aif.ru counter
46

Аморе мио в донской глубинке

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41 07/10/2009

Ради любви итальянец поселился в маленьком хуторе

- А шо, хорошие ци галоши? - вертит в руках прорезиненный башмак пожилая селянка.

- О, белиссимо, синьора! - отвечает продавец и услужливо подвигает стул: мол, присаживайтесь, позвольте ножку, сейчас примерим.

Сельского продавца зовут Фабрицио Симонини. Он владелец одного из итальян.ских диснейлендов, нескольких машин, яхты и... маленького сельского магазинчика в донской глубинке.

- Судьба давно дала мне знак, что я найду своё счастье здесь, - на ломаном русско-украинско-итальянском рассказывает мне Фабрицио и улыбается в пушистые усы. - Когда мне было шесть лет, моя бабушка, вдова итальян.ского партизана, привезла мне из Москвы костюм донского казака. Вот (он протягивает мне старый снимок: маленький мальчик в папахе стоит на фоне величавого строения). И уже тогда, в детстве, я решил, что Россия - сказочная страна.

- Только сказка оказалась типично русской, - добавляет его жена Оксана и объясняет: - Мы здесь живём уже четыре месяца, а Фабрицио до сих пор удивляется тому, как у нас живут люди. Ему жалко наших женщин. Для него они, русские синьоры, которые готовят, стирают и тянут на себе детей и мужей, почти святые...

Оксана же для Фабрицио и вовсе "санта Мадонна".

"От судьбы не уйдёшь..."

Они познакомились три года назад. У Оксаны в то время были дочь-школьница, маленький магазинчик и масса проблем. В графе "Личная жизнь" можно было поставить длинный жирный прочерк.

- Бизнес шёл плохо, а дочке через год нужно было поступать в вуз. Помощи ждать было неоткуда. Я продала своё дело, и с одним чемоданом отправилась в Москву. Образование переводчика у меня было. Решила повысить квалификацию в школе иностранных языков и поехать в Италию. Почему в Италию? Потому что очень любила песни Тото Кутуньо, - улыбается Оксана.

В один из дней она возвращалась с занятий итальянского языка. И, переходя дорогу, заметила, что за ней на дорогой машине медленно едет седой импозантный мужчина. Оксана прибавила шагу.

- Он вышел из машины и догнал меня. На смеси русско-английско-итальянского он пытался пригласить на свидание. Причём был очень настойчив. Чтоб как-то отвязаться от него, я взяла визитку и обещала позвонить, - вспоминает Оксана.

Звонить случайному знакомому она, конечно же, не собиралась, но через несколько дней в магазине вновь случайно столкнулась с Фабрицио.

- Вы мне не позвонили, но от судьбы не уйдёшь, - произнёс он.

В тот вечер, прогуливаясь по Москве, Оксана узнала, что Фабрицио не женат, работает в консульстве, что в Италии у него свой бизнес, что любит Россию и с первого взгляда влюблён и в неё, в Оксану.

- Ох уж эта итальянская эмоциональность! - рассмеялась в ответ она.

- Это не эмоциональность. Это правда, - вполне серьёзно ответил Фабрицио. - И если ты поедешь работать в Италию, я брошу здесь всё и вернусь домой, чтобы помочь тебе устроиться. Не бойся, взамен мне ничего не нужно...

Ненормальная руссо

Это были не пустые слова. Фабрицио вернулся в Италию, помог Оксане снять квартиру, найти работу и каждый день штудировал с ней учебники итальянского языка.

- Первая моя работа была на телеграфе. Я понимала только литературный язык, а переговоры заказывали в основном говорящие на ломаном итальянском арабы, поляки, румыны. Я ничего не понимала, допускала ошибки в работе, плакала. Иногда было настолько тяжело, что хотелось всё бросить и уехать домой.

Глядя на страдания Оксаны, Фабрицио предложил ей уйти с телеграфа и поработать в доме его знакомого миллионера Роналдо.

- Конечно, я бы хотел, чтоб Оксана не работала и просто была рядом со мной. Но я боялся оскорбить её таким предложением, - рассказывает Фа.б.рицио.

Характер у богача Роналдо был непростой, но русская помощница покорила старика. Она могла запросто прополоть газон, перегладить две сотни носовых платков и в то же время без стеснения поспорить с ним о политике и экономике. Но окончательно она расположила к себе Роналдо после того, как починила его старинный камин ("Там просто нужно было прочистить дымоход и заделать трещину").

- Ты ненормальная женщина! - деланно ворчал старик. - Соседи засмеют меня, что ты делаешь мужскую работу!

Вечерами Оксана рассказывала пожилому итальянцу о своей большой и богатой стране и не могла ответить только на один вопрос: отчего ей, красивой женщине с тремя дипломами о высшем образовании, приходится гладить на чужбине носовые платки.

Всё это время Фабрицио поддерживал Оксану, дарил цветы, устраивал романтиче.ские прогулки и ждал, когда же она ответит на его чувства.

- И однажды я поняла, что полюбила его, - вспоминает Оксана. - И, наверное, полюбила за то особое отношение, которое у нас я ни разу не встречала. Фабрицио замечал каждую мелочь, реагировал на смены моего настроения и делал всё, чтобы я чувствовала себя единственной женщиной на свете.

Вскоре Фабрицио решился познакомить Оксану с мамой. Для русской невесты эта встреча была настоящим испытанием. Пожилая аристо.кратка приняла гостью благосклонно, но не преминула заметить единственному сыну: "Она слишком молода и красива для тебя!" "Мама, она ещё слишком добра, умна и талантлива. Поэтому я и люблю её!" - парировал Фабрицио.

Прошло два года. Оксана всё так же работала у Роналдо, а все вечера проводила с Фабрицио. Они решили пожениться, строили планы на будущее. Но Оксана всё больше тосковала по родине. Ни приезд в Италию дочки Ольги, ни частые телефонные переговоры с мамой не могли унять эту тоску.

- Фабрицио, я больше не могу без наших степей, - однажды призналась она жениху. - Поедешь со мной в Россию?

О эти добрые гибэдэдэшники!

Двести галстуков, тридцать пар обуви, сорок костюмов - вот лишь малая часть гардероба, который Фабрицио решил везти с собой в хутор Соколово-Кундрюченский.

- Мы с дочкой, конечно, объясняли, куда мы едем, - улыбается Оксана, - но до конца осознал он это, только когда увидел старенькую "девятку", на которой мой папа встречал нас в аэропорту. Фабрицио с опаской сел на заднее сиденье и всю дорогу крепко держал меня за руку. Спустя два дня он купил хороший автомобиль.

Донская глубинка и вовсе привела иностранного жениха в шок. Он осматривал бегущие за окном кривые хаты, покосившиеся заборы и полушёпотом спрашивал свою невесту: "Это не декорации? Здесь живут люди?" А когда узнал, что на двадцати пяти сотках будущей родни работают только два человека, а водопроводные трубы прокладывают не машины, а полупьяные мужики с лопатами, и вовсе лишился дара речи.

- Мне было настолько неудобно за нашу бедность, что пришлось пойти на маленький обман: сказать, что бабушкина хатка - это что-то вроде семейного музея и уличный туалет - тоже элемент старины, - вспоминает Оксана.

Впрочем, приезд итальян.ского жениха соколово-кундрюченцев удивил не меньше. Со всех окраин села во двор Савчук потянулись люди. Кто-то подарил Фабрицио петуха, кто-то угощал солёными арбузами, кто-то и просто приходил "пощупать живого итальянца". Жених с восхищением принимал дары и постоянно приговаривал: "О мама миа!".

Но особенно впечатлила Фабрицио доброта сотрудников ГИБДД.

- Однажды в Новошахтинске он нарушил правила, - рассказывает Оксана. - Его остановили. Проверили документы и, узнав, что он не говорит по-русски, спросили на пальцах: "Мафия? Нет? Ну тогда давай разойдёмся по-хорошему!"

"Расход по-хорошему" обошёлся в сто рублей. Фабрицио был счастлив: в Италии за такое правонарушение пришлось бы заплатить большой штраф.

Итальянский продавец

Восемнадцатого июля этого года Оксана и Фабрицио расписались в Новошахтинском загсе. Свадьба была скромной. Сейчас молодожёны бьются над оформлением гражданства для Фабрицио.

- У вас с этим столько сложностей! Я ведь не прошу устраивать меня на работу. Мне вообще ничего не нужно, кроме того, чтобы всегда быть рядом с женой, - жалуется он. - Если к ноябрю мне не удастся закончить оформление документов, то придётся возвратиться на родину и заново собирать все бумаги. А это долгая разлука...

К тому же супруги возводят в донской глубинке маленький кусочек Италии - дом со стилизованными фресками и башенками. Стараются доделать всё побыстрее, потому что мама Фабрицио, синьора Джорджи Арманда, собирается навестить своего сына.

- Этот визит меня очень пугает, - говорит Оксана. - У сеньоры Джорджи Арманда в Пизе большая квартира, штат прислуги и идеальная чистота. Она аристократка до кончиков пальцев... А у нас тут, как ни старайся, русская деревня со всеми вытекающими... Один наш бизнес чего стоит!

Бизнес Оксаны и Фабрицио - маленький сельский магазин, который они организовали в старом домике без отопления. Ассортимент самый что ни на есть популярный в донской глубинке: галоши, тапочки, китайский ширпотреб, носки, дешёвые парфюмерия и косметические средства.

Фабрицио уже научился разбираться во вкусах покупателей и даже рекомендует сомневающимся "синьорам" лучший товар.

- Когда мы только приехали, Фабрицио привёз моему папе несколько рубашек от Валентино, маме платье и дублёнку. Как только родители узнали, сколько это стоит, вначале не поверили, а потом спрятали подарки в шкаф, - вспоминает Оксана. - И надевать такие дорогие вещи, даже идя в гости к куме, им кажется непозволительной роскошью... Фабрицио постепенно привыкает к особенностям нашей жизни. Я учу его окапывать деревья, забивать гвозди, красить стены, косить траву. Здесь он впервые увидел, как цветут абрикосы. Всему этому он радуется, как ребёнок. И часто говорит мне: "Оксана, мне стыдно, что я ничего не умею из мужской работы. Но я буду учиться. Я люблю тебя, а значит, сделаю всё, чтобы ты была счастлива!"

Фабрицио ловит взгляд жены и, поглаживая её по руке, произносит: "Оксана - аморе мио... Понимать?"

Это и без перевода понятно...

Светлана Ломакина. Фото автора

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых