aif.ru counter
161

"Золотое сердце" семьи Родиных

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44 29/10/2008

Ещё недавно их было шестнадцать, а прежде и того больше. Но дети растут и покидают дом, ставший когда-то для них родным...

И ещё недавно этот рассказ начинался бы иначе: "Геннадий и Валентина Родины из Морозовского района, организовав семейный детский дом, воспитали тридцать два ребёнка - пятерых своих и двадцать восемь приёмных". Но два года назад случилась беда - не стало Валентины Михайловны. Оставшись один, Геннадий Николаевич продолжил дело в одиночку.

Все дети - родные

То-то было разговоров в хуторе девятнадцать лет назад, когда Родин и его жена вдруг объявили о том, что хотят взять в семью приёмного ребёнка.

- У нас тогда и в мыслях не было целый детский дом устраивать, - вспоминает Геннадий Николаевич. - Свои дети были уже, но все сыновья, а Валя очень хотела дочку. Вот и уговорила меня взять её из детдома. Ну я подумал и согласился.

В детдоме, откуда после долгой переписки Родиным наконец разрешили взять девочку, будущим приёмным родителям показали улыбчивую Наташу. Но вдруг выяснилось: у неё есть ещё трое сестёр. - Как можно было их разлучать? - говорит Геннадий Николаевич. - Конечно, взяли всех четверых. Так приёмных детей у Родиных неожиданно оказалось больше, чем родных. А семья стала именоваться семейным детским домом - вторым в то время в огромной стране.

Жили - не тужили. Валентина Михайловна нарадоваться не могла на дочек, которые скоро стали называть её мамой. Однажды осторожно подошла к мужу: "Может, ещё одну возьмем? Где четверо, там и пятеро..."

К приезду новой дочурки приготовили праздничный обед. Валентина в нетерпении ждала мужа. Каково же было удивление, когда в дом вместо девчушки в платьице ворвался шебутной чумазый цыганчонок! - Кинулся ко мне, повис на шее, кричит: "Папка!" - виновато объяснил Родин жене. - Ну как было его не взять?..

А потом в доме снова один за другим стали появляться новые дети. В 2005 году Родины стали лауреатами международной благотворительной премии "Золотое сердце". Они собирались взять новых сирот, подумывали, как получше обу.строить дом для детей, ставших к тому времени родными. Но всё рухнуло в один миг. Никогда прежде не жаловавшаяся на здоровье Валентина вдруг побледнела и схватилась за сердце. Геннадий Николаевич отвёз супругу в больницу. Вечером позвонил врач: "Был обширный инфаркт. Простите, мы не боги..."

"Приезжайте в Кремль"

После смерти Валентины Михайловны семейному детдому Родиных мог прийти конец. Но социальные службы в порядке исключения разрешили Геннадию Николаевичу в одиночку продолжать воспитание приёмных ребятишек.

Горе только объединило семью. Старшие дети взяли на себя хозяйство. Определили, кто дежурит по кухне, по спальне, кому подметать, кому мыть посуду. - Трудно с такой оравой? - спрашиваю Геннадия Николаевича.

- Трудно, когда в семье разлад, а у нас все дружные, - отвечает он. - Конечно, без мамы нашей совсем не так жизнь пошла. А сложно ли в одиночку воспитывать? Так если подход к ребёнку найти сумеешь, то неважно, сколько их - один или десять. Главное - хорошее в нём разглядеть. Ведь дети в приют не от хорошей жизни попадают. Вот последние трое, которых мы с Валей взяли, тем перебивались, что из вагонов на станции уголь воровали. Их мать родительских прав лишили, вот и бомжевали. Посмотришь - малыши несмышлёные, а жизнь их всяко побила и всему научила. Представляете, они даже знали, сколько нужно угля воровать, чтобы в случае чего уголовная ответственность не наступила. Или Ваня, цыганчонок наш... Я его когда привез, он первый месяц еду тайком воровал и под подушку прятал, потому что дома его не кормили. Этих детей по-настоящему любить надо, чтобы они оттаяли.

Крутиться Родину в одиночку пришлось что белке в колесе. Потому и не обращал внимания на телефон, который однажды вдруг затрезвонил особенно громко. Подбежал, снял трубку - и не поверил. "С вами говорят из Админист.рации Президента, - донёсся незнакомый голос. - За заслуги по воспитанию детей вы награждены орденом Почёта. Приезжайте в Кремль..." Орден к пиджаку Геннадия приколол тогда Президент Путин. Благотворительный фонд подарил семье микроавтобус "Мерседес".

Неожиданным "подарком" вдогонку стало решение властей об урезании выплат за воспитание приёмных детей: хоть десять, хоть двадцать будет приёмышей, деньги положены только на восьмерых.

Путёвка в жизнь

В большой гостиной на кресле, диване, столике - повсюду учебники, тетрадки, карандаши: большая семья готовится к школе.

- Да это только четвёртая часть запасов! - улыбается Геннадий Николаевич. - У нас в этом году аж десять ребятишек учиться идут. Русик с Леной - во второй класс, Валерка - в третий, Анжела в четвёртый уже перешла... И так вплоть до одиннадцатого. В каждом классе есть один из Родиных, а то и сразу двое. А пятеро старших теперь уже студенты, во взрослую жизнь вступают.

Геннадий Николаевич опасается: что-то будет с ними? Ведь станут жить одни, вдали от семьи. Впрочем, ещё никто из прежних детей не дал повода для беспокойства. Ваня отслужил в армии, сейчас живёт в Волгограде, Лена стала медсестрой, Света выучилась на строителя, Наташа получила профессию ветеринарного фельдшера. А затем ещё и стала вдвойне родной! Родной сын Евгений попросил у отца руку сводной сестрёнки. - Ещё хотели бы взять детей? - интересуюсь у Родина. - Очень, я ведь жизнь уже по-другому не представляю, - не задумываясь, отвечает он. - Вот только дадут ли? Я же теперь один...

И всё же Геннадий Николаевич не переживает. Он знает, что сделал то, что хотел: дал путёвку в жизнь двадцати с лишним ребятам, которых иначе ждала бы совсем другая судьба. И что дело его и Валентины не прошло даром. Ведь в соседней станице Черт.ковской уже два года работает "филиал" их детского дома. Евгений и Наташа, заведя собственную семью, воспитывают нынче семерых приёмных ребятишек. А значит, будут новые Родины. Жизнь продолжается...

Арсений ПЕТРОВ, Морозовский район

Фото из архива семьи Родиных

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых