aif.ru counter
23

"Мы другой такой не знаем сцены..."

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47 19/11/2008

к 100-летию со дня рождения Ростислава Плятта

Это имя в Рос.тове вспоминают редко - давно уже нет стариков, которые ловили с ним рыбу, и нет зрителей, которые видели его работы в нашем театре...

Но всё равно его по-прежнему узнают, когда по телевизору показывают советские фильмы. В декабре выдающемуся уроженцу Ростова - артисту Ростиславу ПЛЯТТУ - исполняется 100 лет.

Тихая битва двух бабушек

Он родился в семье обрусевшего поляка и украинки. Отец служил адвокатом, а мать была домохозяйкой и очень любила донскую кухню. Родителям нравилось, что донской край во многом напоминает их родные места. Например, здесь можно было с одинаковым успехом приготовить судак по-польски и украинский борщ. А вот бабушки Ростислава Плятта не очень радовались переезду на Дон. Одной хотелось, чтобы ребёнок рос на Украине, а другой - в Польше.

- Мне рассказывали, что у моей колыбели сходились две бабки - Жозефина Феликсовна, мать отца, и Александра Лукинична, мамина мать, - и начиналась тихая битва, - вспоминал Ростислав Янович. - Одна следила, чтобы дитя не усвоило ничего из хохлацкой речи, другая, наоборот, охраняла ребёнка от всяких полонизмов. Успеха добились обе: когда я вырос, выяснилось, что я не знаю ни одного языка, кроме русского. Вероисповедания я был православного, так как в то время оно давалось ребёнку по вере матери. К матери я был очень привязан, нежно любил её, но на моей памяти она всё время похварывала.

В 1909 году, когда Рости.славу исполнился год, отец перевёз семью из Ростова в Кисловодск, поскольку у мамы была болезнь лёгких и горный воздух пошёл бы ей на пользу. На этом закончилась первая страница жизни Плятта в Ростове...

"Сплетники подозревали меня в интриге"

9 сентября 1936 года зал Ростовского театра драмы имени Горького был переполнен. Ростовчане пришли на спектакль с участием молодого артиста Ростислава Плятта, чей голос уже в ту пору часто звучал по Всесоюзному радио. На ростовской сцене была премьера - "Любовь Яровая" - пьеса, поставленная Юрием Завад.ским. Как писали газеты после премьеры, каждый выход Ростислава Плятта сопровождался бурными аплодисментами - молодому артисту удалось блестяще создать образ своего персонажа. Вместе с Пляттом в спектакле играли звёзды советского кино - Вера Марецкая и Николай Мордвинов. Они, равно. как и множество других столичных актёров, оказались в Ростове не случайно. В это время в Москве началось движе.ние. по "переброске" молодых театров из столицы в крупные центры Советского Союза. МХАТу-2 предложено было ехать в Киев, Театру Рубена Симонова - на Урал. Эти коллективы отказались выехать из Москвы и... очень скоро прекратили своё существование. Завадский же согласился переехать в Ростов - это спасло талантливого режиссера и его коллектив от возможных неприят.ностей. Позже Плятт вспоминал:

- Любопытно, что в 1936 году, когда Студия Завадского была переброшена в Ростов-на-Дону, театральные сплетники всерьез подозревали меня в причастности к этой интриге, как единственного ростовчанина в труппе.

Однако Ростислав Янович никого не подбивал ехать в Ростов, напротив, он не хотел покидать Москву, а к Ростову всегда относился с иронией.

"Беду мы почувствовали сразу"

Ростислав Плятт хотя и полюбил родной город, но произошло это не сразу. Первым делом ему не понравилось здание театра.

- Беду мы почувствовали сразу, - вспоминал Ростислав Янович, - увидели громадное здание, напоминавшее гигантский трактор, а внутри массу лишнего пространства. Непомерно широкие коридоры, колоссальное фойе, зрительный зал на 2300 мест, больше, чем в Большом театре, ну и соответственно сцена! Мрамор, бархат, плюш - полный "шик-модерн". Всё это было как-то "не по делу", и складывалось впечатление, что задача строителей - не создание удобного драматического театра, а желание щегольнуть размахом - глядите, мол, какой мы в Ростове театра отгрохали, а?!

Отметим, что после войны это здание было перестроено и нынешние ростовчане довольствуются значительно меньшим залом.

Когда труппа Завадского в Ростове обжилась и дело дошло до капустников, Плятт организовал комический хор. В то время он любил писать весёлые стишки и написал для этого хора вокальный номер, который назывался так: "Советская популярная массовая песня об архитектуре сцены Ростовского драматического театра имени М. Горького". И там пелись на мотив "Широка страна моя родная" такие слова:.

Широки партер, полы и стены... Рампа как велосипедный трек, Мы другой такой не знаем сцены, Где так плохо слышен человек! "И на глазах его были слёзы..."

Сцена была настолько огромной, что два партнёра не слышали друг друга. В процессе репетиций артисты пытались укоротить сцену. Пришлось искусственно уменьшать её пространство, сдвигая кулисы, так и эдак перевешивать задники, уменьшая её глубину, хитрить с оформлением, изобретать мизансцены с учётом отвратительной акустики - вся эта техническая возня отнимала много времени, но иногда не было выхода. Впрочем, предоставим слово Ростиславу Плятту.

- Помню, как мы боролись с акустикой, - говорит он. - Для того, чтобы состоялся диалог двух актёров, стоявших на противоположных концах сцены и не кричавших друг другу, а нормально говоривших, додумались вот до чего: тот, кто кончал свою реплику, подавал каким-либо жестом сигнал партнёру: что пора говорить ему. Жест всегда был виден, а текст далеко не всегда слышен, вот и нашли выход.

В Ростове Плятта очень любили. Особенно сложно было достать билеты на спектакли, где он играл в дуэте с Верой Марецкой. Кстати, к Вере Петровне он испытывал некое рыцарское чувство, преклонялся перед ней всю жизнь. Об этом "АиФ на Дону" рассказал артист Евгений Стеблов:

- Я помню день, когда Веры Петровны не стало, - говорит он. - Мы пришли в театр играть спектакль, а в антракте Плятт позвал меня в свою гримёрку. Он присел на стул и поинтересовался: "Вы смотрели вчера по телевизору "Член правительства" с Марецкой?" Я кивнул. Он спросил: "Правда, здорово?" И на глазах его были слёзы..

В 1938 году Ростислав Янович покинул ростовский театр. Произошло это во время гастролей в столице. Воспользовавшись случаем, Плятт устроился на работу в другой театр, что позволяло ему не возвращаться на Дон. А вслед за ним вернулись в Москву и другие артисты. Но всё же на закате лет Ростислав Янович назовёт ростовские годы лучшими в своей жизни.

Виктор БОРЗЕНКО

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых