aif.ru counter
36

Младший брат "белого бога"

В кабинете у отставного капитана дальнего плавания Валентина Алекумова словно в музее. Морские карты, навигационные приборы, диковинные раковины, сувениры со всех концов света, на почётном месте - богато украшенное японское кимоно

В кабинете у отставного капитана дальнего плавания Валентина Алекумова словно в музее. Морские карты, навигационные приборы, диковинные раковины, сувениры со всех концов света, на почётном месте - богато украшенное японское кимоно.

Почётный самурай

- Красивый наряд, Валентин Миронович. Купили по случаю?

- Нет, это парадное кимоно клана морских самураев, в котором я состою.

- Так у вас ещё и японские корни?

- Корни у меня исключительно русские. Но вы действительно видите перед собой самурая - возможно, единственного в нашей стране. В клан меня приняли сорок лет назад.

- За какие же заслуги?

- В начале шестидесятых мы зашли в Сингапурский порт. Ребята из команды отправились по магазинам, а я, третий штурман, пошёл смотреть шоу крокодилов. Интересно стало, в Советском Союзе ведь такого не увидишь. Там такое болото, в котором живут огромные крокодилы, смотритель кидает им мясо, а они подпрыгивают и прямо в воздухе ловят его. Зрителей - толпа. Рядом со мной - богато одетый японец, с ним девочка лет шести. Смотрит на крокодилов, хохочет, тянется поближе к ограде. И вдруг слышу крик: малышка-японочка, чересчур перегнувшись, падает прямо к крокодилам в их болото! Что должен делать в такой ситуации советский моряк? Конечно, идти на помощь...

Не знаю, как нас обоих крокодилы тогда не сожрали. Наверно, просто обалдели, увидев, какой большой кусок живого мяса к ним свалился. Так мы с девчушкой и вы.брались обратно. Она плачет, а японец вместо того, чтобы успокаивать дочь, быстро-быстро мне кланяется и что-то лопочет. Подошёл его секретарь, переводит: "Мой господин говорит, что он обязан вам до конца жизни. Он хочет отблагодарить вас, но понимает, что такой благородный человек не возьмёт денег. Пожалуйста, завтра на рассвете будьте в таком-то месте".

Что делать? Капитан позвал нашего консула. Тот и решил: связываться с капиталистами не стоит, но отказаться невозможно. Дал денег на такси, и на следующее утро я подъехал к японскому храму.

...Была красивая церемония. В зале храма на фоне восходящего солнца синтоистский священник совершал тысячелетний обряд посвящения в самураи. Мне в присутствии других членов клана, который, как оказалось, в течение сотен лет поставлял моряков императорскому флоту, он торжественно передал головной убор японского воина, три кимоно и самый главный атрибут - самурайский меч. "Встань и иди, самурай моря", - сказал наконец...

Шапка так и осталась у меня, кимоно тоже, а меч, цену которого я даже не могу представить, отобрали на таможне в Находке, как "холодное оружие, запрещённое к провозу в СССР".

С той девочкой и её семьей я потом переписывался много лет, надеялся побывать в Японии и повидаться с ней. Но неожиданно меня перестали выпускать в плавания. Знакомый особист шепнул: "Из-за переписки с иностранцами КГБ внесло тебя в невыездные. Дай подписку, что прекратишь писать письма, - снова пойдёшь в плавание". Тот, кто хоть раз выходил в море, больше не может жить су.хопутной жизнью - я дал подписку.

В гостях у каннибалов

- Что это за фотография, где вы в обнимку с дикарём в набедренной повязке?

- Не надо так пренебрежительно, это большой человек - вождь папуасского племени. К тому же миллионер.

- Каким ветром вас к папуасам занесло?

- Попутным, конечно, как всякого моряка. Но тут с другого начать надо бы. Был у меня друг - англичанин Дик Паллей. Однажды пишет: мол, поздравь, я женился. Ну поздравляю, спрашиваю, кто счастливица. Оказывается, дочь вождя племени папуасов! "Не подумай, что она только с пальмы слезла, - пишет Дик. - Окончила Кембридж, живёт в цивилизации". А спустя несколько лет мы зашли в один порт в Папуа Новой Гвинее. Смотрю: так это же здесь то племя живёт. Решил наведаться. Племя - настоящий каменный век! В носах кольца, сам вождь в одной набедренной повязке, но при этом у него в хижине телевизор "Сони". Подданные собирают для него кокосы, а он их продаёт. Узнав., что я друг Дика, обрадовался. Подарил мне черепаху, а когда я сказал, что хочу написать книгу о жизни моряков, дал денег. Книга вышла - папуасский вождь стал российским меценатом.

- Не боялись идти в гости к дикарям? Могли ведь и съесть...

- Как раз этого я и не боялся. А знаете почему? Кто открыл миру папуасов? Правильно, наш Миклухо-Маклай. До него в Новой Гвинее бывали и другие европейцы, но они как правило считали папуасов грязными дикарями и своего отношения не скрывали. А Маклай со своей русской душевностью их приветил, объяснил, что людей кушать нехорошо, познакомил с цивилизацией. В результате папуасы провозгласили его "белым богом". И с тех пор в местных племенах действует обычай, что всех русских, как младших братьев бога Маклая, есть строго воспрещается.

Корабль-призрак и Бермудский треугольник

- Валентин Миронович, может, вы и морского дьявола видели? После рассказов о самураях и каннибалах уже ничему не удивлюсь.

- Чего не было, того не было. А вот корабль-призрак встречать доводилось. Мы тогда шли через Атлантику, вдруг видим: навстречу идёт судно. Машины работают, но на борту ни одной живой души, словно вымерли все.

- Как в Бермудском тре.угольнике...

- Приходилось и там бывать. Наш рудовоз жуткий шторм болтал всю ночь. А утром, когда ветер стих, корабль вдруг стал. Механик докладывает: у машины лопнула крышка блока цилиндров. Если бы такое случилось в шторм, точно бы пошли на корм крабам. И тут на карту смотрим, а мы как раз посередине Бермудского треугольника.

- Вы верите в мистику?

- Моряков не зря считают суеверными людьми. Из Бермудского треугольника мы тогда хоть с горем пополам, но выбрались. А есть ещё одно место, которое все моряки считают гиблым - море Дьявола в районе Филиппин. Там пропадают корабли, члены экипажа сходят с ума, вообще творится какая-то чертовщина. Кто-то считает, что всё из-за магнитной аномалии, которая там существует. Я не верил в подобные рассказы, пока сам не оказался в тех местах. Помню гнетущее ощущение: голова наливается тяжестью, разум тускнеет, ты уже не можешь здраво мыслить. Именно поэтому, как рассказывали, моряки часто бросаются за борт. У моря столько тайн и загадок, что разгадывать их предстоит ещё многим поколениям мореходов... А может, никогда и не разгадают.

Сам Алекумов уже давно не выходит в море. В свои семьдесят шесть капитан вспоминает былые приключения. Они есть и в его книгах, которых написал уже больше десятка. Последняя, "Шагнувшие за горизонт", вышла в конце октября. А ещё он преподаёт морскую науку в родной "седовке". Пацаны-курсанты, раскрыв рот, слушают рассказы бывалого морехода о южных морях, штормах в десять баллов и об айсбергах высотой с девятиэтажку, подстерегающих корабли в коварном проливе Дрейка. И что если пройдёшь его, то получишь право вдеть в ухо серебряную серьгу, при виде которой в любой моряцкой таверне на любом континенте бармен бесплатно нальёт герою стакан.

Ещё Алекумов учит тому, что в жизни каждого человека всё зависит только от него самого. Ведь когда-то и его, мальчишку из сухой киргизской степи, ни разу не видевшего моря, страсть увидеть своими глазами бананово-лимонный Сингапур привела в мореходное училище. Такая же страсть когда-то вела в неизведанные морские дали Кука, Магеллана, Крузенштерна.

- Самое главное для моряка - мечтать, - говорит Алекумов и с грустью добавляет: - Счастливы те, у кого всё это ещё впереди.

Александр Ключников

Фото из архива В. Алекумова

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Тест: Что вы знаете об истории Ростова-на-Дону?
  2. Что известно о самой красивой девушке Ростова-на-Дону?
  3. Кто может получить бесплатный билет на матч «Ростов» – «Ахмат»?
  4. Почему король Малайзии развёлся с донской моделью?
  5. Почему мостовой переход в Волгодонске будет дороже Ворошиловского моста?
Вы хотите, чтобы ваши дети участвовали в конкурсах красоты?