придумал дизайн, сам ковал решётки, сам красил, выпиливал. А я помогала. Мы вообще всё делаем вместе...

Вместе они организовали и своё дело - семейную птицеферму, слава о которой разнеслась далеко за пределы Тарасовки.

Любовь и куры

Собственно, и мечты, и общее дело начались для Хромовых с курортного романа.

...Анна перенесла тяжёлый развод с первым мужем, затем - автокатастрофу, в которой чудом осталась жива. После выписки из больницы по совету врачей отправилась в санаторий. Там она и повстречала Валерия. Его судьба тоже не баловала: за плечами были Чернобыль и неудачный брак.

- Мне тогда исполнилось 35 лет, Валере - 27. Но мы влюбились с первого взгляда, как подростки, - улыбается Анна. - Чуть ли не сразу решили, что будем жить вместе. Планировали будущую жизнь, мечтали...

"А давай попробуем открыть свою птицеферму", - предложила Анна.

Во время одной из курортных прогулок пришла и идея своего бизнеса. Влюблённые забрели на местный рынок. Среди южных фруктов и овощей Аня увидела выводок маленьких утят. Коробки с жёлтыми пищащими комочками пользовались у покупателей спросом.

Тогда эта идея больше походила на бред: на дворе начало девяностых, сельское хозяйство в загоне, предприятия закрываются одно за другим, да и попросту ни на закупку оборудования, ни на корма денег не было. Но, чтобы не огорчать Аню, Валерий согласился.

- Вскоре после переезда Валеры в Тарасовку мы купили на все скопленные "капиталы" двести утят. Жили тогда в маленьком домике я, мой пятнадцатилетний сын, муж и птенцы, - вспоминает Анна. - Мы ухаживали за ними, как за детьми: ночами вставали - следили, чтоб не замёрзли или не перегрелись от лампы, чтобы сильные не задавили слабых, чтобы ели правильно...

Первый утиный "выпуск" принёс хозяевам чистой прибыли по одному рублю с одной птицы. Хромовы ехали с рынка домой и пели от счастья. На вырученные деньги купили уже вдвое больше птенцов ...

- Но жили мы скромно, ничего лишнего не покупали: копили на расширение - на постройку сараев и закупку оборудования, - вспоминает Анна. - Потом ездили на успешные птицефабрики набираться опыта: учились правильно подбирать корма, прикормки, закупили гусят, индюшат, цыплят.

Глядя на такое рвение Хромовых, директор одной из птицефабрик подарил им целую линейку отсеков для выращивания птенцов. Пусть оборудование было и неновым, но Валерий кое-что подпаял, кое-где подлатал, и система заработала. Подарок оказался поистине царским: во-первых, он позволил тарасовским предпринимателям в разы увеличить количество птицы, а во-вторых, стоимость его по нынешним временам составляет порядка 600 тысяч рублей.

"Мы верили, что прорвёмся..."

Однако с развитием бизнеса начались и проблемы: денег в обороте всё-таки не хватало. Анна договаривалась с птицефабриками и комбикормовыми заводами о закупках в долг: мол, вырастет птица, тогда и расплатимся. Кредиторы ей почему-то верили...

- Несколько раз было так, что у нас воровали деньги, которые мы везли поставщикам. Однажды на стоянке прокололи колесо. Пока мы с ним возились - "ушла" сумка с деньгами и документами, - вспоминает Анна. - Второй раз на трассе сломалась машина - та же история. Мы возвращались домой, собирали всё, что есть, до копейки, и везли поставщикам. Часто неполную сумму. Но люди входили в наше положение и откладывали выплату до следующей продажи птицы... Мы не вылезали из долгов, но верили, что прорвёмся.

И прорвались. В Тарасовском районе подобного хозяйства сегодня нет. Несколько лет назад Хромовы заключили контракт с питерской птицефабрикой, и теперь каждый год перед началом сезона в Тарасовку едет несколько рефрижераторов суточных бройлеров. Анна призналась: они рады были бы закупать цыплят и поближе, но наши, местные, уступают и по цене, и по качеству.

В докризисном, 2007 году на семейной птицефабрике Хромовых выращивалось до 200 тысяч (!) птиц. Для такого разросшегося хозяйства пришлось даже выкупить соседский двор и выстроить полноценную птицеферму. Здесь уже и отдел "малышей", и отдел "подростков" на выкорм, и совсем взрослые птицы. Те, что не распродаются живьём, идут на убой. За свежими деревенскими тушками приезжают оптовики из столицы. Часть битой птицы Хромовы продают на местном рынке, часть уходит прямо со двора.

Заветная мечта

Несмотря на такое большое хозяйство, сторонних людей в свой бизнес они не привлекают. Работают тем же семейным подрядом: Анна, Валерий, сын Сергей и невестка. Помогают и внуки-школьники.

- Встаём в пять утра, ложимся заполночь, но не жалуемся, ведь работаем на себя. Огромных денег не накопили, но одеться, обуться и содержать дом хватает. Дважды брали кредит по 300 тысяч. Один раз в 2007 году, когда зерно было дорогое и денег на корм не хватало, второй недавно - из-за кризиса, - рассказывает Анна. - Ситуация сейчас непростая: у людей нет денег. Если раньше брали по сто - двести цыплят, то теперь максимум пятьдесят. Соответственно мы закупаем в два раза меньше птицы. Плюс упала цена: в прошлом году утёнок стоил 55 рублей, а в этом уже 30. Это при том, что стоимость комбикормов растёт. Но нам ещё повезло: кормами нас выручает сын.

Сын Анны Сергей решил расширить семейный бизнес - взял в аренду 200 гектаров земли, купил полуразвалившиеся комбайн и трактор, отремонтировал их и начал выращивать пшеницу, ячмень и подсолнечник. Раньше возил зерно в Ростов на элеватор. А в прошлом году, когда цены упали до двух рублей за килограмм, оставил весь урожай на ферме: кормить птицу оказалось выгоднее, чем продавать зерно за копейки.

- Пока сын в убытках, - показывает мне полный амбар хозяйка. - Но бросать не хочет - надеется, что что-то изменится в лучшую сторону. Может, наконец-то наши чиновники толковую программу по поддержке фермерства разработают, стабильную цену на зерно установят. Хотя бы по четыре рубля за кило! А пока мы надеемся только на себя. И я верю, что у сына всё получится. Во-первых, у него есть желание работать. А во-вторых, мы поможем. В современных условиях наладить своё дело очень сложно. Ведь в начале девяностых многое можно было получить почти даром. Фермерам даже технику раздавали. Хорошие хозяева использовали её с умом, ремонтировали, что-то докупали, расширяли хозяйства. Плохие - выжимали из того, что получили, всё возможное и бросали дело. Тогда всё зависело от человека. Сейчас же всё упирается в деньги. Поэтому мы с Валерой работаем для того, чтобы дети и внуки остались в селе и продолжили семейное дело. Это наша самая заветная мечта...

Светлана ЛОМАКИНА. Фото автора

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых