468

Момент истины для карателей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18 05/05/2010

Пока одни жители Дона погибали на фронте, другие встречали фашистов цветами

О том, как после войны искали предателей, "АиФ на Дону" рассказал полковник КГБ в отставке Николай Бабушкин.

- Вы прошли всю войну, воевали в авиации и сапёрном батальоне, затем более 20 лет в числе прочих занимались розыском бывших фашистских палачей. Как вы оказались на этой работе?

- В 1968-м меня перевели в Ростовское областное управление КГБ СССР. Несмотря на то, что после окончания войны прошло уже более двух десятилетий, органы безопасности активно продолжали искать на.цист.ских преступников. Так, ко мне однажды попали в руки материалы на членов группы "гехаймфельдполицай" - военной полиции вермахта. Эта команда занималась страшными делами: её основной задачей была ликвидация советских граждан в тылу наступавшей на Сталинград армии Паулюса. Казнили не только партизан и подпольщиков, а всех, кого хоть малейшим образом подозревали в симпатиях к Советской власти. Поэтому чужую кровь полицаи лили рекой. Причём в составе фельдполиции служили не только немцы, но и большое количество граждан СССР, добровольно перешедших на сторону врага. Их поиском мне и поручили заниматься.

- Неужели за предыдущие годы КГБ не успел отыскать бывших полицаев? Не доходили руки?

- На самом деле многих из них установили сразу же после окончания войны. Но вот какое дело: сейчас много говорят о том, что всех, кто хотя бы в плену побывал один день, якобы сразу же расстреливали. Чушь полная! Даже откровенных предателей, служивших немцам, но не занимавшихся расстрелами, приговаривали максимум к десяти годам лагерей. Сами они, конечно же, молчали о своём участии в казнях. Поэтому многие отсидели свой срок и решили, что искать их больше никто не будет. Но всё оказалось иначе.

Выбор есть всегда

- Счёт предателям Родины шёл на десятки, сотни, тысячи? Ведь приходилось слышать, что, когда немцы входили в донские города, жители встречали их с цветами. Это так?

- Приветствовала захватчиков только очень малая часть населения. Иначе откуда бы взялись партизанские отряды, группы подпольщиков, которых в Ростовской области в годы войны действовало около сотни. В "пятую колонну" зачастую шли те, кто прошёл в своё время через "расказачивание". Неудивительно, что после того, что сделала с ними Советская власть, они не питали к ней любви.

Было среди полицаев много красноармейцев, попавших в плен и согласившихся служить фашистам. Сами они потом оправ.дывались, что у них не было выбора: мол, если бы отказались, сразу бы расстреляли. Хотя всегда есть выбор - умереть героем или продолжать жить мерзавцем. Помню таких Шестопалова и Юхновского, которые лично казнили по 600 - 700 человек. Какие оправдания тут могут быть?

- Сложно было разыскивать бывших полицаев?

- Непросто. Ведь искать приходилось по всей стране. К примеру, один спрятался аж на Дальнем Востоке, второй - на границе с Финляндией, третий - в Ленинграде. Служил там в Свято-Преображенском соборе, уверенный, что копаться в его прошлом никто не станет.

Но к тому времени мы собрали уже множество свидетельств тех, кто пережил оккупацию, люди вспомнили всё. А ещё были показания чудом выживших жертв карателей. Так произошло, когда велось следствие в отношении сотрудников зондеркоманды, устроившей резню в ростовском изоляторе, что на Кировском. Немцы основали в "Богатяновке" свою тюрьму. Перед самым освобождением Ростова, когда наши войска уже были на подходе, фашисты решили уничтожить полторы тысячи узников. И вот члены зондеркоманды, которая состояла в основном из наших жителей, пошли по камерам, расстреливая людей. Один парнишка чудом вывернулся, добежал до туалета, нырнул в выгребную яму и так выжил. Другой во время расстрела был ранен, упал, на него сверху повалились мёртвые товарищи. Их рассказы о зверствах полицаев стали для них моментом истины.

- Какой приговор вынес на этот раз суд палачам?

- Всех приговорили к расстрелу..

Без срока давности

- Можно ли говорить, что все бывшие фашистские пособники понесли наказание?

- Конечно же, нет. Искали их очень усердно, кропотливо, но сколько из них в масштабах страны сумели избежать кары, можно только догадываться. Я помню, как мы установили личности нескольких бывших карателей, долго их разыскивали, но, к сожалению, так и не нашли. Особенно жаль, что не удалось отыскать некую Ариадну Прохорову. Она служила у немцев переводчицей. Наши пленные, кому посчастливилось выжить, вспоминали её со страхом: так она издевалась над ними на допросах.

Не исключено, что и по сей день кто-то из бывших карателей всё ещё остаётся в живых. И если о ком-то, ныне живущем, станет известно, он тоже понесёт наказание. Преступления бывших фашистских пособников юридически не имеют срока давности, не подлежат прощению по-человечески.

Александр Ключников

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых